Вы находитесь:  / Аналитика / Как половина Америки потеряла свой разум

Как половина Америки потеряла свой разум

577533_v2

Я собираюсь объяснить феномен Дональда Трампа при помощи трёх фильмов. И, затем будет ещё немного текста.

Есть некий универсальный способ, который используется в приключенческих фильмах, чтобы отличить хороших парней от плохих. Хорошие парни — обычно простые люди «от сохи», из сельской местности…

… в то время как плохие – декаденствующие засранцы, которые живут в городе и носят глупую одежду:

В «Звёздных войнах» Люк растёт на ферме…

… а плохие парни живут на крутой космической станции:

В «Храбром сердце» главный герой – простой фермер…

… а подлый принц Shithead живёт в роскошном замке и носит щегольскую одежду:

Этот конфликт проявляет себя многими способами – примитивный и передовой, грубый и деликатный, мужественный и женственный, бедный и богатый, чистый и декадентствующий, традиционный и извращённый. Всё это – лишь закодированная подача для сельского и городского образа жизни. Очевидно, конфликт между ними произошёл не из–за фильмов. Фильмы использовали этот конфликт и границу, поскольку они реально существуют.

Мы, сельские жители, запрограммированы ненавидеть вычурную элиту. Это и приводит нас к Трампу.

#6 Конфликт не между «красными» и «синими» штатами, он – между городом и деревней

Сельская местность — цвета лавы

 

Я родился и вырос в стране Трампа. Моя семья – избиратели Трампа. Если бы я не свалил оттуда, и не нашёл эту смешную работу, я бы голосовал за него. Я знаю, я бы сделал это.

Смотрите, политики говорят о «красных штатах» и «синих штатах» ( красные = голосующие за республиканцев и консервативный подход, синие = за демократов и прогресс), но забудьте про штаты. Если вы хотите понять феномен Трампа, посмотрите более детальную карту по округам. Вот как народ голосовал по стране на выборах 2012 года – опять, красный – республиканцы, синий – демократы.

Блин, да это всё выглядит так, как будто синяя партия Обамы – какая–то маргинальная фракция, которая с трудом боролась за 20% голосов. Однако, выделенное на карте синим, на самом деле, более плотно заселено – это города. Вверху слева вы видите район Сиэтла и Такомы, ниже идёт Сан–Франциско, а затем Лос Анжелес. Синее вокруг выглядящего как хрен озера Мичиган состоит из городов вроде Миннеаполиса, Милуоки и Чикаго. К северо–западу у нас, конечно, Нью–Йорк и Бостон, ниже – Филадельфия, ведущая к синему поясу, соединяющему множество южных городов, таких, как Шарлотта и Атланта.

Синее – острова в океане красного. Города занимают меньше 4% территории, но там живёт 62% населения, и, не будет преувеличением, 99% популярной культуры. Наши фильмы, шоу, песни и новости – все они идут из этих синих островов. И если вы живёте в красном, это, блин, отстой.

Смотрите, я – из «синего» штата – Иллинойса – но штат, на самом деле, не синий. Долбаный Чикаго – синий. Я – из небольшого городка в одной из кроваво–красных областей:

Куда боится ходить Опра

 

Ещё ребёнком для меня поездка в Чикаго была, ну, как для Китнисс Эвердин («Голодные игры») поездка в столицу. Или как поездка в город будущего для Зоуи в этой смешной книге (минутка саморекламы). «Они делают всё не так».

И весь этот долбаный мир вращается вокруг них.

Любое ТВ–шоу будет о Лос Анжелесе или Нью–Йорке, ну, может, с вкраплениями Чикаго или Балтимора. Когда они снимают шоу про нас, мы – объекты для шуток, или наивняшки с широко открытыми глазами («Парки и зоны отдыха», или, до них, «Ньюхарт»), или отвратительные убийцы – мутанты («Настоящий детектив», или, до него, «Избавление»). За сотню миль несёт высокомерием.

