Вы находитесь:  / Политика / Еще три месяца, и про президента с премьером можно будет говорить «рыба гниет с головы»

Еще три месяца, и про президента с премьером можно будет говорить «рыба гниет с головы»

Томаш Фиала
Томаш Фиала, президент Европейской Бизнес Ассоциации, объясняет, почему Янукович – исчез, а коррупция – нет

Спустя 11 месяцев после смены власти уровень коррупции в стране остается очень высоким. Многие политики, включая некоторых министров, заняты больше наполнением собственных карманов, чем государственными делами. Но правоохранителям до них нет дела – поскольку они сами заняты тем же.

Томаш Фиала, президент ЕВА и генеральный директор инвесткомпании Dragon Capital (в число ее активов входит компания Медиа-ДК, которая издает журнал и сайт НВ), рассказывает о том, как чиновники продолжают «зарабатывать» миллионы долларов на госслужбе, почему никого за это не наказывают и как перекрыть этот канал обогащения.

— Как вы в целом оцениваете уровень коррупции в стране после Евромайдана?

— Когда я слушал Арсения Яценюка и Петра Порошенка со сцены Майдана, то ожидал, что если они придут к власти, действительно сразу введут нулевую толерантность к коррупции. Не думал, что они сами смогут повторить ошибки Виктора Ющенка и Юлии Тимошенко, совершенные после Оранжевой революции. Также не ожидал, что общество позволит им повторить эти ошибки.

Ситуация примерно такая же, как была в 2005 году. Правда, нет организованной мафиозной коррупции, которую создал Виктор Янукович, но в общем коррупции очень много, и она везде, включая политические партии руководства страны. Это большое разочарование для меня, бизнеса и общества.

— Кто в нашей стране главный коррупционер?

— При Януковиче было принято говорить (в том числе и сегодняшним руководством), что рыба гниет с головы. Я бы сегодняшнему руководству страны дал еще три месяца перед тем, как начинать повторять то же самое.

— К кому из политиков сегодня наибольшее количество претензий и почему?

— К руководству правоохранительных органов, которые на сегодня продолжают больше думать над своим карманом, нежели над качественным исполнением своих функций. Знаю, что некоторые министры с марта по ноябрь прошлого года сгенерировали для себя и партии, которая их назначила, до $ 300 млн.

То же самое касается правоохранительных органов – прокуратуры, МВД, СБУ – и судов.

— Вы могли бы назвать пять самых вопиющих случаев коррупции за последний год? Что особенно запомнилось?

— Запомнилась, например, безвыходность ситуации импортеров, которые большой группой решили остановить серый импорт и платить все налоги и пошлины на таможне. К сожалению, таможня не перестала зарабатывать на контрабанде. Импортеры просили несколько раз руководителей таможни и ГФС закрыть контрабандные потоки и обеспечить равные условия для всех импортеров. Руководство с ними соглашалось, говорило, что закроет контрабанду, но ничего в этом направлении так и не сделало. Импортеры меня попросили обратиться к новому министру финансов, сделать последнюю попытку перевести весь импорт в правовое поле, чтобы все работали на равных. Если не получится, то многие вернутся опять к той же контрабанде, чтобы не потерять бизнес. Вот это простой рецепт, как улучшить платежный баланс, а не облагать дополнительными 5-10% импорт, который и так платит все налоги. В результате повышения налога на белый импорт контрабанда становится еще более привлекательной.

— Почему никого не наказывают за коррупционные действия? Почему МВД, СБУ и Генеральная прокуратура блокируют расследования?

— Правоохранительные органы скажут вам спасибо за папочку с доказательствами коррупционных случаев и пойдут «трусить» наличные с коррупционера себе в карман, разумеется.

— Основная коррупция сосредоточена в министерствах, госкомпаниях и ведомствах. Скажем, при проведении тендеров на госзакупки, назначении людей на должности, выдаче лицензий и разрешений. Как принципиально решить эту проблему?

— Сократить 80%, а в некоторых министерствах (как в Минэкономики) и 90% сотрудников и большую часть их функций, некоторые из которых имеют даже не нулевой, а негативный эффект на рост экономики. На прозрачных тендерах обновить персонал, увеличить зарплату до рыночной и наказывать жестко за коррупцию. В течение нескольких лет с 2004 года в Грузии с ее четырехмиллионным населением пришлось посадить 100 тыс. человек, пока не научились не брать и не платить взятки. Если сохранить пропорцию, то в Украине нужно посадить более миллиона человек.

— Как так получается, что при низкой заработной плате директора департаментов в министерствах являются долларовыми миллионерами?

— Взятки, как в прямой, так и в завуалированной форме. В некоторых министерствах даже директора департаментов зарабатывают до $ 20 млн в год для себя и тех политиков или партий, по квоте которых были назначены.

— Каким образом можно остановить незаконное обогащение?

— Как я уже говорил, — сократить и обновить персонал, поднять заработную плату, сажать за нарушения. Рецепт несложный, уже показал свою эффективность в других странах, есть много советников, готовых подсказать. Велосипед руководству страны придумывать не надо. Нужно только иметь волю зарабатывать деньги на жизнь честно. В политике, к сожалению, самая большая концентрация людей, которые к этому не готовы.

— Нужно ли уволить всех сотрудников министерств и ведомств для того, чтобы избавиться от коррупции? Или достаточно лишь часть?

— Необходимо, чтобы все прошли через аттестацию: если кто-то из прежних чиновников пройдет — останется. Хотя, если верить Кахе Бендукидзе (а я ему верю), то, например, в Грузии тех, кого вначале оставили (примерно не более 20%), пришлось потом все равно поменять.

— Должна ли произойти полная смена элит, чтобы коррупция в стране была побеждена?

— Думаю, что да. Та система финансирования партий, которая сейчас существует в стране, не дает надежды на победу над коррупцией. В октябрьских выборах лидеры выборов потратили около $ 100 млн на партию. Это деньги олигархов-спонсоров, которые хотят не только отбить их, но и получить на них высокий доход.

— Способны ли изменить ситуацию Порошенко или Яценюк? Или им это не под силу?

— Я уже говорил, прежде чем вернуться к выражению «рыба гниет с головы», нужно подождать еще три месяца. Надеюсь, что Арсений Петрович и Петр Алексеевич справятся с этим огромным вызовом. Я в этом очень заинтересован, помогаю, где могу или востребован, и желаю им успехов. Например, инвестировать в медиа в прошлом году в марте я решил не потому, что это прибыльно на растущем рекламном рынке. Я уверен, что без независимых (от олигархов и политиков) сильных медиа не получится построить свободную демократическую страну с растущей рыночной экономикой. Но проблемы нужно решать системно, и здесь без таких вышеописанных мер, как административная реформа и реформа финансирования политических партий, не обойтись.

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Новый анекдот

Анекдот

Кто, что и на каких основаниях будет добывать в космосе

Кто, что и на каких основаниях будет добывать в космосе

Астероиды содержат колоссальные количества редких металлов, потребность в которых увеличивается, а цены растут
«Зловредные» прионы: жизнь без генома

«Зловредные» прионы: жизнь без генома

Согласно гипотезе Саймона Андердауна, прионная инвазия необратимо ослабила популяцию неандертальцев. Заболевание распространялось, судя по всему, посредством каннибализма.