Вы находитесь:  / Аналитика / Джеймс Шерр: Будапештский меморандум не мог предотвратить войну

Джеймс Шерр: Будапештский меморандум не мог предотвратить войну

Джеймс Шерр
Джеймс Шерр — ассоциированный научный сотрудник Королевского института международных отношений Chatham House. Этот аналитический центр объединяет лучшие умы Британии в сфере анализа международных отношений и вызовов международной безопасности. Шерр руководил в течение трех лет программой по Евразии и России в институте и является автором ряда работ по внешней и оборонной политике РФ, Украины, расширению НАТО и ЕС на восток, взаимодействию по вопросам энергетики в треугольнике Россия-Украина-ЕС. Еще до бегства Януковича, Шерр предположил, что отстранение диктатора от власти может повлечь российское вмешательство в Крыму. Шерр поделился своим видением Будапештского меморандума, подходящего механизма безопасности для Украины и модели развития отношений Украины с США после прихода к власти Дональда Трампа.

— 22 года назад был подписан Будапештский меморандум. Как вы считаете, был ли этот документ положительным для развития Украины или страна потеряла ядерное оружие в обмен на пустые слова?

— У Украины не было альтернативы. В середине 1990-х был большой риск конфликта с Россией если бы Украина решила оставить у себя ядерное оружие, и стоимость хранения этого оружия была бы очень высокой. Его подписание было предусловием привлечения США на сторону Украины и после этого американская помощь Украине была исключительно важной.

Важный аспект — это то, что Украина признана как независимое суверенное государство международным сообществом, что соответствует принципам, закрепленным не только в Будапештском меморандуме, но во всех документах, подписанных после конца Холодной войны, начиная с Парижской хартии 1990 года. Вы говорите о Будапештском меморандуме, но есть много других документов, на которых стоит подпись представителей России. Россия в феврале 2014 года объявила войну всем правилам, предусмотренным в этих документах. Они — это система отношений, которую Россия сейчас атакует и пытается изменить, заменив другой системой. Путин называет существующий международный порядок слабым и неэффективным. Россия хотела бы переделать порядок в Европе на основе принципов, заложенных на Ялтинской конференции 1945 года, что значит равенство между сильнейшими государствами, а не всеми государствами, наличие зон влияния. Поэтому Украине нужно подчеркнуть, акцентировать внимание на всем нарушаемом Россией пакете соглашений, которые подвели черту под периодом холодной войны, а не только на одном из них.

— И все же Будапештский меморандум не предотвратил войну, агрессию России против Украины. Именно поэтому многие украинцы считают этот документ несостоятельным.

— Этот меморандум не мог предотвратить войну в Украине. Практический вопрос не в том, какое юридическое значение он имел. С момента подписания юридическое значение Будапештского меморандума рассматривалось по-разному в Киеве, Вашингтоне, Лондоне и Москве. Это не главное. Главный аспект — это западный политический интерес в поддержке Украины. Будапештскому меморандуму никогда не отводилась роль оборонного соглашения или оборонной гарантии. И он никогда не предусматривал, что Запад пойдет на войну против России. Украинцам, которые полагают иначе, следует прекратить обсуждать это, сесть и прочитать его. Не было никаких оборонных гарантий Украине со стороны Запада. Не было никакого предусмотренного механизма безопасности, который предотвратил бы нарушение меморандума Россией, если бы она захотела и имела возможность это сделать.

Что фундаментально важно для Запада и Украины, на которую было совершено нападение — насколько эффективным был западный ответ на это нападение. Я думаю, что западный ответ лишь отчасти был эффективным, не был достаточно эффективным.

— Какой механизм безопасности может защитить Украину в таком случае?

— Украина не будет защищена механизмом безопасности. Она будет защищена комбинацией из ее собственной воли и возможностей, и западной поддержки — политической, финансовой и военной. И в плане военной поддержки я не рассматриваю прямую военную конфронтацию между Западом и Россией. Тут речь идет об экспертной поддержке Вооруженных Сил Украины и поставке им снаряжения и оружия, в котором они нуждаются. Это нужно Украине, а не механизм безопасности. Лига наций была наиболее всеобъемлющим механизмом безопасности, но это не помешало атаковать слабые государства (речь идет об аншлюсе Австрии и оккупации Чехословакии и Польши Третьим рейхом в 1930-ых годах, — ред.). Таким образом, то, что имеет значение — это баланс сил, потенциалов и интересов.

— Генри Киссинджер заявил в 2014 году, что нейтральный статус Украины наиболее подходит для обеспечения ее безопасности в форме так называемой финляндизации — быть с Западом, но не в НАТО.

— Генри Киссинджер не занимал ни одного поста в американской администрации со времен администрации Джеральда Форда (1974-1977). Его взгляды о системе международных отношений после Холодной войны давно сформировались, очень последовательны, и с 1992 года они никак не влияли на политику кого-либо из американских президентов. И Украине поэтому нужно воспринимать его взгляды соответствующим образом. Он просто производящий большое впечатление аутсайдер.