Вам запрещено посещать дантиста, если вы живёте дальше 10 миль от шоссе

 

«То, что происходит за пределами города, не важно!», — говорят они на своих вечеринках, пребывая в блаженном неведении о том, где выращивают их пищу. Эй, помните, как ураган Катрина разрушил Новый Орлеан? Немного странно, что огромный ураган, в сотни миль шириной, сумел попасть в один конкретный город, и обошёл всё остальное. Если смотреть новости (или многочисленные фильмы и ТВ–шоу), вы навряд ли услышите о том, как ураган прокатился катком по сельской Миссисипи, убив 238 человек и принеся огромный ущерб в $125 миллиардов.

Но кому есть дело до этих людей, да?! Что такого достойного выпуска новостей в кучке беззубой деревенщины, плачущей над расплющенным трейлером? Новый Орлеан культурно важен. Он значим.

Для всех игнорируемых, страдающих людей Дональд Трамп – кирпич, брошенный в окно элиты. «Что, засранцы, слышите ли вы нас теперь

#5 Городские люди – с другой, проклятой планеты

«А разве это всё – не про расизм? Разве поддерживающие Трампа – не просто кучка расистов, которые не любят города просто потому, что это места, где живут чёрные люди?»

О, сейчас в комментарии к этой статье набегут настоящие нацисты. Не «а давайте назовём их нацистами как аргумент в споре», а настоящие боевые нацики, со свастиками на аватарках. Да, такие люди существуют.

Но, что я могу сказать из своего личного опыта, это что расизм во времена моей молодости всегда был где–то рядом, в нескольких шагах. Я никогда не видел, чтобы кто–то из моей семьи, друзей или одноклассников обращался грубо с реальными чёрными людьми, которые жили у нас в городе. Мы работали с ними вместе, играли в видеоигры, и приветственно махали им рукой, если они проходили мимо. Что я реально слышал – несколько миллионов рассказов о том, как если ты однажды соберёшься в город, и завернёшь «не в тот район», тебя вытащат из машины, изнасилуют, и сожгут заживо. Оглядываясь назад, я думаю, что смысл был в том, что с локальными меньшинствами всё было в порядке… по крайней мере, пока они вели себя точно так же, как и мы.

Наш мысленный образ любого уголка Чикаго, независимо от места или времени суток

 

Если бы вы спросили меня тогда, я бы сказал, что страх и ненависть относились не к людям с коричневой кожей, но к их бандам, которые обитали в Чикаго – вы знаете, людям со странным сленгом, музыкой и одеждой, торчкам, убивающим каждого, что увидят. Это всё было частью странного образа городов, какими они воспринимаются издалека – комбинация гипер–агрессивных дикарей и фривольных белых элит. «Они делают всё не так». И не было похоже на то, что поп–культура пытается разуверить меня в этом:

… и в ночной кошмар

 

Это не только восприятие, статистика подтверждает тот факт, что город и деревня – две параллельных вселенных. Люди в деревне с вдвое большей вероятностью имеют оружие, и, скорее всего, выйдут замуж/женятся раньше. Люди в «синих» городских областях говорят быстрее и ходят быстрее. Они с большей вероятностью будут наркоманами, и с меньшей – алкоголиками. «Синим» с меньшей вероятностью принадлежит земля, и, самое важное, они с меньшей вероятностью евангелические христиане.

В маленьких городах это часто описывается как «они не разделяют наши ценности!», и мои прогрессивные друзья любят глумиться над этим. «Что, такие, как неграмотность и гомофобия?!»

Не–а. Всё разное.

#4 Тенденции всегда начинаются в городах – и не все из них хороши

Города всегда живут в будущем. Я помню, как в нашем маленьком городке появился первый китайский ресторан, и, 20 лет спустя, первая модная кофейня. Всё это появилось в кино (естественно, про Лос Анжелес) десятилетиями ранее. Я помню, как смотрел фильмы 80–х и смеялся над стереотипами «Девушки из долины» — про молодых девушек, например, из Калифорнии, которые, например, говорили «например» через каждое третье слово. 10 лет спустя, вы можете услышать, как я делаю то же самое в каждом подкасте Cracked. Этот рак начался в Лос Анжелесе и распространился по всей Америке.

