Вы находитесь:  / Политика / Информационная безопасность Беларуси

Информационная безопасность Беларуси

6bcdf3d02b859651472a0df20a887d6a

Война в Украине четко демонстрирует, что Россия уже захватила Беларусь, в частности: информационно. Можно ли вырваться из этой информационной блокады?

О том, что Российская Федерация ведёт информационную войну против Украины, не говорит только ленивый. Многие называют подобную атаку «ноу-хау» Кремля. Однако, если оглянуться в прошлое, видно, что руководство соседней страны серьёзно относится к борьбе за умы. И справедливо считает, что намного эффективней тратить относительно небольшие средства на необходимую информационную подпитку, чем иметь политические и экономические проблемы.

Предыстория. Создание системы.

Началом движения к контролю за информационным пространством можно назвать конец 90-х. Или, если быть более точным, кризис 1998 года. Именно тогда новое правительство РФ задумалось о необходимости целенаправленной и широкой подготовки общественного мнения, а также об опасности свободной прессы для долговременного правления одной группы.

На фоне обесценивания активов, многие телекомпании перешли в собственность группы олигархов, задумавших «обновление власти». И начало второй чеченской войны показало эффективность работы. Массовый страх, ксенофобия, помноженные на «ура-патриотизм» свели на нет возможность создания более-менее влиятельного антивоенного движения. Рецепт был прост донельзя — минимизация нецензурированной информации с мест событий. И «широкое освещение» подконтрольными медиа. Так родился миф о «спасителе России» В.В. Путине.

Далее была президентская гонка и борьба с её фаворитом. Если не помните, то все шансы осесть в Кремле имел Примаков. Он пользовался поддержкой части олигархов и политиков. В том числе «тяжеловеса» Лужкова. Однако эта группа не имела собственного медиа-ресурса. Частичную поддержку ей оказывала медиа-группа В. Гусинского (НТВ, Эхо Москвы, Итоги, Сегодня). В результате скоординированной атаки трёх ведущих каналов на личность кандидата, Примаков, по данным социологов, превратился из лидера в аутсайдера президентских выборов. В результате 4 февраля 2000 года отказался баллотироваться.

После выборов, кстати, первой задачей Кремля было «разобраться» с магнатом-оппозиционером. Вскоре НТВ стал принадлежать «Газпрому». На это ушёл год. «Операция» была завершена в апреле 2012. В сентябре того же года, Кремль решил и «проблему» Березовского и ОРТ. С этого момента все (!!!) федеральные каналы находились в той или иной мере под контролем Кремля.

То, что медиа-пространство соседней страны изменилось первым прочувствовал А. Лукашенко. Нефтегазовая война 2003-2004 года за право Газпрома контролировать «Белтрансгаз» закончилась полным провалом официального Минска. Апелляции к союзническому статусу и общественному мнению внутри РФ не имели никакого эффекта. Информационные посылы Минска просто не доходили до получателей. Скорее наоборот. Критические передачи российского ТВ, в которых беларускому лидеру вспоминали и исчезновение политиков и диктатуру, широко обсуждались населением «синеокой». В результате в конце 2003 года рейтинг А. Лукашенко упал до исторического минимума — 29%. Аналогичные скачки наблюдались и в последующие годы. «Сахарная война» конца 2006 года, например, обвалила популярность президента Беларуси с 55 до 46%.

В администрации президента Беларуси, к слову, сориентировались быстро. Первые ограничения вещания начались ещё в 2003 году. Но, увы, поздно. Созданные на базе российского ТВ собственные каналы не имели достаточного количества качественного контента. И вынуждены были вернуться к ретрансляции в том числе и новостей. Правда, в «купированном» виде.

Что касается внутреннего потребления, то с этим у Кремля проблем не было. Население с лёгкостью и податливостью воспринимало практически всё, что преподносили власти. Особенно, если освещение тем шло в одинаковом ключе. Так, например, была решена проблема Чечни. Общественное мнение поверило, что война закончена в 2001 году.

Несмотря на ежедневные жертвы среди силовиков. Так же спокойно население отреагировало на передачу региона под полную и бесконтрольную власть клану Кадыровых. Тех самых — героев первой чеченской войны (естественно, выступавших на стороне Дудаева). Более того и отец, и сын, признающие, что убивали русских, стали Героями России.

2008 год — демонстрация мощи системы и первая коррекция работы.

Наиболее яркой демонстрацией мощи информационной машины стал 2008 год. Вторжение в Грузию, поданное как «принуждение к миру», широко освещалось российской прессой. При этом стиль и содержание новостей и аналитики не оставляли сомнения в том, что кампания спланирована и идёт под жёстким и разумным руководством. Значительная часть населения пост-советских стран поверила в то, что в Цхинвали убито более 2 000 человек. Все содрогались от «обстрелов ГРАДом» мирного города. И пусть уже в сентябре СК РФ назвало цифру жертв среди мирного населения в 134 человека никого не интересовало (из которых значительную часть составляли «ополченцы»). Все помнят о «тысячах жертв среди мирных жителей» даже не задумываясь о том, что всё население региона не превышает пяти десятков тысяч человек.

Однако полной победы на информационном поле Россия не одержала. В построенной медиа-системе оказались две бреши. Это местные СМИ и интернет. Так грузины, взяв информацию с региональных сайтов и военных газет смогли доказать, что российская армия была переброшена в регион ДО начала войны. Так стало известно о количестве погибших.

После этого российские власти внесли несколько корректив. Среди основных были:

Получение контроля над большинством рейтинговых региональных изданий. Это осуществляется чаще всего «легальным» путём. Близкие к Кремлю или Газпрому структуры просто выкупают локальные медиа.

Работа в сети. Тут проявляются несколько направлений. Одно — использование комментариев на иностранных и отечественных площадках для создания необходимого информационного фона. Фактически речь идёт о создании сети компаний, занимающихся троллингом. Второе направление — работа со слухами. Так называемый «оффлайн». Это одна из новинок, которая широко себя проявила последнее время. В том числе в Беларуси и Украине. Но об этом позже.

Украинские события и первая осечка PR машины Кремля.

События Майдана и начало 2014 года показали, что даже такая продуманная тактика работы с общественным мнением может давать сбои. Вопреки ожиданиям российского руководства, население Украины не восприняло информационные темы и тезисы, навязываемые из соседней страны. Попробуем разобраться почему.

Предыстория или борьба за потребителя среди украинских медиа.

Как уже писалось выше, в Беларуси попытались бороться с российским присутствием на информационном поле административными методами. Увы, но такой подход даёт ограниченные результаты. Даже цензура новостей, закрытие доступа к сайтам не гарантирует информационно безопасности. Причина на поверхности.

Человек привык получать информацию из нескольких источников. Естественно, в кризисный период популярность информационных ресурсов растёт. Но в том, кому поверит тот или иной индивидуум зависит от, если хотите сказать, привычки. Или же от того, какой источник он считает «качественным». Не правдивым а именно качественным.

Что это такое? Политически или общественно активная прослойка в любом обществе достаточно невелика — не более 5% в любой стране мира. Именно эта категория является типичным потребителем услуг информационных ресурсов. Остальные 95% ищут развлечения, отдых и т. д. Это — фильмы, музыка, шоу, кино и сериалы.

Информационное пространство в Украине традиционно было разделено между несколькими финансовыми группами. Учитывая специфику политики, ожидать согласованных действий в области информационной безопасности не приходилось. Более того, сам термин до 2014 года практически не употреблялся даже среди экспертов рынка.

Однако, там где не работает государственная машина, вступает в силу желание заработать. Усиливая своё влияние на соседние страны, российские каналы показали направление, гарантирующее популярность среди зрителей. И, как следствие — высокие доходы от рекламы. Речь идёт о реалити и талант-шоу, другом развлекательном контенте (сериалы, фильмы).

Поскольку производство сериалов — вещь дорогостоящая и продолжительная, украинцы сконцентрировались на шоу. Причём начали адаптировать западные форматы под менталитет украинцем. Что было новым на постсоветском пространстве. Ранее вся локализация шла «через Москву». За 2008-2010 гг. количество подобных программ в эфире Украины выросло с 1-й до полутора десятков. Причём рейтинги зашкаливали независимо от «сезона»! Росло и качество. Если до 2008 года звёзды украинского эфира мечтали попасть на «российские каналы», то с 2009 наметился обратный процесс. Исполнители, ведущие, режиссёры с удовольствием переезжали в Киев.

Такие процессы не могли не отразиться на рейтинге телеканалов. В 2007 году суммарный охват аудитории российской тройки «1 канал»-РТР-НТВ на 20% превышал показатели самого рейтингового украинского канала. При ближайшем рассмотрении ситуация для Украины была ещё более удручающей. Лидер рейтингов, телеканал «Интер» в значительной мере заполнял сетку вещания российским контентом. Купленным у той же «кремлёвской тройки».

Запуск собственных шоу в корне изменил ситуацию. Во-первых, украинцы стали меньше покупать российских программ. Во-вторых, зритель начал переходить на национальные каналы. Если в 2008 году после удачных танцевальных шоу «первый канал» (Россия) занимал 7-е место по охвату аудитории в Украине (РТР и НТВ соответственно 11 и 12), то уже к средине 2011 российские медиа начали сдавать позиции. А к декабрю в ТОП-10 не было ни одного российского телеканала. При этом существенно усилили свои позиции СТБ и 1+1, которые в отличие от «Интера» поставили на национальный продукт а не показ российских сериалов.

Таким образом сформировалась группа лидеров украинского эфира. Это:

Канал «Украина», принадлежащий Ринату Ахметову

«Интер», находящийся под контролем олигарха Фирташа

«1+1» олигарха Игоря Коломойского

«СТБ», «Новий канал» и ICTV зятя Леонида Кучмы В. Пинчука

Эти четыре группы не просто конкурировали между собой. Владельцы каналов поддерживали и финансировали различные политические партии. Таким образом «свобода слова» в Украине получила интересный механизм реализации. Различная направленность каналов гарантировала зачастую полностью противоположную окраску в освещении одного и того же мероприятия. Это, естественно делало невозможным проведение любой мало-мальски скоординированной информационной кампании в масштабах страны. Тем более для внешнего потребления.

Вторым ключевым отличием был язык вещания. «Интер» и «Украина» в большинстве своём использовали русский язык. И, как следствие имели наибольшие рейтинги на Востоке и Юге страны. Остальные каналы были или в той или иной мере двуязычными (СТБ, ICTV) или предпочитали язык титульной нации. Что так же накладывало отпечаток на формирование аудитории.

При этом ни один канал не скатывался к «одноязычному вещанию». Интер имел передачи (в т.ч. новости) на украинском. 1+1 — на русском.

Конец 2013 года — ситуация перед началом российской информационной атаки.

Несмотря на падение популярности российских каналов, их влияние в Украине оставалось существенным. Популярность, например «Первого канала» (Россия) в первом квартале 2014 (!!!) года превышала рейтинг Первого национального канала Украины. С другой стороны украинский «первый» явный аутсайдер. ТОП-5 на конец 2013 выглядело следующим образом: Интер, Украина, 1+1, СТБ, ICTV. При этом показательно, что до начала событий на майдане первое место занимал СТБ, специализирующийся на развлекательном контенте.

О региональном распространении и специфике аудитории говорилось выше. Стоит только добавить, что зрители «Интера» — более возрастная группа. Она в значительной мере состоит из тех, кто помнит времена СССР. Показательно, что в аудитории от 14 до 45 «Интер» не входит в пятёрку рейтинговых каналов. Повторим так же, что медиа-ресурс, перешедший к этому времени в руки «семьи» Януковича, выпадал из пятёрки на Западе страны и находился лишь на 5-м месте в центре страны. А вот на востоке и юге Новости Интера — лидеры рейтинга популярности. На втором месте – выпуски первого канала (Россия).

Остановимся подробней на информационном поле «проблемных регионов».

В ТОП-15 наиболее популярных новостных передач Донецкой, Луганской и Харьковской областей, на конец 2013-начало 2014 г. присутствовало лишь 7 продуктов украинских каналов. Из них лишь 3, которые во время событий на Майдане не поддались (или частично не поддались) цензуре администрации Януковича.

Обратим внимание на другие источники информации, которыми пользовалось население. В начале 2014 года Международный республиканский институт (IRI) провёл опрос жителей Украины. Где, кроме прочего задавался вопрос откуда люди берут информацию. А теперь маленькая табличка:

Откуда берут информацию

Расклад

Итак, на востоке и юге Украины информационное поле в значительной мере формировалось российскими СМИ или каналами, находящимися под влиянием Януковича. На первый взгляд, «русская весна» должна была бы быть успешной.

Влияние телевидения должны были усилить группы «интернет воздействия». А «сетевые свидетельства о зверствах новой власти и колоннах правого сектора» успешно бы разносились в виде слухов. Тем более, что население доверяло и доверяет такому СМИ как «сарафанное радио».

Однако, про российские митинги в большинстве областей, названных «новороссией» закончились ничем. Даже при мощнейшей поддержке со стороны «групп туристов» из Российской Федерации.

Проблемы удалось создать лишь в части районов Донецкой и Луганской областей. Попробуем разобраться почему.

1. Выбор источника информации.

Жители Донбасса привыкли получать информацию из СМИ, подконтрольных партии регионов. Во время событий на Майдане лидер рейтинга, телеканал «Интер» занимал явно про властную позицию. Его репортажи мало чем отличались от того, что показывало, например РТР. ТРК «Украина» аккуратно критиковала майдан, но была более сдержана в эпитетах. При этом подавалось и мнение протестующих.

