Вы находитесь:  / Политика / Ада Роговцева: «Россияне считают, что нам нужно сложить лапки и пойти сдаваться»

Ада Роговцева: «Россияне считают, что нам нужно сложить лапки и пойти сдаваться»

Ада Роговцева

О том, как была «мужем» Ступки, почему играет старух и о запрете своей книги

За два часа творческой встречи Ады Роговцевой со зрителями, которая прошла в воскресенье, актриса ни разу не присела  — она просто вышла на сцену и начала говорить. Выглядело это так трогательно и по-домашнему, что в конце вечера зрители выбежали на сцену и буквально засыпали свою любимицу цветами! Мы послушали, о чем артистка рассказывала своим поклонникам.

О сегодняшнем дне

«Мне 77 лет. Для женщины это очень много. Но то, что люди не утратили ко мне интереса, для меня большая честь и ответственность. Сад я посадила, детей двоих родила. Сына 50 лет имела при себе, но два года назад похоронила. Помню, когда в первый раз пришла с его могилы домой, то не могла уснуть: ходила всю ночь до рассвета и поняла, что той меня не стало. Но Господь ведет меня дальше. Наверное, он так решил. Сейчас рядом со мной дочь, трое внуков, и я им нужна. Ведь как бывает: старый человек в какой-то момент становится ненужным своим детям и внукам. И это очень страшно. Но я так жила, что своим близким все еще нужна».

О рае в деревне

«Я к вам сегодня приехала из деревни. Когда у меня выпадают выходные, еду в село, где у меня простая старая хата — она уже по швам трещит. Там я бываю счастливой. Хотя испытываю вину, что сына нет на этой земле, а я чему-то еще радуюсь. Но я счастлива от той тишины, благодати и спокойствия летнего, а сейчас — зимнего. Для меня там самое лучшее место на земле, лучший колодец, лучшая кровать… В соседях у меня живет Валя, женщина лет 50. Она уже восьмой раз едет в Дебальцево. Я говорю: «Валя, у тебя сыну 8 лет, как ты можешь рисковать?» А она: «Ада Николаевна, кто-то же должен?» Валя собирает картошку, молоко, морковь, носки, буржуйки и везет туда. Недавно пришла ко мне: «Давайте мне все белое, а то нам не хватает денег на материал, чтобы халаты шить». Она мне сказала очень страшную вещь: некоторые люди во время поездок на фронт воруют у наших солдат оружие. Вот так: одни рискуют жизнью и отвозят последнее, а другие… Когда мы с дочкой и внуком ездили в Славянск, то мальчики, которые возвращались из армии домой, рассказывали, что перед отъездом они оставляли в специальном ящике записки, кто сепаратист, а кто — убийца. А еще иногда в этот ящик люди бросали кляузы на своих соседей  — чтобы досадить».

О России

«Год назад, когда у нас с Россией еще не было конфликтов, я снималась в одном сериале, но потом его на какое-то время закрыли, а осенью решили доснять. Я как патриотка сказала: «Не поеду!» А они: «Ну тогда платите неустойку — вы же снялись уже в пяти сериях». Чтобы расплатиться, мне пришлось бы квартиру продать, поэтому я поехала досниматься. В последнее время где-то по два—три дня в месяц была на съемках в России. Люди там такие же приветливые, родные при встрече. Но им вдалбливают в голову, что у нас придуманный язык, придуманное государство, которое обанкротилось и не хочет этого признать. Они считают, что нам нужно сложить лапки и пойти сдаваться. Уже слово Украина не звучит — только Малороссия. Если бы наши мальчики не погибали, можно было бы разбираться, а так… Меня оскорбляет равнодушие людей. У моего мужа была тетка, баба Катя. И я ее как-то спросила: «Когда людей вели на расстрел в Бабий Яр, вы что делали?» А она: «Я поставила на подоконник машинку и шила». Конечно, она ничего не могла сделать, но отреагировать на это она должна была по-другому. Вот мне позвонила недавно актриса Женечка Симонова и говорит: «Ада Николаевна, мы понимаем, что вы отстаиваете свое право, свой язык, землю. Мы тысячу раз с вами!» Моя дочка в интернет ее фразу выложила, и через пять минут пошли отзывы. Один из них меня тронул: «Конечно, Женечка может так сказать, ведь она же принцесса». Неужели только принцессы и принцы могут понимать, как оно есть на самом деле?»

О цензуре

«Когда умер мой муж, Кость Петрович Степанков, с которым мы были вместе 46 лет, я не знала, как жить. Моя дочь Катерина сказала: «Мама, сядь и напиши историю вашей любви». Дочка так любила отца, что когда он умирал, она два месяца, день и ночь, не выпускала его руку из своей. Я просила Бога: «Задержи его, дай ему еще один день, чтобы увидеть солнышко». А Катя говорила: «Господи, забери его, чтобы он только так не мучился!» Так вот, когда мое «Свидетельство о жизни» вышло, еще при Януковиче, тогдашний министр образования Дмитрий Табачник вычеркнул книгу о Степанкове из списка литературы, рекомендованной для библиотек (список составляет Министерство образования). Поэтому у меня дома хранился весь тираж — две тысячи экземпляров. Я его раздарила, себе оставила только 10 штук».

О Ступке

«Он был моим большим товарищем и другом. Когда только приехал из Львова в Киев и попал в нашу большую квартиру на Пушкинской (ее сейчас уже нет), сказал: «И у меня такая будет». Так и случилось. Бодя всего заслужил сам: он много работал, его любили не только зрители, но и коллеги. Там, где он находился, всегда был хохот и веселье… Однажды мы играли вместе у скандального режиссера Андрея Жолдака в спектакле «Хто боїться Вірджінії Вульф». Богдан играл Марту, а я ее мужа — с бородой и усами. Бодя в корсете, на каблуках. Во втором акте этот ненормальный режиссер, которого я люблю, придумал, что мы не говорим, а поем слова, причем это была импровизация. И во Львове мы начали петь. Нас так понесло, что пришел ректор Львовской консерватории и спросил: «Ребята, кто музыку написал?» Это было так смешно. А когда мы приехали в Израиль играть спектакль Романа Виктюка с ушными микрофонами, подошел один зритель со словами: «Играли вы замечательно, жалко только, что под фонограмму».

О батончике из прошлого

«Как-то мы летели из Америки с актрисой Зиной Шарко. Она в самолете рассказывала мне о Большом драматическом театре, это так интересно было… А по проходу салона ходил пьяный мужик, ходил-ходил, наконец лег на Зину и говорит: «Вечный зов»! Это вы Роговцева? Поздравляю!» А в Одессе подошла женщина с вопросом: «Это вы?» Я говорю: «Да!» Дама ушла, а через несколько минут вернулась и протянула «советский» шоколадный батончик — только в Одессе такой сейчас достать можно. «Возьмите, — говорит. — Мы вас очень любим. Вы же еще из того — нашего поколения».

О коллегах

«Понимаю, когда сегодня ругают молодых актеров. Они считают, что если снялся в сериальчике, то уже можно требовать такие условия, которых мы, старики, не требуем. Эту еду он ест, эту — нет… Почему? Где написано, что ты лучше водителя или осветителя? Одна заслуженная артистка России рассказывала мне такой случай. Она приехала с чемоданами на съемку, идет к гримвагону, вдруг открывается дверь, выходит актер и говорит: «А вы куда? Это мой вагончик, я здесь один по райдеру». И это он сказал своей коллеге и женщине 70 лет!»

О старушках

«Нечасто сейчас играю главные роли в кино. Но это естественно: возраст, природа. Но я так люблю съемочную площадку, что не понимаю, когда приезжают артисты и начинают ныть: «Приехал, а меня два часа не снимают, устал ждать…» Мне нравится в этом процессе все. Чаще всего получаю роли старой бабки, старухи, старой матери, старой тетки… Примерно раз в пять лет случаются и такие, где по сценарию прописано: дама в возрасте с остатками былой красоты. И тут я взбадриваюсь. Сейчас начали работу над детской сказкой «О старом мельнике», которую написал друг моего сына Сережа Гаврилюк. Сцены с моим участием будут снимать в марте. Когда я пришла на кастинг, то спросила: «Сережа, хоть играть кого буду?» Когда услышала, что старую княгиню, обрадовалась. Думаю: «Слава Господи, хоть красивой буду, а не в телогрейке и платке».

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Новый анекдот

Сын вождя людоедского племени женился на одной из соплеменниц, а по окончании медового месяца сожрал ее. Точно так же поступил он со второй женой, третьей, четвертой. Когда очередь дошла до очередной жертвенной невесты, та пала на колени перед отцом и взмолилась:
– Папа, я не хочу за него замуж! Он уже четырех жен съел!
– Не плачь, дочка, – попытался утешить ее отец. – Ест – значит любит.

Законопроект об «убийстве» НАБУ снят с повестки дня

Законопроект об «убийстве» НАБУ снят с повестки дня

Законопроект, дававший парламенту право единоличного увольнения главы НАБУ, САП и членов НАПК, снят с повестки дня
Коррупция делает Украину уязвимой для России

Коррупция делает Украину уязвимой для России

Пока Украина не очистит свои институты, не будет передана верховенству права, она будет оставаться уязвимой перед подрывной работой со стороны…