Proect Contro
Ви тут:  / Аналітика / Как спасти Днепр и нужен ли днепровский каскад ГЭС

Как спасти Днепр и нужен ли днепровский каскад ГЭС

Как строительство Днепрогэса повлияло на состояние реки и почему стране нужна стратегия закрытия днепровских ГЭС

Любимая тема советской, а теперь российской пропаганды — великие стройки социализма, как основа индустриальной мощи СССР. Среди Магнитки, Сталинградского тракторного завода, Горьковского автомобильного и других отдельным звеном находился Днепрогэс. Он пропагандистами представлялся как воплощение ленинского плана электрификации страны ГОЭЛРО (Государственный план электрификации России). И к нему вроде бы крылатая фраза вождя мирового пролетариата, что «Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны».

Как всегда, у советских коммунистов, а теперь у их кремлевских последователей прошлое состоит из набора мифов, служащих политическим целям.

ДНЕПРОГЭС И АТРИБУТЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Начнем с того, что фразу об электрификации Ленин заимствовал, конечно, без ссылок на первоисточник, из устава «Общества электрического освещения 1886 года». Основные положения будущего плана ГОЭЛРО были разработаны еще до Октябрьского переворота. В том числе и вопросы строительства гидроэлектростанций.

Уже тогда пристальное внимание привлекли Днепровские пороги. Они протянулись почти на 100 км от Екатеринослава-Днепропетровска-Днепра до Александровска-Запорожья. Они прерывали транспортное сообщение по реке и заставляли производить перевалку грузов. Не случайно Екатеринослав был основан там, где фактически пороги начинались, Запорожье, где они оканчивались, что и отразило название. Кстати, Екатеринослав и Александровск неплохо зарабатывали на перевалке. Возникло два мощных транспортных узла, которым проложили железные и шоссейные дороги.

Было предложено два пути решения проблемы. Либо прорыть обводной канал и тем самым обойти пороги, либо построить плотину и гидроэлектростанцию с подъемом уровня воды и затопить, частично взорвать, пороги, и сделать тем самым реку судоходной на всем протяжении.

Это была не только экономическая, но и военно-стратегическая задача. Днепр в условиях не очень разветвленной железнодорожной сети был важным элементом военной инфраструктуры в меридиональном направлении север-юг. Значение ее в полной мере показала Крымская война, когда Екатеринослав стал важнейшим тыловым городом для снабжения войск с опорой именно на транспортные возможности Днепра.

Представлять, как это делали коммунисты, что в царской России не отдавали себе отчета в важности таких задач, значит идти у них на поводу.

В 1912 г. образовался консорциум обществ и банков по изучению сооружения канала Волга — Дон и реки Днепр для составления проекта сплошного водного пути в его порожестой части и использования силы падения воды для сооружения гидростанции.

Для строительства этого комплекса были привлечены немецкие концерны AEG, Siemens & Halske, французское общество Batignolles, швейцарская компания, ряд русских банков. Экспертизу проекта мощной ГЭС ниже днепровских порогов и судоходного канала в обход них провели немецкие эксперты. Отечественный капитал был представлен в большинстве «Обществом электрической силы водопадов» с хорошей перспективой увеличения их доли в реализации этого крупнейшего по тем временам проекта. Интерес к проекту проявили металлурги Екатеринослава, машиностроители и даже сахарозаводчики центральной части Украины. Промышленность переходила на электропривод и остро нуждалась в источниках электрической энергии большой мощности.

Начало строительства будущего Днепрогэса предполагалось в 1915 году, окончание — в 1920-м. Без социалистического соревнования и руководящей роли партии. Примерно столько же времени, с 1927-1932 гг., он и строился, но уже с этими атрибутами советской власти.

БЫЛИ АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ВАРИАНТЫ

Надо сказать, что были и альтернативные предложения. В частности, вместо ГЭС предполагалось строительство ряда достаточно мощных тепловых электростанций, использовавших уголь Донбасса и коксовый газ металлургических заводов. В тот период химическая промышленность не обладала технологиями его использования, и он просто выбрасывался в атмосферу с соответствующими экологическими последствиями. Хотя в Екатеринославе были построены две электростанции относительно небольшой мощности на коксовом газе для собственных нужд заводов, для освещения города и электрического трамвая.

В первой половине 1920-х гг. в советском руководстве шла острая борьба между Сталиным и Троцким. Второй был сторонником строительства Днепрогэса, а первый отдавал предпочтение прокладке канала Волга — Дон. Со своей стороны, украинское руководство всячески лоббировало возведение Днепрогэса.

После победы над Троцким и высылки его из СССР Сталин вернулся к рассмотрению проекта строительства Днепрогэса. Не в последнюю очередь потому, что хотел поддержать украинское партийно-хозяйственное руководство в условиях острой внутренней борьбы со сторонниками большей автономии внутри республиканской партийной организации. Не случайно он уделил такое внимание статье Мыколы Хвилевого «Геть від Москви», хотя она была посвящена литературным проблемам. Ее бризантный политический смысл советский вождь сразу уловил.


Днепр был рекой с очень быстрым течением. Достаточно сказать, что шум от воды, бьющейся даже у первых порогов, был слышен на несколько километров. Брызги воды поднимались высоко вверх, на значительной площади создавали особый микроклимат, что привлекало многих отдыхающих и туристов. Атмосфера у сел вблизи порогов обладала лечебными свойствами, хотя в полной мере изучена не была.

