Вы находитесь:  / Видео / 4 февраля 2017 года, Бирмингем — Последняя точка Black Sabbath

4 февраля 2017 года, Бирмингем — Последняя точка Black Sabbath

В субботу, 4 февраля, Black Sabbath дают в своем родном Бирмингеме последний концерт своего последнего турне.

Турне так и называется — The End Tour, и этим концертом легендарная группа завершает свою почти полувековую историю.

Как черные всадники Апокалипсиса, ворвались в британский рок в 1969 году четверо парней из индустриального Бирмингема. Главными настроениями эпохи были любовь и мир, flower power (власть цветов) и радужный психоделический гедонизм, запущенный «летом любви» 1967 года.

В перенасыщенным металлургическими заводами Бирмингеме цветов было мало. Ярких радужных красок еще меньше. Много было черного чугуна, тяжелого, гулкого грохота металлургических прессов и заводов, заводов, заводов…

Так выглядела группа Black Sabbath в самом начале

 

На одном из этих заводов еще совсем юношей, почти подростком, будущий основатель группы гитарист Тони Айомми потерял верхние фаланги указательного и среднего пальцев своей правой руки.

В отличие от выпускников частных школ, престижных университетов и художественных колледжей, составлявших львиную долю британской рок-элиты 60-70-х, все музыканты Sabbath — самый что ни на есть рабочий класс. А вокалист и лицо группы легендарный Оззи Осборн еще подростком и вовсе угодил на полтора месяца в тюрьму за участие в грабеже.

Вот из такого — тяжелого, мрачного, начисто лишенного любой хиппистской романтики «сора» — росла поэтика Black Sabbath.

По марксистской теории, содержанием песен осознававших свое угнетенное положение рабочих парней должны были стать кухонный соцреализм и классовый гнев.

Но время было невероятно богатое на идеи. Они просто летали в воздухе — только лови, хватай.

Так и получилось, что Black Sabbath стали проводниками мистицизма (на них оказал сильное влияние английский мистик рубежа XIX-XX веков Алистер Кроули) и оккультных практик (вплоть до сатанизма), антивоенного пацифизма и экзистенциальной отчужденности.

Пронизанные всем этим эклектичным набором, тексты главного поэта группы, бас-гитариста Терри «Гизера» Батлера, положенные на тяжелую, завораживающе-гипнотическую музыку Айомми и спетые потусторонним, отрешенным фальцетом Осборна стали вдруг основой для нового, до тех пор неизведанного, готического в своем величии и своей мощи рока.

Увы, их многочисленные последователи по «тяжелому металлу» (а Sabbath, наряду с Led Zeppelin и Deep Purple, по праву считаются предвестниками и основателями жанра) выхолостили и музыкальное, и идейное содержание, столь революционное для рубежа 60-х и 70-х.

Как и многие успешные группы той поры, Sabbath прошли через все эксцессы суперзвездности. Очень быстро сценические эскапады эксцентричного Оззи затмили для многих — и на каком-то этапе для самой группы — все то серьезное содержание, которым отличались ее первые альбомы.

С другой стороны, без безумия Оззи, которое со временем — чем дальше, тем больше — становилось безобидной и милой игрой, Sabbath рисковали превратиться в скучных и погрязших в своем устаревшем и уже никому не страшном хорроре зануд.

Чего-чего, а занудства в Sabbath никогда не было, нет и поныне.

Еще один любопытный факт. Несмотря на почти полувековую историю, к своему завершающему концерту группа подошла практически в неизменном составе: и Оззи, и Тони Айомми, и Гизер Батлер выходят на сцену бирмингемского зала Genting Arena. Из оригинального состава нет только барабанщика Билла Уорда, который окончательно и бесповоротно разругался с Оззи Осборном.

Зато есть интересное и интригующее дополнение: на клавишах играет Алан Уэйкман, сын легендарного Рика Уэйкмана.

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )