Вы находитесь:  / Аналитика / Экспертный опрос: Троечник

Экспертный опрос: Троечник

Порошенко

50 экспертов оценили четыре года работы президента Петра Порошенко, поставив ему 6 по 12‑балльной системе

Не прорыв, но и не провал. Или, если перейти на язык школьных оценок,– 6 из 12: не откровенно плохо, но и совсем не хорошо.

Именно так выглядит итог четырех лет работы Петра Порошенко главой государства в глазах полусотни экспертов из разных сфер деятельности — от бизнесменов до деятелей культуры, которых попросили поставить оценку президенту от 0 до 12 и объяснить ее, после чего редакция высчитала среднее арифметическое. И получилась твердая шестерка — результат, за который вряд ли кто‑то из родителей похвалит своего отпрыска-школьника. Хотя и пороть не станет.

Итоговую оценку Порошенко тянули вверх три позитивных, по мнению всех опрошенных экспертов, обстоятельства: успех в деле получения Украиной безвизового режима с ЕС, удачная внешняя политика и то, что страна осталась на карте мира, преодолев как военный, так и экономический кризис.

Но этих трех факторов оказалось недостаточно для того, чтобы превратить общий балл президента в положительный. Потому что провалов в работе Порошенко оказалось не меньше, чем успехов.

Наибольшими поражениями хозяина Банковой на посту главы государства эксперты назвали борьбу с коррупцией, недореформированную судебную систему и сохранение старой модели управления государством, основанной на клановости и верховенстве одного человека.

Успехи президента коррелируются с успехами самой страны, уверен политолог Владимир Фесенко. И в этом смысле государству, как и Порошенко, похвастать нечем: есть лишь слабый экономический рост, точечные реформы, противоречия старой системы и новых активистов. Сам президент, который на словах строит новое общество, часто апеллируя к нему, на деле сохранил прежние механизмы отношений внутри власти и не смог кардинально обновить кадры.

“Президентство Порошенко развивается не революционно, а эволюционно. И в этом проблема между ожиданиями от деятельности главы государства и реальностью”, — говорит Фесенко.

Светлые пятна

Достижения украинского президента очевидны для польского журналиста Михаила Потоцкого, автора книги о Порошенко.

По его словам, если сравнивать всех глав государства Украина за время ее независимости, то нынешний лидер страны определенно выглядит самым позитивным из них.

Тем более что государство досталось ему в критический момент — в 2014 году.

И все же Украина выстояла перед российской агрессией, остановила резкий обвал гривни, пережила многие экономические проблемы и сделала важные шаги в деле интеграции с ЕС и НАТО. Порошенко существенно повлиял на все эти процессы, говорит Потоцкий.

Историк Ярослав Грицак считает, что в лице нынешнего гаранта Конституции страна получила сильного международного переговорщика. Его усилиями Украина заручилась поддержкой ключевых внешнеполитических партнеров: в 2014 году США и ЕС ввели санкции против России за Крым и агрессию на Донбассе, и с тех пор они лишь продлеваются и усиливаются.

На эпоху правления Порошенко пришлось и предоставление Украине безвизового режима. Хотя все эта история началась еще в 2010 году, когда ЕС оформил дорожную карту для официального Киева по достижению безвиза, но именно при нынешнем главе государства этот процесс завершился ударными темпами.

“На безвизовом режиме и держатся остатки рейтинга Порошенко”,— говорит политолог Виталий Кулик.

Кроме того, как уточняет Тарас Шевченко, директор Центра демократии и верховенства права, во многом при участии Порошенко в стране появились современные антикоррупционные структуры. Речь о Национальном антикоррупционном бюро (НАБУ), Национальном агентстве по предотвращению коррупции (НАПК), Специализированной антикоррупционной прокуратуре (САП) и о наконец‑то оформленном законами Высшем антикоррупционном суде.

Кроме того, в стране запустили обязательное полноценное электронное декларирование доходов и расходов чиновников разных уровней.

А старт работы системы электронных торгов ProZorro серьезно осложнил жизнь госчиновников, привыкших зарабатывать на госзакупках.

В Украине за последние годы значительно упростились и регуляторные процедуры для бизнеса.

К успехам команды нынешнего президента эксперты относят очищение, а также открытость банковской системы, ставшей как никогда прозрачной.

Одной из самых удачных и публичных реформ эпохи Порошенко до сих пор остается запуск патрульной полиции. Хотя результаты деятельности копов далеки от идеала, поддержка обществом работы сотрудников МВД в целом выросла.

Черные дыры

Как бы ни были похвальны узаконенные при Порошенко антикоррупционные инициативы, сама по себе борьба со мздоимством не дала очевидных успехов.

В рамках Индекса восприятия коррупции, составляемого международной неправительственной организацией Transparency International на основании исследования 180 государств мира, наша страна на данный момент оказалась лишь на 130‑м месте. Его с Украиной делят Сьерра-Леоне, Мьянма, Иран и Гамбия. Даже у Молдовы в этом рейтинге позиции лучше.

А все потому, считает Ярослав Юрчишин, исполнительный директор Transpаrency International в Украине, что президент сформировал вокруг себя ограниченную группу влиятельных людей, которых выбирал по личной лояльности. И сам Порошенко контролирует даже мелочные дела, пытаясь добиться баланса между интересами общества, своего окружения и крупнейших бизнесменов страны.


Ярким примером подобного порошенковского балансирования Юрчишин считает именно антикоррупционную реформу: у нее был чрезвычайно активный старт, а затем началось торможение в процессе ее запуска в угоду ближайшего окружения главы государства.

В итоге только настоятельные требования международных партнеров, поддержанные угрозами лишить страну внешней финансовой помощи, привели к появлению, например, антикоррупционных органов и специализированного суда.

