Вы находитесь:  / Политика / Александр СОТНИК: На Генассамблее Путин будет торговаться и угрожать

Александр СОТНИК: На Генассамблее Путин будет торговаться и угрожать

Саша Сотник
Эксклюзивное интервью российского журналиста Саши Сотника сайту GLAVPOST.COM. Основные темы: блокада Крыма, ситуация в России и визит Владимира Путина в ООН.

Первый вопрос о главной теме дня – блокаде Крыма общественными организация Украины, в частности Меджлисом. Как вы оцениваете данную акцию и к чему она может привести? 

Судя по тому, что в путинских СМИ старательно обходят стороной эту тему, она для Кремля весьма болезненна. Крым – «дитя Путина», результат его кровавого пиара, вершина политической пропаганды. Если Крым теряет стабильность – создается угроза для имиджа «Владимира Таврического». Получается, что все потуги «собирателя русских земель» ничего не стоят. Точнее, обретают совсем другую цену. Сама по себе акция очень правильна и своевременна. Это – мощный удар по сусалам политического авантюриста, рискнувшего разыграть карту «завоевателя без единого выстрела». Теперь может получиться так, что россияне, заплатившие за «мирное возвращение полуострова в лоно родной Отчизны», почувствуют себя обманутыми. Мало того, что им приходится раскошеливаться снова и снова – так теперь еще и существование «Крымнаша» — под угрозой. Следует учесть еще и то, что россиянам, по большому счету, никто не объяснил, что «возвращение игрушки» достигнуто ценой пересмотра всего мироустройства. А если приплюсовать сюда потери от санкций – получится совсем невеселая картина, вызывающая депрессию, которая легко перейдет в общественное разочарование «лидером».

Санкции Запада. Насколько они действуют на простых россиян? Видят ли россияне связь между ухудшением уровня жизни и политикой Кремля?

Слово «санкции» прочно вошло в лексикон россиян. Еще год назад это слово выговаривали с трудом, и то – с усмешкой. Но Искандеры попритихли, ядерный шантаж не удался, зато ценники в магазинах показывают совсем другие суммы, в отличие от уровня зарплат. Если добавить к этому счета за ЖКХ, а также начинающийся повсеместно финансовый кризис с невыплатами зарплат – получится совсем нелицеприятная картина «пост-стабильности». Все всё видят и время от времени хватаются за голову. Но примкнуть, по большому счету, не к кому. Оппозиция в России уничтожена, лидеров нет, впереди маячит полная беспросветность.

Насколько тема Крыма сейчас актуальна для России и российской глубинки в частности? Есть ли понимание у рядовых россиян, что санкции введены именно за Крым?

Тему Крыма обыватель в общей массе рассматривает как некий раздражитель. На бытовом уровне эту звучит примерно так: «Да, он наш, но что толку? Что мне лично с этого? Я и так заплатил за его возвращение сполна. Что от меня еще хотят? Я не могу платить бесконечно. Я даже отдохнуть в Крыму не могу – отдых там дороже, чем в той же Турции. Санкции? – допустим. Но я полагал, что Путин и его окружение – специалисты, и объяснят мировому сообществу, что возвращение Крыма исторически справедливо. Если они не объяснили и не добились отмены санкций – значит, либо они плохие стратеги, либо это – заговор с целью сделать мою жизнь невыносимой». Общественная усталость чувствуется. У обывателя возникает жгучее желание, чтобы его оставили в покое, он утомлен и растерян. Не скажу, что это вызывает во мне сочувствие, но факт «усталости материала» налицо.

Чего можно ожидать от визита Путина и выступления на Генассамблее ООН? Какие цели преследует Кремль? Это торг с Западом или демонстрация уверенности россиянам?

Путин поедет на Генассамблею для того, чтобы либо выторговать у Запада «разумный размен», либо – публично его проклясть и заявить, что он возвращает Россию на путь СССР. Причем, его шантаж будет направлен как на слушателя «вовне», так и «внутри». Главная угроза: «Мы сделаем так, что вы получите такую Россию, которая будет еще страшнее, чем СССР. Мы наплюем на все международные обязательства и запремся изнутри. Причем, наше присутствие на планете вы будете ощущать постоянно – посредством дестабилизации в разных точках земного шара, а также по той информации, что будет поступать из России. Вы еще не видели нас плохими. Вы увидите – обещаю». Путину больше нечего предложить. Он проиграл свою войну, он – политический банкрот. Но это не значит, что он – политический труп внутри созданной в России системы. Здесь он вполне жизнеспособен. А будет он жить или «уйдет вперед ногами» — решит его ближайшее окружение. И об этом решении мы узнаем довольно-таки скоро.

