Вы находитесь:  / Аналитика / Как Кремль в 2019-м будет пытаться влиять на украинские выборы

Как Кремль в 2019-м будет пытаться влиять на украинские выборы

_default_soc_sharing

31 декабря в Украине официально начнется предвыборная кампания. Российское влияние на украинскую политику в целом, и в частности, в период выборов имеет большую историю.

Очевидно, что начиная с 2014 года, т. е. после аннексии Крыма и начала войны в Донбассе, это влияние приобрело другие формы, поскольку любые события украинско-российского взаимодействия — экономического, политического, культурного — оказались перемещены в контекст войны. Война оказывает огромное влияние на оба общества — и украинское, и российское. Произошла «украинизация» информационной повестки российских медиа. В свою очередь, война многосторонне влияет на украинское общество.

До 2014 года. Влияние Москвы на внутреннюю политику Украины до 2014 происходило в другом контексте, чем сегодня. Кремль не ставил под вопрос суверенитет Украины и считал, что ведет работу в рамках концепции «мягкой силы».

Путин болезненно воспринял первый майдан, вел борьбу с проевропейским курсом Виктора Ющенко и его правительства, поддерживал те силы в Украине, которые сделали ставку на Виктора Януковича, но при этом в центре стратегии Кремля во взаимоотношениях с Киевом было манипулирование экономическими инструментами.

В российской политике имелись различные политические группы, которые открыто выступали за реинкарнацию СССР, ностальгически ориентировались на единство трех славянских народов, постоянно развивали тему «двух Украин» (правобережной и левобережной), но все эти группы в тот период не располагались в политическом центре российской политики и не оказывали влияния на стратегические решения Кремля.

Ситуацию взорвало бегство Януковича 22-23 февраля 2014 года, решение Путина вывезти его с территории Украины, а затем и решение Совета Безопасности РФ начать операцию по аннексии Крыма.

С этого момента вся кремлевская политика в отношении Украины переместилась из зоны «мягкой силы», экономического шантажа, опоры на дружественный украинский крупный бизнес — в зону глобального геополитического конфликта. Полностью изменились и механизмы влияния Кремля на внутреннюю политику Украины: началась «гибридная война» во всех ее возможных формах.

Уровни влияния

Российское влияние на внутреннюю политику Украины после 2014 года имеет четыре уровня.

1. ВЛИЯНИЕ ВОЙНЫ. В первую очередь, российское влияние представлено самим фактом агрессии и тем, что Россия создает «повседневность войны». Война проникает очень глубоко, порождая несколько разных реакций, имеющих и политическую проекцию. Кремлевские медиа охотно опираются на бытовой цинизм, при котором любые слова и действия не только украинских и российских, а вообще всех политиков мира толкуются как эгоистичные, и продиктованные только личными интересами. Политики наживаются на войне, в то время как простой человек хочет мира. С этим тезисом удобно работать тем политическим силам в Украине, которые выступают с позиций примирения с Россией на ее условиях. Этот же тезис чрезвычайно выгоден и Кремлю, поскольку позволяет строить свою пропагандистскую линию на схеме «простой народ Украины хочет мира — политики хотят войны». Очевидно, что хотя война идет уже 5 лет, в Украине сохраняются большие контингенты, которые по разным биографическим, территориальным, экономическим причинам дистанцируются от войны, не хотят самоопределяться в ее контексте. Мотивацию политического выбора при голосовании на президентских или парламентских выборах для этих контингентов прогнозировать очень трудно. Подавляющее большинство этих контингентов принимают решение эмоционально, часто под влиянием медиасюжетов, принимают решение в последний момент и могут менять предпочтения несколько раз в течение избирательной кампании. Но война оказывает и иное действие: она ведет к жесткой самоидентификации. Военные, их семьи, значительная часть гражданского чиновничества, гражданские активисты, работники системы образования имеют дело с войной постоянно. Существенный вопрос: происходит ли радикализация политического сознания части украинского общества под влиянием войны? Социологические опросы показывают, что такой тенденции нет. Определенную роль играет роль фактор «евроинтеграции». Намерение вступить в Евросоюз и НАТО, в отношении которого есть консенсус, ставит сильные ограничения радикализации политического сознания. Несмотря на то, что в значительной части украинского общества наращивается ненависть в отношении Кремля, это настроение не может реализовать себя политически, поскольку эскалация войны со стороны Украины подорвала бы имидж страны, сделавшей «европейский выбор». Это понимают и лидеры радикальных групп украинской политики. 2. ВЛИЯНИЕ МЕДИА.

Второй уровень — влияние медиа. Влияние кремлевских медиа на население других стран сейчас уже изучено достаточно хорошо. Проводились социологические исследования в Литве, Германии, имеются доклады мониторинговых групп. Но Украина находится в особом положении. Практически весь постсоветский период, до начала войны в 2014 году, несмотря на политические и экономические конфликты между двумя странами, существовал практически общий «культурный рынок» и единый медиапотребитель. До 2014 года Кремль имел большие возможности формировать на значительной части территории Украины свою повестку дня. Но даже и с началом войны медиавозможности Кремля в Украине далеко превышают возможности в любой другой стране, поскольку практически все население Украины говорит и понимает по-русски и имеет общую «культурную клавиатуру» с Россией. Распространение в российских медиа каких-либо сведений об украинских олигархах, о старых или новых политических партиях или закулисных альянсах, прокачка в российских генераторах новостей негативной информации об украинской экономике — все это легко перебрасывается внутрь Украины — и в экспертную журналистику, и на уровне «сарафанного радио». При этом влияние на украинскую политику кремлевских центров пропаганды как таковых достаточно специфично. Главные хабы по производству российского медиапотока постоянно поддерживают тему Украины. Она в первую очередь рассчитана на внутреннего российского медиапотребителя и практически полностью состоит из глумления, издевательства в отношении украинского государства и общества. Для украинского медиапотребителя так называемая «кремлевская пропаганда» действует с обратным эффектом, вызывая отторжение.

3. ВЛИЯНИЕ политических и экономических групп. Сама история формирования украинского класса богатых и сверхбогатых настолько тесно связана с Россией и даже уже непосредственно с периодом путинского правления, что чрезвычайно сложно установить, кто и какую позицию в отношении Кремля занимает в каждый данный момент времени, поскольку обстоятельства непрерывно меняются. В Украине на уровне повседневных коммуникаций любые крупные события связываются в первую очередь с какими-то бизнес-интересами, объединяющими украинских олигархов и Москву. Этот фактор дезориентирующе действует на украинскую политику в целом. Этот фактор работает и на выборах 2019 года. Практически весь 2018 год в украинских медиа обсуждались возможных альянсы украинских олигархов, которые могут способствовать пророссийским кандидатам. Подозрения в связях с Москвой, в «измене» («зраде») являются важным фактором внутренней политики в Украине.

4. ВЛИЯНИЕ ТАК НАЗЫВАЕМЫХ «ПРОРОССИЙСКИХ» ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ. Прямое влияние Кремля на украинские выборы, в первую очередь, связывают с Оппозиционным блоком и возникающими в его орбите политическим проектами. Постоянно пишут об отношениях Медведчука с Путиным, а Левочкина и Бойко — с Сурковым. Несомненно, что все эти контакты имеются. Из этого выдвигается предположение, что план Кремля в отношении выборов в Украине заключен в том, чтобы сделать ставку не на президентские выборы, а на выборы в Раду в расчете значительно увеличить фракцию Оппоблока и привести Медведчука на пост вице-спикера. Однако никаких подтверждений того, что именно такова стратегия Кремля — нет. Политика Кремля накануне выборов не способствует улучшению положения Оппоблока. Возможные успехи Оппоблока связаны с тем, чтобы предложить украинцам некий новый план мира с Россией. Но Путин непрерывно идет на дальнейшую эскалацию: минские соглашения стагнируют, комиссия Сурков-Волкер практически бездействует, конфликт вокруг Азовского моря усиливался весь 2018 год и привел к обстрелу и захвату украинских моряков и судов российскими пограничниками. США и Евросоюз вынуждены будут принимать новые санкции в отношении РФ в связи с этими событиями. Все это создает контекст, на фоне которого Оппоблок не может выступить ни с какими убедительными для электората идеями снижения напряженности и примирения.

Стратегические цели Кремля на выборах в Украине

Любые процессы, идущие в Украине, для Кремля в его нынешнем положении, имеют значение в такой последовательности:
1. Масштабная дестабилизация, которая либо позволит подтвердить тезис о том, что Украина failed-state, либо приведет к выходу из-под контроля Киева еще одной или двух областей.
2. Любые масштабные срывы в обеспечении жизнедеятельности населения в ходе избирательной кампании. Возможность показать неэффективность экономической политики украинских властей.
3. Нагнетание напряженности, вынуждающее украинские власти идти на все более сильные ограничения свобод, усиление мер безопасности и расширение военного положения.
4. Катастрофическое поражение Порошенко, проигрыш в первом туре с низким процентом.

