Вы находитесь:  / Политика / Грызлов в Киеве — это «финишный рывок» Путина

Грызлов в Киеве — это «финишный рывок» Путина

самолет
Кремль не может «заморозить» войну на Донбассе
О прилете Бориса Грызлова — представителя России в минской контактной группе — в Киев было крайне мало официальной информации, можно сказать — никакой. Можно было бы легко представить, что Грызлов привез украинской стороне предложение, изложенное в тот же день Владимиром Путиным в интервью немецкой газете Bild, а именно: сначала закрепление в Конституции Украины особого (автономного? федеративного?) статуса Донбасса, сначала выборы и амнистия, и лишь потом Россия отдаст Украине контроль над ее границей. Предложение, скорее похожее на ультиматум. Собственно, так некоторые у нас и прокомментировал прилет Грызлова — мол, привез ультиматум Путина.

Однако совсем не обязательно публичные заявления Путина один в один повторяются на неофициальных переговорах, ради которых посланник Кремля прибыл в Киев. Собственно, если бы так было на этот раз, тогда зачем вообще прилетать? Сказал свой ультиматум — и жди ответ (к примеру, прилета украинского министра иностранных дел в Москву), как говорится — мяч теперь на поле соперника. Поэ
тому, похоже, Грызлов привез в Киев все-таки немного другую информацию, которую, конечно, Путин не обнародует заранее или не обнародует никогда.

Единственное, что очевидно во всей этой истории с прилетом Грызлова, это то, что Россия явно хочет ускорить развязку на Донбассе. Иначе зачем ей проявлять инициативу, посылать человека, о котором все знают, что он — особо доверенное лицо Путина, в Киев? В том состоянии, в котором сейчас находятся украино-российские отношения, тот, кто делает первый публичный шаг (именно публичный!), неизбежно показывает свою большую, чем оппонент, заинтересованность в решении проблемы, то есть — слабость. Тем более, когда речь идет о таких разных по силе и влиятельности государствх, как Россия и Украина. Кстати, практически все украинские комментаторы, говоря о прилете Грызлова, отмечают прочность на данный конкретный момент украинских позиций на дипломатическом фронте.

Как вывод из этой очевидности: визит Грызлова означает, что Кремль отнюдь не заинтересован в замораживании нынешней ситуации на Донбассе. Не хочет, чтобы там и дальше неизвестно как долго тянулась нынешняя неопределенность с периодической стрельбой. То есть Украина ситуацию тяжело, но терпит, а Россия уже не может терпеть. Почему? Ответ очевиден: цена на нефть падает, санкции продолжаются и даже усиливаются, Донбасс и Крым прочно припали к российскому бюджету, прогнозы для российской экономики более чем пессимистические (а это уже серьезный фактор нестабильности власти Путина). Грубо говоря, денег на войну у России не хватает, а без них воевать невозможно. «Деньги — кровь войны» — так, или примерно так, говорил еще кто-то из древних.

Кроме упомянутых факторов (нефть, санкции, печальные перспективы экономики), на Россию давит еще и то, что Донбасс на самом деле невозможно «заморозить», как Приднестровье или Абхазию. Эти регионы являются такими, какими есть, только потому, что там вполне официально находятся российские войска. Официально в том плане, что Россия их не скрывает. В Абхазии и в Южной Осетии российские военные находятся на основании двусторонних договоров России с этими регионами, которые провозгласили себя независимыми государствами, а Россия их признала. В Приднестровье российские войска — это осколок бывшей 14-й армии Вооруженных сил СССР, который просто до сих пор не удается вытеснить. А главное — пребывание российских войск в упомянутых регионах не вызвало санкций Запада. На Донбассе тоже без российской армии «ДНР» и «ЛНР» давно бы исчезли, но держать там армию как угодно долго Россия не может (все те же нефть и санкции), к тому же это удовольствие стоит несравнимо больше, чем в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, поскольку население, которое надо кормить, на Донбассе больше, и армию надо держать немаленькую, потому что украинская армия нависает, а она не ровня армиям Молдовы или Грузии даже вместе взятым.