Половинчатость, незавершенность реформ в делах Порошенко отмечает и Игорь Гуменный, президент дистрибьюционной компании UBC Group.

И так происходит во всех сферах, в том числе в экономике. “Нет радикальных шагов по изменению экономики — все только под давлением МВФ. Нужно больше инициативы, силы воли для перемен”, — говорит Гуменный. Поэтому‑то, в частности, рост ВВП страны выглядит слабым — в районе 2,5–3 % за год. Хотя многие аналитики утверждают: если страна хочет добиться успеха, этот показатель должен прирастать примерно по 7‑8 % ежегодно. И подобное Украине вполне доступно.

Но даже международного давления не хватило для того, чтобы заставить президента провести полноценную судебную реформу. А ведь от людей в мантиях в первую очередь зависит экономическая успешность страны — они гарантируют защиту бизнесу.

Но на деле судебная ветка власти осталась одной из самых коррумпированных. Не удивительно, что по данным опроса Центра Разумкова, в июне 2018‑го у судебной системы в целом показатель доверия / недоверия оказался фантастически низок: тех, кто ей не доверяет, на 76,6 % больше, чем тех, кто одобряет работу людей в мантиях.

Это один из худших балансов доверия / недоверия среди всех общественных институтов страны, — еще печальнее обстоят дела только у госаппарата (чиновников): “минус” 76,7 %.

Впрочем, у самого Порошенко в этом смысле все тоже выглядит удручающе: его показатель “доверяю / не доверяю” среди респондентов Центра Разумкова равен 66,8 % в пользу недоверия. И за последние полгода этот баланс у главы государства ухудшился на треть.

Олег Рыбачук, руководитель общественной организации Центр UA, говорит: негативные оценки избирателей в адрес главы государства и особенно судебной системы не случайны.

Рыбачук напоминает одно из предвыборных обещаний Порошенко: установить публичный контроль за назначением и деятельностью судей. На деле, говорит эксперт, изменения в Конституцию относительно судебной реформы были выписаны в Администрации президента таким образом, что никакого фактического публичного контроля нет.

Потому‑то, считает Рыбачук, Высшая квалификационная комиссия судей и “назначает судей-негодяев и судей-коррупционеров пожизненно на должности”.

Продолжая тему верховенства права, многие эксперты из сферы бизнеса говорят о том, что Порошенко так и не смог обуздать финансовые аппетиты правоохранительных и силовых органов.

Речь, прежде всего, об СБУ — представители едва ли не всех международных организаций советуют официальному Киеву лишить эту структуру экономических подразделений. Но СБУ, подчиняющаяся президенту, продолжает заниматься не только своими прямыми задачами в сфере нацбезопасности, но и “кошмарит бизнес”, как когда‑то выразился премьер Владимир Гройсман: под видом различных расследований выбивает взятки, о чем рассказывают многие бизнесмены, пострадавшие от таких преследований.

Одним из итогов подобной “активности” силовиков для Андрея Колодюка, управляющего партнера венчурного фонда AVentures Capital, стали серийные обыски IT-компаний. Ни одно из уголовных дел, которыми прикрывались в этом деле правоохранители, так и не дошло до суда. Однако бизнесмены получили урон, да и весь инвестиционный климат страны пострадал.

“Из-за таких обысков и, главное, бездействия государства по защите бизнеса, многие международные инвесторы поставили на паузу сделки с украинскими компаниями, — рассказывает Колодюк. — Нам приходится бороться не только с международными конкурентами, но и с внутренним давлением”.

А еще опрошенные эксперты недовольны тем, как глава государства коммуницирует с народом. Элла Либанова, директор Института демографии и социальных исследований, отмечает: Порошенко не объясняет свою политику и намерения, не ищет в обществе поддержки или хотя бы понимания.

Сломать систему

И все же главная претензия к нынешнему хозяину Банковой — сохранение прежней системы клановых отношений.

Реальная власть в стране на разных уровнях принадлежит разнообразным неформальным структурам, поясняет Борис Давиденко, главный редактор VoxUkraine. Они представляют собой сплав политиков, административной власти, силовиков и бизнеса.

И власть президента опирается на возможность подчинить, договориться, купить эти кланы — угрозами, деньгами, преференциями.

“Возможно, в ситуации внешней агрессии это был единственный возможный выбор [подобная структура отношений], — говорит Давиденко. — Но ценой такого выбора стало торможение и имитация, а не проведение многих важных реформ, консервация проблем и экономическая отсталость”.

В итоге население страны — от министра до пенсионера в маленьком селе,— видит или чувствует, что Украина Порошенко — это несправедливая система. А ведь именно справедливость стала главным запросом постмайданного украинского общества, считает главред VoxUkraine.

Всю эту конструкцию, где от президента и его интересов зависят едва ли не все процессы в государстве, нужно менять. “Пора перейти к западной модели управления,— уверен Алекс Лисситса, президент Украинского клуба аграрного бизнеса. — Собрать возле себя команду профессионалов и дать им возможность показать результат в рамках общей политики государства. Это единственный выход для развития Украины”.

Максим Бутченко

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Очень сложно организовывать протесты украинцев, недовольных Томосом, когда недовольным от 16 до 65 лет запретили въезд в Украину.

Озвучен тревожный прогноз о применении на Донбассе химоружия

Озвучен тревожный прогноз о применении на Донбассе химоружия

Ранее уже звучали подобные обвинения, когда РФ и ее союзник Асад применяли химоружие, а российская пропаганда всегда «находила» украинский след
Ресторанные блюда оказались вреднее фастфуда

Ресторанные блюда оказались вреднее фастфуда

Даже когда исследования сравнивали подобные блюда, их энергетическое содержание в ресторанах оказывалось выше.