После смены власти политика «Интера» сменилась на прямо противоположную. Те, кто был «преступниками» стали героями и наоборот. СМИ Ахметова так же сместили акценты. Это не могло не подорвать доверие людей к каналам как источникам информации. А на втором месте была «великая троица Кремля». Позиция которой, естественно, не менялась. Таким образом мнение восточного соседа стало восприниматься как единственно правдивое.

2. Критичное отношение и слухи.

Жители Донбасса — специфическое сообщество. Оно характеризуется замкнутостью и абсолютной не мобильностью. Статистика милиции: За 2011 год за пределы страны выезжало не более 80 тысяч жителей Донбасса. Внутренним туризмом было охвачено около 52 тыс. человек. И это на регион, где проживает более 4,5 млн. человек! Таким образом люди формировали своё мнение о событиях на основе «картинки из телевизора». А отсутствие опыта общения с носителями других культур ограничивало возможности восприятия другой точки зрения. Поэтому мнения, высказанные «не местными» априори воспринимались как неправильные, не правдивые. Это в полно мере относится к украинским каналам. А вот мнения «донецких», пусть даже в виде слухов или комментариев в интернете воспринимались как истина.

Таким образом Российской Федерации не было необходимости проводить серьёзную работу. Украинские каналы сменой позиции отдали аудиторию. А мощная команда подготовленных «интернет-троллей» создала необходимый фон в сети. Что касается слухов — тут в ход пошли коммуникационные способности «туристов на митинги». Если добавить сюда игру местных элит, становится странно, что вооружённые столкновения начались так поздно.

Пробуксовка.

Однако, в Днепропетровской, Николаевской, Запорожской, Харьковской, Криворожской, Полтавской, Одесской и Николаевской областях события разворачивались совсем по другому сценарию. Почему?

1. Телеканалы

В этих регионах популярность российских медиа была намного ниже. А разрыв рейтингов между ТОП-каналами Украины менее заметен. Люди смотрели продукцию нескольких медиа-групп. И новости так же. В результате, когда возник вопрос «кому доверять после Майдана», выбор был сделан в пользу тех, кто производит «качественный контент». Это каналы-лидеры по количеству шоу. Человек привык смотреть их и ему было в том числе лень выключать телевизор на время новостного перерыва. Владельцы 1+1, СТБ, Нового и ICTV (Коломойский и Пинчук) заняли явно про украинскую позицию в конфликте с Россией. И поддерживали майдан ранее. То есть «смены курса» не было. Таким образом, даже оппоненты новой власти смотрели новости этих каналов. Они могли не соглашаться, переключать на российские каналы. Но факт донесения двух точек зрения налицо.

2. Если сравнивать население «Юго-Востока» с Донбассом, то в глаза бросается разница в количестве контактов с носителями других культур. Юг Украины значительно более мобилен. Люди ездят на заработки. И с 2010 года направления трудовой миграции повернулись в страны ЕС. Кроме того, морское побережье — зона отдыха туристов. Как из других регионов так и из-за рубежа. Таким образом межкультурные контакты, для тех же одесситов или жителей Николаева — вещь привычная. А это, как ни крути, учит анализировать, воспринимать различные точки зрения. И критично относиться к любой информации без проверки.

В результате откровенная ложь российских каналов становилась известна. Спасибо интернет-волонтёрам. И каждое разоблачение ставило под сомнение правдивость следующих репортажей того же НТВ или РТР. Фактически, истерия и подбор страшилок, которые идут «на ура» в Донбассе уничтожили доверие к российским медиа в остальных областях региона, который Путин назвал «Новороссией».

Выводы для Беларуси.

Ситуация в информационном пространстве Беларуси значительно более сложная, чем в Украине. Схематично её можно охарактеризовать следующим образом.

Российские ТВ-каналы свободно ретранслируются в эфире. При этом их рейтинги намного превышают украинские показатели. А сами каналы воспринимаются населением как более «качественные». Что, естественно поднимает доверие и к новостям.

Беларуское телевидение, увы, по своему портфелю развлекательных программ уступает продукции из Москвы. Кроме того, даже через национальные каналы распространяется стереотип «провинциальности» местной культуры (в том числе популярной). Типичный пример — в репортажах об успехах национальных исполнителей «признание в Москве» считается безусловным достижением.

Интернет в силу языковых особенностей прочно связан с российским сегментом. Это касается информационных, развлекательных и, естественно, пиратских ресурсов. Количество популярных сетевых площадок, увы, можно пересчитать по пальцам двух рук.

Наличие открытой границы гарантирует простоту внедрения «оффлайн» слухов. Последний пример — «беларуские машины грабят в Украине». Эта тема парализовала туризм. При том, что ни одного документального подтверждения с марта месяца так и не было представлено.

Подобная ситуация может стать источником проблем для власти (независимо от того, кто находится у руля). Более того, можно смело прогнозировать активную игру российских медиа в 2015 году. Будут они поддерживать А. Лукашенко или создавать «оппозиционного кандидата» — неизвестно.

Однако в отличие от Украины, Беларусь имеет несколько преимуществ. Основное — это небольшая площадь. Около трети населения живёт в приграничных регионах и так или иначе получает информацию из СМИ сопредельных государств. У нас невозможна ситуация Донбасса. Беларусы способны воспринять несколько точек зрения. Пример тому — слабая динамика изменений настроений общества. Даже в условиях активной информационной обработки. Люди слушают другие точки зрения и не спешат менять свою.

Разобравшись с условиями, можно поговорить о действиях по нейтрализации российского влияния.

Телевидение.

Ключ к доверию, как показала украинская практика в создании качественного развлекательного контента. Увы, но такая работа стоит больших денег. Вряд ли в беларуском бюджете есть лишние пару сот миллионов долларов. С другой стороны развитие шоу в Украине уже приковало к себе внимание беларусов. Практически во всех киевских форматах сегодня есть участники-беларусы. Это даёт сразу два плюса:

Максимальная популяризация (раскрутка) победителей талант -шоу у нас в стране. Собственная «звезда», возникшая не в Москве — уже достижение. Таким образом можно на протяжении нескольких лет влить новую струю в отечественную эстраду.

Трансляция самих шоу. Это может быть, например, покупка прав показа. Украинские каналы с удовольствием пойдут на такую сделку. А денежный вопрос можно решить с помощью рекламных бюджетов. Таким образом качественный развлекательный контент на национальных каналах добавит им аудитории и доверия.

В Беларуси активно используется тема «славянского единства». Украинцы — славяне. Поэтому трансляция части украинских каналов на нашей территории может составить серьёзную конкуренцию российской тройке. При этом, учитывая постепенный рост рейтинга БТРК, не создаст проблем отечественному ТВ. А альтернативные новости будут оппонировать российскому взгляду на мир. Тут стоит отметить, что украинцы достаточно корректно и даже «нейтрально-позитивно» освещают события в Беларуси. В том числе личность А. Лукашенко.

Сетевые ресурсы.

Увы, бороться с троллями административными мерами невозможно. Единственный рецепт — изоляция национального сегмента сети. Что поставит крест на развитии отечественного ИТ. В частности, ПВТ. Создание своего органа так же слабо поможет. Беларусь по определению имеет меньшее количество населения. И, естественно, меньшую группу тех, кого можно «посадить за клавиатуру». Пока решить данную проблему напрямую невозможно. Зато можно уменьшить её влияния. Для этого достаточно использовать описанные выше особенности менталитета беларусов. А именно — готовность выслушать другую точку зрения. Об этом — в следующем блоке.

Межкультурное общение.

Как показала украинская практика, межкультурное общение является основным противодействием информационной атаке. Естественно, вывезти беларусов за границу не получится. Но можно работать в привычных форматах. А именно:

Туризм в Украину и соседние государства. В первую очередь рассмотрим Южную соседку. Необходимо приложить максимум усилий для возвращения туристических потоков в Украину. На примере фактически войны люди смогут увидеть насколько отличается освещение событий из РФ от действительности.

Украинские беженцы. В том числе из Крыма. Это политически оправданный шаг. Он позволяет принести в Беларусь «живые свидетельства». А кроме того решает вопросы депопуляции в нашей стране. Главное, чтобы эти беженцы не были участниками незаконных вооружённых формирований или их семей.

Въездной туризм. Данная тема не раз поднималась. Увы, пока что большинство туристов — граждане РФ. Это с одной стороны хорошо, так как показывает истинный уровень культурного развития восточных соседей. Но для полноты картины необходимо максимальное привлечение гостей из других стран. С этой точки зрения ЧМ по хоккею был превосходной PR акцией.

Пресс-туры. В Беларуси хорошо проработана схема организации пресс-туров иностранных журналистов. Однако, целесообразно организовывать и поездки наших работников. Особенно из местной прессы. В таком случае получаем и материал в СМИ и работу на уровне «свои сказали». Нет необходимости организовывать регулярные поездки — дорого. Но делать выезды во время таких событий как в Украине — обоснованно и крайне важно.

Эти семь простых пунктов не требуют значительного количества ресурсов (в масштабах страны). Но значительно усилят позиции Беларуси в области обеспечения собственной информационной безопасности.

Источник