— По вашему мнению, подходит ли нейтральный статус для обеспечения безопасности Украины?

— Нет. Мы должны разделять вопросы. Первый: является ли желательным или возможным для Украины в обозримом будущем войти в НАТО? Это практический вопрос. И есть принципиальный вопрос: нужно ли Украину ограничить в правах относительно присоединения к НАТО и стоит ли добиваться статуса неприсоединившейся страны, как это сделал Янукович? Как мы видим из последствий правления Януковича, статус неприсоединившейся страны не защищает Украину.

Какие виды мягкой силы Украина может использовать в борьбе с российской агрессией?

— Украина до сих пор не научилась искусству объяснения, подачи своей значимости ключевым западным партнерам. Должны быть фундаментальные изменения в Украине в ее понимании информационной сферы и как в ней работать. Общественное мнение на Западе к сегодняшнему дню ошибочно убеждено, что Украина — это безнадежная страна. Украина пока не способна противостоять этой мифологии эффективно. Откровенно, представители Украины не говорят с необходимой ясностью и точностью, чтобы сделать это. Это должно быть топ-приоритетом. Многие люди, которые знают как это делать, сейчас находятся вне правительства — это представители НПО, журналисты, эксперты. Они должны быть в правительстве, МИД, СНБО и соответствующих министерствах. Те же люди, которые не знают, как это делать, которые слишком робкие и ограниченные, советизируют образ мышления и работы, должны получить хорошее выходное пособие и уйти в отставку.

— Сотрудничество с США очень важно для сохранения государственности Украины. Как украинским властям нужно выстраивать отношения с администрацией Трампа?

— На этом этапе Украине нужно очень внимательно наблюдать за развитием событий, потому что мы не знаем, никто из нас, какой в действительности будет внешняя политика Дональда Трампа — он очень непоследовательный. Трамп — не проект России. Конечно, это первый послевоенный президент США, который говорит, что то, что происходит в Европе, прямо нас не касается, поэтому зачем нужно на этом фокусироваться. Трамп и его окружение видят вызовами для США Китай и Исламское государство, и считают что Россия борется с ИГ и нужно оторвать ее от альянса с Китаем. Это видение базируется на мифах, а не на реалиях. Это видение присутствует не только в США и оно играет на руку России. В то же время Трамп предан полномасштабному возрождению американских военных сил, модернизации ядерных сил и распространению влияния США на рынке энергоносителей. С уверенностью можно сказать, что это не то, что Путин хочет.

Недавно Трамп сделал некоторые назначения в будущей администрации. Часть назначенных — это люди, которые верят очень твердо в российско-американское сердечное согласие, например, определенный советником по национальной безопасности Майкл Флинн, другая часть — люди, которые видят в России американского противника, и хотят что-то сделать с этим. Таким образом, нужно смотреть какую форму примет новая администрация США. Украине нужно идентифицировать — кто возможный друг, затем нужно научиться взаимодействовать с этими людьми. Украина должна понимать, что правила, которые были приняты в прошлом, не обязательно будут действовать теперь. Украина должна принять новые правила и научиться их использовать в свою пользу.

— Помимо итогов выборов в США, еще одно событие, которое, можно сказать, стало шоком для Запада — Brexit. Как выход Британии из ЕС отразится на будущем НАТО и ЕС?

— Великобритания продолжает акцентировать внимание на активном участии в НАТО. В то же время ее влияние в Европе, если она будет игроком вне ЕС, сильно уменьшится. В абсолютном выражении — это потеря для европейской безопасности, потому что британское присутствие в ЕС показывало силу евроатлантической модели безопасности. И после выборов во Франции (выборы президента в апреле 2017 года, — ред.), Германия возможно будет единственным значительным членом ЕС, который будет верить в евроатлантическую модель. Очень многое сейчас остается на плечах Ангелы Меркель, и было бы лучше, если бы кто-то мог разделить это бремя. Нам не следует забывать, что Великобритания — это 20% ВВП Евросоюза и 25% военной силы объединения. По моему мнению, Brexit — это реальная потеря для Евросоюза.

Георгий Эрман

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Новый анекдот

- А вы по национальности...?
- Да. А вы?
- Нет.
- А шо так?

Возможно ли примерение с Московией?

Возможно ли примерение с Московией?

Никому, у кого был или есть российский паспорт, нельзя заикаться о примирении. Никогда. Нет у вас такого права. Равно как…
«Албанский мясник» и последователь Сталина  Энвер Ходжа

«Албанский мясник» и последователь Сталина Энвер Ходжа

Энвер Ходжа практиковал регулярные чистки и репрессии. Выпиливал среди коммунистов всех, кого заподозрил в слишком больших самостоятельных амбициях. По законам…