Осознание масштабного надвигающегося кризиса вовсе не означает, что Кремль готов безоговорочно признать свое поражение в Украине. Скорее, наоборот. Кремль безусловно попытается одним рывком, напряжением всех усилий вырвать успех «на финишной прямой». Ради такого рывка можно пренебречь какой-то малозаметной широкой публике потерей частицы престижа и первым сделать шаг — послать Грызлова в Киев вместо того, чтобы ждать в Москве посланника Порошенко. Время подгоняет. И в начале этого «спурта» предложения Кремля наверняка будут сформулированы по известному универсальному принципу «проси больше — получишь, что надо».

Что «просит» сегодня Кремль — догадаться нетрудно. Идеальной картинкой послевоенного Донбасса для Кремля было бы фактическое восстановление Донбасса довоенного с определенной сменой декораций. То есть, 1) регион контролирует та же, что и ранее, региональная донецко-луганская элита, намертво привязанная к Кремлю, во главе с неформальным лидером Ринатом Ахметовым (только нескольких одиозных лиц из прошлого, вроде Януковича, обратно не вернут и «новеньких» Плотницкого с Захарченко уберут; Ефремов, например, может вернуться); 2) Киев не вмешивается ни в какие политические процессы региона, все кадровые назначения чиновников — от судей до руководителей СБУ и УВД — делает Ахметов и компания (так раньше и было); 3) Киев выделяет определенные суммы из государственного бюджета на «восстановление» (впрочем, пусть это будет международная спонсорская помощь, прежде всего от Запада). Раньше такая ситуация была де-факто, а теперь будет еще и де-юре. Далее, для гарантии, что Киев в один прекрасный момент одним неожиданным ударом не сметет всю эту промосковскую конструкцию, Кремль согласится вывести все свои войска исключительно в обмен на обязательства Киева (в том числе перед, к примеру, Германией и Францией) не располагать на территории «особого» Донбасса (а еще лучше — не ближе, чем скажем, 100 километров от этой территории) части Вооруженных Сил Украины или Национальной гвардии. И нарушение этих киевских обязательств должно дать России легитимное право применить военную силу «для восстановления порядка, согласованного в том числе с международными партнерами». Силовой порядок в регионе будет поддерживать «милиция», а фактически — армия «особого» Донбасса, которую полностью будет контролировать местная власть. Границу будут охранять подразделения пограничных частей Украины, но это будет «охрана» как до войны — немногочисленные посты на КПП и сплошная «дыра» на остальной границе. Такое состояние позволит, во-первых, практически неограниченно пропускать через такую «границу» контрабанду любого вида и размера, во-вторых, — ввести при необходимости снова какое угодно количество российских «добровольцев» и «отпускников» с военной техникой включительно — пограничники просто не смогут их остановить. Ну и, конечно, командные кадры «милиции» будут составлять, по совместительству, кадровые военные из России. Кстати, если Кремль добьется описанного фактического пребывания своей армии на Донбассе в виде «милиции» и запрета Украине держать там что-то серьезнее маневренной группы пограничников, то для нее уже не будет иметь принципиального значения, что там будет записано в украинской Конституции о статусе Донбасса.

А внешне, для мира, все будет выглядеть очень прилично. Есть автономия территории, закрепленная в Конституции, а общепризнанная международным сообществом государственная граница Украины не нарушена. Минские соглашения выполнены! Все остальное — внутренние проблемы-вопросы Украины, в которые вежливые иностранцы вмешиваться, конечно, не должны. А санкции можно постепенно смягчать, если не отменять совсем (из-за Крыма).

Можно не сомневаться, что именно к такому «решению» проблемы Донбасса стремится Россия. И можно не сомневаться, что именно такие предложения, в той или иной «обертке», привозил Грызлов в Киев. Согласится ли Украина? А кто конкретно в Украине? Нет сомнения, что по крайней мере часть нынешней украинской элиты (и не только обломки Партии регионов или коммунистов) с радостью пошла бы на такой вариант, поскольку он, повторим, по сути, возвращает статус-кво — то, что было до войны. Следовательно, можно будет вернуться к привычному и любимому делу — делать бизнес в политике и вне политики под глубокомысленные разговоры о «многовекторности». Согласится ли украинское общество? Часть (понятно какая) категорически будет против. А другая, обывательская? Кто знает. Война всем нормальным людям поперек горла, а тут предлагают окончание войны (а еще «подкрепят» эти предложения усилением стрельбы, то есть — новыми убитыми и искалеченными украинскими солдатами). Фактически теряем Донбасс? А что, он у нас, обывателей, раньше был?

О том, как бы отнеслась разная Украина к такому варианту окончания войны на Донбассе, можно писать долго и нудно, то есть — без ясности или однозначности. Сейчас важнее ответить, как действующая украинская власть, в первую очередь, конечно, Президент и Верховная Рада, ответит на желания Кремля. Возможно, даже Президент Порошенко мог бы склониться к тому, что восстановление де-факто и закрепления де-юре довоенного статуса Донбасса — далеко не худший для Украины сценарий, ведь может быть и хуже, опасность «Новороссии» полностью не устранена. Кроме того, у России за согласие на такой вариант можно выторговать немало различных преференций, прежде всего материальных (например, супердешевый газ или другие торговые выгоды), которые бы значительно облегчили жизнь украинскому бюджету. А освобождение всех пленных и заложников, включая Савченко и Сенцова? Что же касается возможности политического вето «автономного» Донбасса на внешнеполитические шаги Киева в плане сотрудничества с Европой или вступления в НАТО, то, во-первых, на данный момент эти вопросы не очень спешны и слишком расплывчаты, а, во-вторых, можно такого вето и не давать Донбассу — вполне возможно, что Россия здесь будет готова уступить.

Одним словом, есть пространство, чтобы поторговаться. Однако все эти псевдопрактические соображения отметаются одним-единственным контраргументом: лидер страны, который согласится на такой вариант, и политическая элита, которая его в этом поддержит, очень скоро власть в Украине потеряют. Может, не сразу, может через год-два, но неизбежно потеряют. Пусть не вся, а только часть Украины, но проигрыша войны не простит никогда. Тут уже не будет вариантов и пространства для торга. Война есть война, ее не обманешь, раз война — то должен быть победитель и проигравший, какими бы компромиссами, «взаимовыгодными» сделками и др. это не маскировалось. Побежденный власть потеряет. Или Порошенко в Киеве, или Путин — в Москве. Слишком масштабной оказалась эта война, слишком много людей полегло, в войну так или иначе втянуты уже не только Украина с Россией; а еще есть Крым, который надо возвращать и с которым непонятно что будет, если мы «вернем» Донбасс по плану Кремля. Просто восстановить довоенный статус-кво не получится, это просто невозможно.

Похоже, наш Президент это прекрасно осознает. По крайней мере, пока у нас нет оснований утверждать, что Грызлов доволен визитом, то есть, что Украина в принципе готова договариваться в рамках варианта, к которому стремится Россия. Последнее заявление Порошенко, сделанное им в Тернополе в день, когда Грызлов прилетел в Киев, о том, что необходимо установить четкие даты выполнения всех пунктов минских соглашений, свидетельствует, что Украина готова к новым затяжным переговорам, другими словами — нам не печет. А России печет. Впрочем, как уже было сказано, официальной информации о переговорах с Грызловым — никакой, даже неизвестно, с кем он, кроме Кучмы, встречался и встречался ли. Все это уменьшает оптимизм относительно твердости нашей позиции. Однако, что этот оптимизм надежно поддерживает, так это объективная невозможность представить поражение в этой войне как победу. Никакими кулуарными договоренностями, на которые так рассчитывает господин Путин, этого не достичь. Причем, это справедливо и по отношению к Украине, и по отношению к России.

Юрий Сандул

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )