Вы находитесь:  / Аналитика / Дмитрий Дубов о стратегии России на украинских выборах

Дмитрий Дубов о стратегии России на украинских выборах

k

В чем опасность поляризации общества во время избирательного процесса?

Какие избирательные технологии «играют на руку» Кремлю? Кто такие «полезные идиоты» и как противодействовать «хаосу»? Какие угрозы для Украины может принести возможный срыв выборов или непризнание их результатов? Какая главная особенность президентских выборов в Украине?

Об этом – в беседе с заведующим отделом информационной безопасности и развития информационного общества украинского Национального института стратегических исследований Дмитрием Дубовым.

‒ Нынешние выборы действительно особенные. И, в частности, тем, что впервые на протяжении всех лет украинской Независимости официальный Кремль изменил свою стратегию в отношении Украины.

Ранее для Москвы традиционно ключевой целью было приведение к власти в Украине своего кандидата. Теперь Россия поняла, что это, собственно говоря, не очень и нужно (тем более что даже им стало ясно, что любой «пророссийский политик» в Украине в должности президента имеет тенденцию постепенно становиться менее пророссийским ‒ потому как переходить из статуса «президента» в статус «главы губернии» никому не интересно).

Поэтому сейчас стратегическая цель России в Украине ‒ не позволить украинскому обществу консолидироваться, помешать формированию стабильного единства. И избирательный процесс используется для достижения этой цели.

В рамках этой стратегии ключевая задача, которую ставит перед собой Кремль, ‒ множить хаос в Украине. И чем больше ‒ тем лучше. Больше внутренних противостояний, больше конфликтов в обществе и в истеблишменте, больше агрессии в дискуссиях. Это ключевая цель агрессора.

Поэтому Кремль применяет тактику поддержки самых разных сил (даже тайно от них самих), способствуя дестабилизации ситуации в стране. Главное требование ‒ больше агрессии, больше конфликтности, больше экспрессии, больше популизма. Россия очень заинтересована в расшатывании ситуации в Украине и на этот раз действует творчески.

С одной стороны, вполне ожидаемая чисто провокационная деятельность ‒ купленные агенты, подстрекательство, попытки организации терактов, кибератак. А с другой – новый подход: максимальная поддержка сугубо внутренних «полезных идиотов» (их даже «агентами влияния» назвать сложно), иногда вполне искренне считающих, что Украине нужен хаос.

По моему мнению, эти люди еще опаснее, чем нанятые провокаторы. Но и разрушительную роль «агентов влияния» ‒ людей из разных сфер, получающих прямую или косвенную выгоду от своей сознательной поддержки России ‒ я бы не недооценивал.

Некоторых из них можно часто видеть в публичном пространстве, а некоторые всегда находятся в тени. Однако «агенты влияния» России в Украине есть, и они достаточно эффективны.

‒ Что вас больше всего беспокоит в избирательном процессе?

‒ Проблемы с критическим мышлением избирателей. Украина прошла чрезвычайно сложные годы, столько потерь, страна в фазе войны разной степени интенсивности. Вроде все должны уже понять, что простых ответов на сложные вопросы не бывает. Но нет, опять ‒ «праздник» популизма.

Последние данные КМИС по медиаграмотности очень показательны: более 60% опрошенных даже не хотят осваивать критическое мышление и медиаграмотность. Многим проще оставаться в инфантильной позиции «черное/белое».

‒ Какие избирательные технологии и приемы вы считаете опасными или неприемлемыми?

‒ Это технологии, способствующие поляризации позиций. Все то, что превращает дискуссию в непримиримый конфликт, то, что сводит реальность к формуле «черное/белое». Также большую опасность несет подмена логоса эмоциями. Многие кандидаты пытаются «заговорить» избирателя, а не убедить. В риторике кандидатов все чаще возникает концепция «верьте мне», вместо «я хочу вам объяснить». Вера трудно рефлексируется.

Безусловно опасен подрыв монополии государства на применение силы. Все эти военизированные парамилитарные формирования, которые своими действиями, риторикой и провокациями пытаются продемонстрировать, что настоящая сила только у них, наносят большой вред.