Отдельно нужно сказать о рыбных богатствах Днепра. Они были известны еще в древности. В том числе и породы, которые живут в быстро текущей воде. В частности, осетровые. В это сейчас трудно поверить, но это факт.

«НИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ, НИ ГРУЗООБОРОТ НЕ ПОКРЫВАЮТ НАНЕСЕННОГО УЩЕРБА ПО РЕКЕ»

Вообще первая половина прошлого века — это период строительства гидроэлектростанций. Их строили в Европе, США, Канаде, Австралии. Однако уже в 1930-х гг. стали очевидными экологические издержки их строительства. План нового курса президента США Франклина Рузвельта предполагал не только строительство новых гидроэлектростанций, но и меры по сохранению рыбы и минимальному экологическому ущербу.

На реке Теннеси были не только построены плотины, но также по берегам высажены леса, прекращена эрозия почв, обеспечено сохранение рыбных богатств.

Ни о чем подобном при проектировании и строительстве Днепрогэса не думали и никого природа и ее сохранение не заботило. И это еще не все.

От подъема уровня воды было затоплено более одного миллиона гектаров плодороднейших земель. Более 56 населенных пунктов оказались в зоне затопления и людей пришлось переселять. Не говорим и о том, что под воду ушли важные памятники истории и мировой цивилизации.

Сильно снизилась скорость течения, вода стала застаиваться, исчез микроклимат у порогов, погибли ценные виды рыб и водной растительности.

Мало того, что Днепрогэс как таковой нанес значительный экологический ущерб, но если к этому добавить по самым скромным подсчетам потери от затопления плодородных земель, потери промысловых рыб, то никакое производство электроэнергии и даже возросший речной грузооборот не покрывает нанесенного ущерба и финансовых потерь от него.

И этого оказалось для советской власти недостаточным. Был построен каскад гидроэлектростанций, которые не так много вырабатывают электроэнергии, но еще больше увеличили экологические проблемы.

Конечно, никто не мог прогнозировать, что через 92 года мы столкнемся с серьезным изменением климата, повышением температуры. Большое зеркало водохранилищ способствует повышению испарения и, как следствие, река мелеет. В то же время, промышленность, сельское хозяйство и бытовые нужды требуют все больше воды. И это уже не только хозяйственная и бытовая проблема, а политическая.

Дефицит воды во многих случаях выходит на первый план даже оттесняя вопрос энергоресурсов. Технологически нефть, газ и уголь в достаточно близкой перспективе будут все больше вытесняться возобновляемыми источниками энергии. В первую очередь ветра и солнечной.

С водой гораздо сложнее. На планете пресная вода составляет только 1% общего объема на континентах, морях и океанах. Пока технология опреснения не может стать альтернативой из-за энергоемкости процесса и технологических особенностей.

Вот почему источники пресной воды приобретают политическое значение. Мы это видим на примере аннексированного Крыма и той истерики, которая из-за недостатка воды в нем время от времени закатывается в Москве. В том числе с военными угрозами. И к этому нужно относиться со всей серьезностью.

ДУНАЙ У ВЕНЫ СТАЛ СНОВА ГОЛУБЫМ, ЧЕМ ДНЕПР ХУЖЕ?

В этих условиях отношение человека к Днепру — стратегическому достоянию Украины — выходит на первый план. Конечно, в краткосрочной перспективе никто не будет заниматься закрытием Днепрогэса и всего днепровского каскада электростанций. Хотя такие планы рано или поздно, лучше раньше, придется разработать и осуществить.

Сейчас важно в той или иной мере последовать примеру плану президента Рузвельта TVA — Tennessee Valley Authority — Управление гидроресурсов долины реки Теннеси. Для сохранения водных ресурсов вдоль берегов реки были высажены леса, прекращен сток неочищенных вод и проведены необходимые мероприятия по усилению берегов. И река очень быстро буквально возродилась. Ее водный мир практически возвратился к предыдущему состоянию.

Днепр срочно нуждается в подобном. Хищническая эксплуатация береговой инфраструктуры, вырубка зеленых насаждений по берегам, добыча гравия и песка все бьет по реке и снижает уровень воды в ней. И, конечно, сброс неочищенных стоков особенно в больших городах.

Днепр — национальное богатство Украины. И он требует соответствующего к себе отношения, если мы не хотим его потерять. Такая опасность существует, и она не умозрительная, а конкретная.

Идет достаточно быстрое обмеление реки. Это уже видно не только в Киеве, но и в других городах. Меры по спасению реки давно известны, и не так много нужно для этого средств, если их расходовать рационально. Отговорки, что денег нет, относятся к недостатку политической воли и непониманию важности решения национальной проблемы.

Какое-то время назад Дунай в чем-то напоминал сегодняшний Днепр. Это была международная проблема. И она в значительной мере решена. По крайней мере у Вены Дунай снова стал голубым, как о нем сочинил музыку Иоганн Штраус.

Так чем Днепр хуже. В наших силах сохранить и умножить символ нашей страны. Ее славного прошлого и будущего.

Юрий РАЙХЕЛЬ

Залишити коментар

Ваша електронна адреса не буде опублікована. Обов’язкові поля позначені ( * )

Портрет ворога

Портрет ворога

Зеленський – не політик. Він – найнятий Коломойським актор, який має грати роль президента і не плутатися під ногами
Зачем Путин хочет заменить Лукашенко

Зачем Путин хочет заменить Лукашенко

Замена Лукашенко именно сейчас своим наместником – это для Кремля вопрос о жизни и смерти путинского режима. Если это удастся,…