Вообще, тогда всё воспринималось так, как будто весь этот городской народ становится атеистами, забросив церковь ради своих бисексуальных секс–вечеринок. Это, как нам говорили, было буквально знаком Апокалипсиса. Не только из–за духовных последствий (которые были плачевными), но из–за опустошения, которое наступит в культуре. Я не мог себе вообразить ни одного аргумента против. В нашем месте и в наше время церковь была всем. Не верите мне – послушайте экспертов:
В небольших сообществах церкви часто являются единственным местом, где могут проходить большие собрания общественности. Церкви также могут быть единственным местом, где можно получить совет, помощь для бедняков, и вести социальную активность (даже если она принимает форму церковных песнопений в хоре и рождественских представлений) в сельской общине.

Церковь была местом, где вы заводили друзей, встречались с девушками, искали работу среди знакомых, и получали общественную поддержку. Бедняки могли получить там еду и одежду, пары – совет по совместной жизни, наркоманы могли попытаться завязать. Но сейчас мы видим поразительное снижение христианской веры среди населения в целом, болезнь безбожия, распространившуюся вместе со стилем разговора из «Девушки из долины». Так в чём же, как нам рассказывает Фокс Ньюс, результат этих декадентствующих, атеистичных, аморальных городских снобов, отвернувшихся от Бога?

Хаос!

Скрепы разогнулись, говорят они, и ткань мироздания порвалась, ровно как и было предсказано. И уже сегодня деревенские американцы могут поглядеть в новостях на своё будущее завтра.

Дикари идут.

Чёрные бунтуют, мусульмане подкладывают бомбы, гомосексуалисты распространяют СПИД, мексиканские картели обезглавливают детей, атеисты валят новогодние ёлки. А в это время эта либеральная Лина Данэм в своих апартаментах за $5000 в месяц потягивает вино и говорит: «Так эти белые христиане и есть настоящая проблема!». Жертвы террористов с оторванными руками и ногами кричат на соседней улице, и весь ответ на это от элит – плач о том, как мужчинам разрешат пользоваться женским туалетом, и как это жестоко держать кур в клетках.

Обе стороны согласны с этим лозунгом, но с совершенно разными целями

 

Безумие. Их головы оторвались настолько далеко от их собственных задниц, что они уже не могут отличить верх и низ. Над основными, очевидными истинами, которые были неоспоримы тысячи лет, теперь смеются и кричат – а это ведь такие вещи, как то, что тяжёлая работа лучше, чем зависимость от правительства, детям лучше с двумя родителями, мирная жизнь лучше чем бунт, чёткие моральные правила лучше блаженного гедонизма, что люди обычно больше ценят заработанное, чем полученное нахаляву, что не быть взорванным бомбой лучше, чем быть ей взорванным.

Или, как говорят у нас в деревне, «Нечего ссать на мою ногу и говорить мне, что это дождь».

Фундамент, на котором, бесспорно, была построена Америка – семья, вера, и тяжёлая работа – был признан более не модным и мелочным. Эти высокомерные элиты в своих башнях из слоновой кости смеялись, когда ломали этот фундамент, а потом писали размышления на 10 000 слов, обвиняя в них строителей в последовавшем коллапсе.

#3 Из деревни выжали все соки

Не пишите мне комментариев о том, что всё, что я написал выше, неправда. Я и сам знаю, что они не правы. Или, скорее, я думаю, что они не правы, потому что сейчас я живу в «синей» части страны и работаю на «синюю» индустрию. Я знаю, что Добрые Старые Деньки прошлого основывались на рабстве и сегрегации, я знаю, что огромные группы человечества видели религию только в качестве ботинка на их шее. Я знаю, что в этих «семьях с традиционным укладом» миллионы женщин заперты в ловушке кухни и неудачного замужества. Я знаю, что гомосексуалисты жили в страхе, а аборты были криминальным делом.

Я знаю, что перемены были к лучшему.

Попробуйте это рассказать тем, кто живёт в стране Трампа.

Тяжело быть в восторге от Клинтон, когда плакат с Трампом – самое ценное, что у вас есть

 

Из них выбивают всё, выжимают все соки. Я знаю, я был там. Выйдите за пределы города, и число самоубийств среди молодёжи удвоится. От рецессии пострадали сельские общины, а всё восстановление произошло только в городах. В сельских областях не открывается новый бизнес.