Учитывая общее состояние российско-украинских отношений в 2018 году и радикальное ухудшение положения Путина на международной арене, надо считать, что какое-либо усиление «пророссийских» сил в публичной украинской политике уже ничего не дает Кремлю.

Для Кремля в нынешней ситуации важны лишь возможные масштабные подтверждения той концепции, которую он развивает в отношении Украины для российского населения и в международных коммуникациях.

Эта концепция включает в себя пять основных пунктов: failed-statе, агрессивный политический национализм (=фашизм), экономическая несостоятельность, масштабные нарушения прав человека, цинизм всех представителей украинского истеблишмента.

Иначе говоря, Кремль заинтересован только в масштабном ударе по имиджу Украины в целом в ходе избирательной кампании и по ее итогам.

Основные политические игроки на старте кампании

Как известно, многие политики Украины выдвигаются на президентские, не ориентируясь на низкие стартовые рейтинги и отсутствие шансов попасть во второй тур. Цель выдвижения — мобилизация сторонников перед парламентскими выборами (октябрь 2019 года).

На старте избирательной кампании наиболее часто обсуждаются маневры десяти возможных кандидатов — Петр Порошенко, Юлия Тимошенко, Владимир Зеленский, Юрий Бойко, Анатолий Гриценко, Святослав Вакарчук. Олег Ляшко, Андрей Садовой, Александр Шевченко, Евгений Мураев. При этом основная борьба в первом туре, как считают наблюдатели, развернется между Порошенко, Тимошенко, Гриценко, Зеленским, Бойко, Вакарчуком.

Как выглядят российские интересы применительно к этому списку, и какие факторы влияния у Кремля имеются в отношении этих кандидатов?

Петр Порошенко подвергается резкой критике политически активными кругами как справа, так и слева. Предпринимались многочисленные попытки скомпрометировать его, обвиняя в поддержании бизнес-контактов с российскими структурами. Его политика была достаточно последовательной, и он в целом реализовал тот мандат, который он получил на выборах 2014 года.

Кремлевские интересы в отношении Порошенко очевидны, Путин прямо сказал, что любой другой президент для Кремля предпочтительней, чем он.

Юлия Тимошенко уже дважды выдвигалась в президенты — в 2010 году и на досрочных выборах в 2014 году. Она опирается на устойчивое ядро своего электората — около 12-15%.

Владимир Зеленский — молодой шоумен, медиапродюсер, хорошо узнаваемое лицо украинской массовой культуры. Владимир Зеленский выдвигается в расчете захватить ту часть электората, которая «устала» от старых политиков. Он не имеет опыта в политике. Вместо предвыборной программы Зеленский имеет возможность использовать сыгранную им роль в фильме «Слуга народа». По многим опросам лета-осени 2018 года он занимал второе место в рейтингах кандидатов в президенты. Украинские эксперты считают, что Зеленский является ставленником украинского олигарха Коломойского.

Участие Святослава Вакарчука в президентской кампании определено тем, что он, как и Зеленский, выступает с позиций «следующего политического поколения». Его участие противопоставляется «мастодонтам» — Тимошенко и Порошенко. Публикация о нем в New York Times, стажировка в Стэнфорде, его контакты в США позволяют его сторонникам говорить о том, что Запад поддерживает его, как возможного «президента нового поколения» и как символическую фигуру «обновления украинской политики».

Юрий Бойко. 16 ноября Вадим Рабинович окончательно отказался самостоятельно выдвигаться и заявил, что его партия («За жизнь») и партия «Оппозиционный блок» выдвигают единого кандидата — Юрия Бойко. На этот момент Бойко был пятым в рейтинге кандидатов, имея около 6-7%. До этого шли переговоры о возможном альянсе Бойко, Рабиновича, Левочкина, Медведчука, при участии Ахметова, что позволило бы объединить региональные сети разных партий и групп влияния для продвижения единого кандидата, способного конкурировать с Порошенко и Тимошенко. Однако этот план провалился. Ахметов отказался участвовать.

Анатолий Гриценко — известный украинский политик, в прошлом — министр обороны. Его участие в президентской кампании рассчитано на укрепление партии «Гражданская позиция», которую он возглавляет.

Украина в кремлевских медиа накануне выборов

Основной поток негативных новостей об Украине создают крупные медиахабы:

1) ньюсрум «Известий», производящий информацию для всего политического блока Национальной медиагруппы братьев Ковальчуков,

2) ФАН и группа сайтов Пригожина,

3) Russia Today, РИА и Sputnik,

4) 1-й канал, телеканал «Россия»,

5) большая группа «продонбасских» ресурсов, включая Regnum, Царьград, Свободную прессу, Взгляд.ру и др.

Надо подчеркнуть, что малое количество читателей каждого отдельного ресурса не имеет значения для оценки масштабов проникновения в целом. Поскольку создана система прокачки новостей и заголовков через генераторы новостей (СМИ-2 и др.) и почтовые сервисы.

Гипертрофированная картина экономического бедствия в Украине хорошо работает для российской аудитории («там еще хуже!»), а «фашизм в Украине» призван сместить оценку медиапотребителем собственной идеологии Кремля.

Цель заключена в том, чтобы пользуясь сюжетами предвыборной борьбы сейчас и первую половину 2019 года — перед выборами в Раду — создавать картину failed-state по трем направлениям: провал экономической политики украинских властей, «религиозная война», поощрение неонацизма.

Игра Кремля

Стратегический интерес Кремля заключен в любой форме дестабилизации, который бы окончательно обнулил политические результаты Евромайдана.

Поэтому любой сценарий событий, сопровождающий выборы, который можно истолковать как уход от нормализованных демократических выборов, Кремль успешно истолкует в свою пользу:

1. усиление роли армии и спецслужб в ущерб гражданским властям,

2. ослабление легитимности избранного президента и тем самым сокращение мандата на продолжение структурных реформ и ориентации на «евровыбор»,

3. дестабилизация, которая позволит Кремлю вывести из-под контроля Киева какие-либо территории (Мариуполь, Одесса),

4. любые беспорядки вокруг приходов в связи с формированием Православной церкви Украины,

5. массовые уличные беспорядки несогласных с результатами подсчета голосовании,

6. шоковые явления в сфере жизнеобеспечения населения.

Кремль скован санкциями и собственным непрерывно ухудшающимся положением на международной арене. Но он располагает мощной медиамашиной для того, чтобы ежедневно прокачивать на всю Восточную и Центральную Европу потоки видеопродукции, направленные на делегитимизацию украинской демократии, ее институтов и ее возможностей адаптации к европейским стандартам политики.

Нормализованная атмосфера президентских выборов, а затем и выборов в Раду, имеет большое значение не только для самой Украины, но и для всего региона и для всех стран постсоветского транзита.

Заключение

С точки зрения развития украинского общества по европейскому пути президентские выборы 2019 года, проходящие в условиях явного обострения «гибридной войны» и нарастающей агрессивности Кремля, важны, в первую очередь, как свидетельство сохранения баланса между неизбежной милитаризацией и развитием гражданского сектора, баланса между интересами национальной безопасности и демократическими свободами.

Высокой ценностью обладает демонстрация того, что украинские выборы проходят не просто в соответствии с европейскими стандартами электоральных процедур, но и являются реальными конкурентными, свободными выборами, результаты которых признаются всеми политическими силами, в том числе и потерпевшими поражение. Для дальнейшего движения Украины в Европу чрезвычайно важна и сама атмосфера выборов, свидетельствующая о росте политической культуры. Должна быть полностью преодолена модель «победитель получает все», а проигравший подвергается репрессиям. Президентские выборы должны также создать условия для формирования устойчивой «коалиции большинства», которая является важной гарантией сохранения магистрального политического курса Украины, независимо от давления меняющихся обстоятельств.

Основная цель Кремля — предъявить в глобальной политике образ дестабилизированной Украины, и тем самым показать, что все постмайданное развитие Украины пришло к катастрофическому концу, обнулить тем самым и весь Евромайдан и все те силы, которые совершили важный отрыв Украины от среды, в которой Кремль ведет гегемонистскую политику, считая себя «хозяином Евразии».

Александр Морозов

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Не вините нового президента за провал внешней политики Украины и возвращение России в ПАСЕ - сперва объясните ему, что такое ПАСЕ и что такое внешняя политика.

Операция «Примирение»

Операция «Примирение»

Страна, ещё недавно пугавшая всех «Искандерами» и ядерным пеплом, решила примерить на себя голубиные пёрышки.
Когда Богдан родился, Медведчук заплакал

Когда Богдан родился, Медведчук заплакал

Мы предрекаем Андрею Богдану богатство, славу и жгучую, хоть, возможно, и недолгую зависть Медведчука