Это опасно и тактически, но значительно опаснее стратегически, потому что это подрывает доверие к государству как таковому, читай ‒ к способности Украины быть государством.

Если говорить о медийном и информационном пространстве, то опасным является то, что отдельные телеканалы ежедневно отрабатывают чисто российский нарратив по Украине. К тому же они делают это достаточно юридически грамотно, что не позволяет применять к ним законные ограничительные действия. Это вопрос к эффективности и действенности нормативно-правовой базы и наличия надлежащих специалистов.

‒ Как можно и нужно противодействовать провокациям, ослабляющим страну?

‒ На самом деле здесь есть два измерения. Первое ‒ популистское. Если что-то происходит или проявляется очевидная антигосударственная деятельность, то общество традиционно восклицает: «Куда смотрит СБУ? Полиция? ГПУ?».

Между тем, правоохранительные органы действуют в рамках законодательства, а с ним все довольно просто ‒ оно создавалось для других условий и мало адаптировано для борьбы с подрывной деятельностью.

На самом деле специалистов, разбирающихся в этой сфере, не так много, а без совершенствования законодательства требовать от правоохранителей быть эффективными против провокаций достаточно сложно. Поэтому в этом вопросе надо меньше популизма и желания «махать шашкой», а больше спокойной и качественной работы. К сожалению, это лишь изредка интересно общественности.

Второе измерение ‒ собственно, роль гражданского общества и журналистов. Многие провокаций могут быть предупреждены за счет качественной работы журналистов и активистов. Даже разоблачение провокации или разоблачение связей провокаторов с заказчиками может иметь существенное стабилизирующие воздействие.

К сожалению, много журналистов в Украине все больше становятся на позицию «киселевской журналистики», где ложь и отход от стандартов ‒ не проблема, а преимущество. У нас пока не приживается так называемая «конструктивная» и «положительная» журналистика, уже ставшая общемировым трендом.

‒ Какую опасность для Украины несет возможный срыв выборов или непризнание их результатов?

‒ Мы уже видим, что уже за 4 дня до голосования в Госдуме России начали регистрировать постановления о непризнании выборов. Это ‒ не случайность. Поставить под сомнение легитимность украинских выборов ‒ важная для россиян задача в рамках общей стратегии хаотизации политического процесса.

Что значит сорвать выборы или поставить под сомнение их результат? Это означает продолжение противостояния политических сил. Это уменьшение нашей поддержки со стороны западных партнеров (так как недостаток легитимности власти ‒ это всегда сдерживающий фактор). Это потенциальные проблемы в военной сфере, особенно в случае активизации боевых действий. Это частичная парализация госаппарата. Это обострение противоречий в обществе и открытие «окна возможностей» для сил, действующих в интересах России. В совокупности все это может поставить украинское государство на грань выживания.

Я бы сказал, что сегодня нет более важного вклада в украинскую государственность, чем обеспечение прозрачности и легитимности выборов.

России не так важно, кто победит, как важно расшатать украинское общество во время избирательного процесса, показать, «как хорошо, когда кандидат один», поспособствовать тому, чтобы выборы обострили противоречия и привели к политическому клинчу. В идеале Россия стремится добиться, чтобы в Украине вспыхнуло гражданское противостояние и гражданская война.

‒ Что делать?

‒ Надо просто помнить, что выборы ‒ это нормальный процесс для демократической страны. Помнить, что выборы проходят, а нам нужна страна, в которой можно будет нормально жить дальше.

Цель же подрывных операций ‒ не допустить этого, обострить политические противоречия до предела, создать бинарные позиции «или/или» и довести их до конфликта, до абсурда, до противостояния. Спокойствие и единство ‒ это то, что является эффективным ответом на эту стратегию. И понимание, что это наша страна – и нам в ней жить.

Ирина Штогрин

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

- У вас посмотреть «Игру престолов» можно?
- Можно, а вы откуда?
- Из Украины.
- Смотрите, конечно. Просто хочу предупредить - вам будет скучно...

Порошенко отстраняет Медведчука от переговоров

Порошенко отстраняет Медведчука от переговоров

Медведчук на переговорах имел только одну функцию – освобождение заложников, и ее он исполнял неэффективно, отметил президент.