Они все могли бы переехать в Вегас, но там же этот «декаданс и апокалипсис»

 

Работа в сельской местности обычно группируется вокруг одного большого местного предприятия – завода, угольной шахты и т.п. Когда оно умирает, город умирает следом. Когда я рос, наш город добило закрытие нефтеперерабатывающего завода. Я вырос в выпотрошенной оболочке того, чем город был когда–то. Крыша нашей школы текла, когда шёл дождь. Большие города могут компенсировать потерю рабочих мест на производстве работой в сфере услуг – малые города не могут. Эта модель не работает ниже некой плотности населения.

Если вы не жили в одном из этих небольших городов, вам не понять их безнадёжность. Абсолютное большинство возможных способов построения карьеры включают переезд в большой город, и вокруг каждого большого города стоит стофутовая стена, называемая «стоимость жизни». Допустим, вы умный парень, зарабатывающий $8 в час в Walgreen [сеть аптек], и стремитесь к большему. Отлично, приготовьтесь к переезду (и перевозу своего новорождённого малыша) в апартаменты площадью 65 квадратных метров [смешно читать из России, да] за $1200 в месяц, а затем платить вдвое больше того, что вы платите сейчас, за коммуналку, продукты, и услуги няньки. Если, конечно, вы не планируете перебраться в один из «этих» районов (надеюсь, вам нравится, когда ваше жилище поджигают).

Ну, если они не снесут единственное жильё, что вы можете себе позволить, и не заменят его небоскрёбом с арендой за $3300 в месяц

 

В большом городе вы действительно можете попытаться создать музыкальную группу, стать актёром, или получить медицинскую степень. Вы действительно можете иметь мечту. В маленьком городке может не быть ни одного места для представлений, за исключением местного бара с музыкой в стиле кантри, и церкви. Может быть только два врача в городе – стремление к работе врача означает ожидание ухода на пенсию или смерти одного из них. Вы открываете объявления – и все вакансии там или в области быстрого питания, или магазинов. В «центре города» находятся закрытые магазины отцов и матерей, загубленные Волмартом, в «пригородах» — трейлерные парки (места, где люди десятилетиями живут в трейлерах, не имея собственного дома). Некоторые районы таких городов выглядят пост–апокалиптически.

Я говорю вам, безнадёжность съедает вас заживо.

А если вы решитесь жаловаться, какой–нибудь либеральный элитарий вытащит свой iPad и напишет громкие слова о ваших расистских белых привилегиях. И, смотрите, кто–то уже ответил на это комментарием «Попробовали бы вы жить в гетто как один из меньшинств!». Точно. Для них бедственное положение меньшинств используется только как дубинка, чтобы отбивать крики белых о помощи. И это во время, количество белых суицидов и передозировок резко возрастает. Чёрт, ну хоть политики действуют так, как будто они заботятся о небольших городах.

#2 Любой выйдет из себя, когда его не слышат

Это действительно ощущается, как взявшее худшее из обеих миров – вся разрушительность бедности при полном отсутствии симпатий. «Чёрные жгут полицейские машины, и эти либеральные элиты говорят, что это не их вина, потому что они бедны. Моего сына увольняют и садят в тюрьму за пакетик с метамфетамином, и те же самые элитарии пишут шутки об его отсутствующем зубе!» Вы – подушка для битья для каждого, одна из последних безопасных целей для шуток в обществе.

Им тяжело принять такое отношение. Они произошли от длинной династии людей, гордившихся тем, что могут сами присматривать за собой. В тех местах, откуда я родом, вы не были настоящим человеком, если вы не могли починить машину, залатать крышу, добыть себе мясо охотой, и защитить свой дом от незваного гостя. Было позором зависеть от кого–то – а особенно от правительства. Вы сами косили свой собственный газон, и чинили свои трубы, когда они текли, вы везли свои собственные дрова в своём собственном пикапе (у меня был Форд Рейнджер 1994 года, и нынешний владелец говорит, что он ещё на ходу!).

Совсем не как эти хипстеры в своих крошечных апартаментах, или «эти люди» в государственном жилье, ожидающие хозяина каждый раз, как что–то ломается, и уверенные, что если всё пойдёт слишком плохо, можно просто собрать вещи и переехать. Когда у вас нет ничего своего собственного, это всё чья–то чужая проблема. «Они, возможно, вообще не платят налогов! Да они и саму Америку рассматривают, как арендованную квартиру, которую можно засрать!»

«О, дорогая, в кране больше нет воды. Время сжечь это всё, а потом отсудить себе квартиру побольше!»

 

Сельский народ с плакатами Трампа на своих дворах говорит, что их стиль жизни умирает, а вы ухмыляетесь и говорите, что они на самом деле имели в виду то, что чёрные и геи наконец получают равные права, а они ненавидят это. Но, я говорю вам, они говорят, что их стиль жизни умирает, потому что их стиль жизни действительно умирает. Это не их воображение. Ни один фильм о будущем не показывает его наполненным традиционными семьями, охотниками, и угольными шахтами. Ну, исключая «Голодные игры», которые и изображают апокалипсис.

Интернет–стартапы не страдают под властью Президента Сноу по очень веской причине.

 

Так что, да, они будут голосовать за парня, который пообещает вернуть вещи на своё место, парня, который будет пробуждающим звоночком для тех, кто находится на «синих» островах. Они голосуют за кирпич в окно.

Это был голос отчаяния.

#1 Засранцы — на самом деле, герои

«Но Трамп – на самом деле, кусок дерьма!», — скажете вы. «Он оскорбляет людей, он рассматривает женщин, как вещь, и обманывает, когда это только возможно. И он – не один из обычных людей, он вкрадчивый, высокомерный миллиардер!»

Погодите, вы говорите о Дональде Трампе, или вот об этом парне?

Сделать мстителей собранными снова

 

Вы никогда не болели за кого–то в этом роде? Кого–то достаточно сильного, кто сможет оскорбить ваших врагов так, как они того заслуживают? Кого–то с большой любовью к шуткам, который закручивает их так, чтобы вызывать ассоциации? Как Доктор Хаус, или Уолтер Уайт? Или один из нескольких миллионов тех киногероев – ренегатов–полицейских, которые могут нарушать все правила просто потому, что они делают дело? Которые могут сделать дело именно потому, что они не заботятся о правилах?

«Но это – вымышленные персонажи!» Хорошо, а что на счёт всех этих миллионеров на левацких ток–шоу? Вы думаете, они держат стиль в своих оскорблениях? Настройтесь на любой разговор о Крисе Кристи и начинайте отсчитывать секунды до шутки про жирдяев. Погуглите сексуальные скандалы Дэвида Леттермана. Но это нормально, потому что они на нашей стороне, и каждый хочет иметь засранца в своей команде – как утыканную остриями биту, чтобы крушить ей своих врагов. Это и есть Трамп. Вопли гнева элиты – как звук бомб, падающих на крепость врага. Чем громче, тем лучше.

Некоторые из вас уже злятся, чувствуя отвращение – до кишок – к любой попытке оправдать или даже понять этих людей. В конце концов, они вряд ли вообще люди, так? Разве они – не просто масса невежественных, неистовых, грубых, злословящих, плюющихся недолюдей?

Ну и делаааа, я надеюсь, что нет. Я должен обнять многих из них на день благодарения. И когда я буду делать это, со мной будет знание того, что если бы я не уехал, я был бы по другую сторону забора, оставляя неприятные комментарии под этой моей статьёй, описывающей другую – городскую версию вселенной.

Легко и просто списывать людей со счетов как расходный материал и издеваться над ними. Но, возможно, вы найдёте время, чтобы понять их, потому что, я говорю вам, они всё ещё будут вокруг вас долгое время после того, как Трамп уйдёт.

Дэвид Вонг

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Новый анекдот

Лавров: встречи Путина с Трампом не планируется.

Трамп: встреча с президентом РФ планируется, но не с Путиным.

EXIT EDEN выпустили новый клип Incomplete

EXIT EDEN выпустили новый клип Incomplete

Для тех, кто знает о таланте этих четырех дам — американская певица Amanda Somerville (группы Avantasia, Epica, After Forever, Edguy,…
Начали забастовку шахтеры урановых рудников

Начали забастовку шахтеры урановых рудников

На Кировоградщине добычу руды, а следовательно и выплату зарплаты, остановили три месяца назад. Руководство шахт утверждает, что работа шахт приостановлена…