Насколько сейчас в России реален сценарий распада станы и если реален каким он может быть?

Распад России реален. Причем, вне зависимости от того, какое «решение» вынесут соратники Путина. Учитывая нарастающий кризис, федеральный центр очень скоро не сможет выполнять свои финансовые функции по отношению к регионам. Поэтому вполне можно ожидать нарастание сепаратистских настроений по всей площади страны. Первым может «отвалиться» Кавказ, ну а потом – те регионы, которые способны сами себя прокормить. Достаточно посмотреть на карту России, и модель того, как наша страна начнет трещать по швам, станет вполне зримой.

Вы как журналист как для себя оценили последнее появление в медиа пространстве тандема Путин-Медведев? Стоит ли расценивать это событие как операцию «Преемник»?

Не думаю, что Медведев способен «войти в эту реку дважды». Он – фигура номинальная. Он даже не всегда присутствует на заседаниях Совета Безопасности, которое я именую условным «Политбюро». Скорее всего, если будет принято решение вывести Путина из игры – на его место будут выводить свежую фигуру, которая устроит всех: и политиков Запада, которым будет не стыдно пожимать ему руку и садиться за стол переговоров, и граждан внутри России. При этом я допускаю, что в период политического «межвременья» — до выборов – ИО может быть кто угодно. Это может быть Иванов или даже Собянин. Но никак не Медведев. Его функция – приставка для айфона, никто не способен воспринимать это недоразумение всерьез.

Путин на Донбассе. Какие цели он там преследует сейчас и будет ли он оттуда уходить?

Новороссии больше нет, и Путину придется уйти из Донбасса. Если Крым для него – вопрос принципиальный, то Донбасс – нет. Не получилось? – жаль, но «жизнь хохлам мы подпортили». Это означает, что он будет исподволь подогревать обстановку, нагнетать напряженность в регионе, пытаться влиять политическими методами, но такой «горячей фазы», что была раньше – больше не будет. Нестабильность ему на руку, и он всячески будет поддерживать тлеющий огонек конфликта, но уже не на том уровне, что раньше.

Вопрос о трибунале по сбитому Боингу. Будет ли Запад доводить дело до трибунала или это просто элемент шантажа против Путина?

Дело до трибунала доведут обязательно. Это – дело чести для тех стран, граждане которых погибли в том самолете. Это – дело государственное. Убежден, что именно это в Кремле очень хорошо понимают, и эта тема – одна из самых болезненных как для Путина, так и для его окружения. И если лично Путин будет внесен в список обвиняемых – то именно этот факт и станет отправной точной для принятия решения: по какому пути двигаться дальше – сдавать Путина и убирать или «запираться на все засовы». Запереться, конечно, можно. Можно даже сожрать всю страну изнутри, как термиты, но такая модель долго не просуществует. Ну, изведут население. А дальше что? Так что трибунал – это страшный сон для всей системы, выстроенной Путиным, и превращенной им в государственную машину терроризма.

Вопрос про 86%. Они все-таки есть или их уже нет? Или этой поддержки у Путина вообще никогда не было?

Не верьте российским соцопросам. При диктатуре социология умирает первой. Разумеется, никаких 86% у Путина нет. Есть группа подельников (чиновников, силовиков, олигархов, а также – членов их семей и близкого окружения), которые «замазаны» в общих делишках, а есть остальное население, которое отчасти запугано, а отчасти – сошло с ума от пропаганды. Путин – не политик, и никогда им не был. Он никогда не участвовал в публичных предвыборных дискуссиях, он – продукт телевизионного пиара. На самом деле, он как был начальником «клуба офицеров» в Дрездене – хитрым, вороватым и подловатым – так им и остался. Просто судьба вынесла его на руках Бориса Березовского из небытия, и внесла в главный кремлевский кабинет.

И последний вопрос, вы для себя видите возможность примирения между Украиной и Россией в будущем?

Не мне об этом судить. Надеюсь, что однажды, когда наша страна ответит за всё, что натворила в Украине, граждане вашей страны и пойдут на диалог с россиянами. Но пока говорить об этом рано. Слишком свеж запах пороха, слишком ярко алеет кровь. Возможно, когда-нибудь вы и простите нас. Но когда – я не знаю.

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )