Вы находитесь:  / Аналитика / Каково это — работать в ДНР?

Каково это — работать в ДНР?

dnr

Редакция «Петр и Мазепа» решила узнать, как чувствует себя бизнес в ДНР, и сделала мини-интервью. Собеседники реальные люди, их ответы публикуются с минимальной литправкой.

Сравнение ответов «персоны 1» и «персоны 2» позволяет понять, насколько сложными являются настроения в республике. «Персона 2» на часть вопросов отвечать не пожелала без объяснения причин. Оба представителя бизнеса проживают в Макеевке.

Как оцениваешь настроения вокруг себя? Какой процент хочет «отмотать всё взад»? Какой процент ненавидит ДНР сильней, чем Украину? Можно ли вообще оценивать настроения людей в ДНР в процентах? Или всё сложно и словами не передать?

Персона 1: Оценивать настроения людей в процентах очень сложно. По мере развития событий мнения меняются. В периоды перемирий и затишья людей не особо волнует кто власть — ДНР или Украина. Всех волнует работа, пенсии и прочие житейские мелочи. Но, как только частота прилетов и жертв возрастает, сразу начинают искать виноватых и обычно винят Украину.  Если откинуть людей, с которыми я познакомился, занимаясь общественной деятельностью, то 65-70%  это те, кого принято называть «вата» с разной степенью вменяемости.  Соседи,  одноклассники, просто знакомые. Многие из них либо воюют за ДНР, либо связаны с их структурами. Ели говорить о людях, которые хотят все вернуть назад, то стоит сказать, что «назад» это не до войны, а до «майдана». Абсолютное большинство  моих знакомых, видят единственной предпосылкой к этой войне  «майдан». Вернуть все назад хотят все, с кем мне доводилось общаться на эту тему.  Я мало сталкивался с людьми, которые именно ненавидят одну из сторон. Когда по городу стреляют, много злости, обиды, вопросов, но лютой ненависти не встречал.

Персона 2: Настроения гнетущие. У некоторых совершенно нет никакой определенности и понимания ситуации. Зато у людей теперь четкое разделение на «наших» и «ваших». Какой процент? Ну, какой-то, например, семьи ментов, СБУшников и т.д., семьи умерших ополченцев, некоторые категории из тех, кто потерял работу, винят все-же ДНР, а не Украину. Все сложно, иногда людей кидает из крайности в крайность, а настроение за все время уже стало «пофиг, лишь бы все закончилось».

Как бизнес себя ощущает? Как работа идет, как происходит взаимодействие со структурами ДНР? Напрягает ли двойное налогообложение или удалось его избежать? Как отношения с налоговой ДНР? Старые ли там сотрудники, в смысле оставшиеся с довоенных времен? Бывали ли запоминающиеся/смешные/трагические случаи?

Персона 1: Бизнес ощущает себя плохо, все, кто могли уехать, уже уехали, и дело даже не в политических симпатиях. Для бизнеса важна стабильность и наличие четких правил игры, здесь этого нет. Все, кто остались, сотрудничают с ДНР, прошли процедуру перерегистрации, по-другому работать невозможно. Мелкие ЧПшники и магазинчики забили на украинские свидетельства и работают только под ДНР, налоги в Украину не платят. Крупный бизнес работает на два фронта, одна бухгалтерия ведется для украинской стороны, вторая для ДНР.

Все приспосабливаются, как могут. Некоторые открывают «торговые дома» на освобожденной территории, чтобы иметь возможность покупать сырье по безналу для своих производств в ДНР, а по месту работают за наличку. В ДНР все за наличку,  ограничений по кассе нет, налоги платятся наличными. Налоговая ДНР это смесь бандитизма с терроризмом. Полномочия у налоговиков «расширенные», нигде не прописаны, прав, естественно, у нас нет.

Сначала приходят официально, с проверкой, ведут себя хамовато. Если ни чего не получается, то опечатывают производство, а через пару дней приезжают и предлагают решить вопрос миром за 1,5 миллиона гривен, например.  Среди налоговиков много новых лиц, видно, что люди из народа, чувствуется неопытность, зато это с лихой компенсируется наглостью.

Запомнился первый визит инспекторов. Зашли делегацией человек 6-8, пока выясняли, кто начальник и где взять необходимые документы, все данные с компьютеров были оперативно удалены или сброшены на флешки. Осознав, что информацию взять неоткуда, тип стал посреди комнаты и сказал: «Ну и кто это такой умный, через удаленку снёс базу? Сами признаетесь или пытать по одному будем?»

Никого не пытали, но производство опечатали.

Персона 2: Кому надо, тот везде себя найдет. Почти все магазины заново пооткрывались — только уже с новыми ценами. Сетевые магазины открылись некоторые под новыми вывесками. «Ашан» остался «Ашаном», а Сарепта стала «Амсторчиком». Правда, время работы теперь определяется ситуацией в городе. В ДНРии нет своей лицензионной палаты или как там эта структура называется, поэтому работают пока с украинской лицензией, но это пока. И это для тех, у кого лицензия годовая, что уже редкость. Уверена, что не сетевые магазины и ларьки работают без лицензии на алкоголь и табак, так как она покупается обычно на квартал.

В налоговой работают и сотрудники украинской налоговой, и те, кто идейно решил поддержать ДНР или просто побоялся опять же остаться совсем без работы. Скажу только про Макеевку, из пяти налоговых по районам оставили одну. Случаи хамства налоговой не известны, зато вот тупоголовость и безграмотность присутствует. Это касается налогообложения и отчетов.

Отдельно стоит отметить «призывы» бизнеса к сотрудничеству со структурами ДНР. Диапазон призывов очень разный от «писем счастья» с презентациями себя любимых до отжатия транспорта предприятий и выбивания дверей. Отжатие не с целью завладеть, выбивание дверей не с целю проникнуть, а лишь с целью вызвать на контакт лицо, принимающее решение на предприятии. Такие вот методы.

Как работа с украинскими клиентами? Как с пересечением зоны соприкосновения? Бывали ли запоминающиеся/смешные/трагичные случаи?

Персона 1: В нашей практике не было случаев, чтобы клиент отказался с нами работать, мотивируя что мы «сепары» или находимся в Донецке, а это уже заграница. Работаем со всеми  как и работали. Добавились «бонусы» в виде прохождения блок постов. Чтобы вывести машину за пределы ДНР, нужно получить пропуск и еще кучу бумажек. Для это нужно подать калькуляцию в налоговую, на месте (!!!) заплатить 20% налога на прибыть, оббегать кучу кабинетов, насобирать букет подписей всевозможный министров с их замами и только потом, через 2 дня, забрать заветный пропуск.  Но это еще не все, на блок посту может оказаться, что чего-то не хватает, и машину арестовывают. Приходиться выезжать на место разбираться, довозить необходимые бумаги. Только тогда можно выбраться из ДНР.

Выездов из города  не много, в основном все едут по Кураховской трассе. После постов ДНР водителей начинают терроризировать украинские военные с ментами. На самой Кураховской трассе проблем на выезд практически нет, самое интересное начинается позже. Некоторые добровольческие батальоны проявляют особое пристрастие при досмотре грузов и водителей, а в конце могут задержать машину до выяснения обстоятельств или развернуть назад.  На этом мы неоднократно обжигались, теперь возим грузы в Запорожье через Днепропетровск. Не смешной случай случился у нашего перевозчика, водитель забыл убрать с лобового стекла пропуск ДНР и заехал на украинский блок-пост. То, что его чуть не застрелили, — это понятно, вызвали СБУ, обыскали всё досконально, спрашивали по контактам из телефона,  угрожали посадить за пособничество террористам. В общем  4 часа допроса с пристрастием и в итоге ничего, кроме потраченного времени и нервов.

Как отношения с контролирующими органами и контрагентами на территории Украины?

Персона 1: Естественно, что контролирующие органы к нам не приезжают. С налоговой общаемся по телефону и электронной почте, в наше нелегкое положение особо никто не входит и поблажек не делают. Чтобы работать с клиентами вне ДНР, мы открыли расчетный счет в Киеве и работаем, как и раньше.

Какие видно изнутри перспективы у анклава? Какие сценарии развития события ожидает бизнес? Какие планы на будущее? Есть ли желание выбраться из зоны оккупации всей конторой? Есть ли возможность это сделать?

Персона 1: На мой взгляд, перспективы печальные, все проблемы, которые есть на «большой земле», здесь есть тоже, и решать их гораздо сложней. Украина постоянно затягивает гайки, усложняется транспортное сообщение, сейчас поговаривают о семи пунктах пропуска для транспорта.

Бюрократию с коррупцией тоже никто не отменял. Плюс теперь нас могут «поиметь» простые сержанты на блок-посту под Изюмом. Местная власть в принципе разбойники.  У предприятия, где я работаю, в Донецке производство, оборудование специфическое и очень громоздкое, вывести его не просто. Сейчас это сделать никто не даст, хотя варианты переезда в Днепропетровск или Харьков рассматривались. Сотрудники, что жили на съемных квартирах давно уже разъехались в другие города, остались в основном местные. И те, кто составляют основу фирмы.

Использует ли бизнес какие-либо методы или лазейки из  сложившейся ситуации для «оптимизации налогообложения»?

Персона 1: О больших размахах я не слышал, здесь в принципе работать тяжело, не так уж и много тех налогов набегает. Легче работать стало только за наличку, ёё движения никто не контролирует.

Персона2: Кто использовал «оптимизацию» раньше, будет использовать и сейчас. Введенные налоги ? Пфф… И не такие сводили на нет. Налог на прибыль и всё, ну так мало ее прибыли то, совсем нет почти. А налоги на пенсии, больничные и т.д. не взимаются. Нет таких налогов, пока нет. Как и пенсий, впрочем.

Есть ли ДНРовский госзаказ? У вас? Вообще?

Персона 1: У нас нет. Вообще тоже думаю, что нет, по крайней мере, про тендеры я не слышал. Они покупают за деньги бензин, форму, заказывают рекламу, но это все разрознено без единого центра принятия решений.

Как жизнь в общем? Комфортная, «всё налаживается» или можно жить, но хотелось бы свалить?

Персона 1: Жизнь не налаживается. Со стороны украинских властей множится желание перекрыть все возможные финансовые потоки. Усложняется транспортное сообщение, трассы перекрывают с наступлением темноты. Но если жить вдали от обстрелов и не смотреть ТВ, то о войне долгое время может ничего не напоминать. Это усыпляет бдительность. Люди уже привыкли к солдатам на улице. К стоящей в пробке БМП. Отсюда и мысли, что все будет хорошо.

Персона 2: Где вариант «можно жить, но хотелось бы без войны»? Или «можно жить, но хотелось бы, чтоб укры сдохли», а еще «можно жить, но мало и плохо»? Жизнь не налаживается, просто ко всему можно привыкнуть, и к обстрелам, и к маленькому выбору в магазинах, и к тому что «извините, но мы не будем вам ничего пересылать — мы не работаем с такими транспортными компаниями, и вообще вы фекалии и сепаратисты». Жизнь не комфортная, но жить можно.

Почему лично не выехал?

Персона 1: Сам не уехал по ряду объективных и субъективных причин. Держит наличие своего жилья, наличие работы и куча родственников. Если уезжать, то всем вместе, а это очень проблематично, много неудобств. Думаю, что пока не будет прямой угрозы жизни, и будет работа, останусь в Макеевке. Тем более, у нас тихо.

Поддерживаешь ли ВСУ или какие-то баты материально?

Персона 1: ВСУ поддерживал, когда был в Бердянске. У них в супермаркетах на выходе стоят тележки для продуктов солдатам. Так я и выражал свою поддержку, деньги не пересылал.

Какое отношение к обстрелам и работе артиллерии со стороны ВСУ? К солдатам на блоках? К текущей власти и ее действиям в целом?

Персона 1: У меня лично к обстрелам отношение философское, они неизбежны, идет война. К артиллерии вопросов тоже нет, они выполняют приказы, зачастую, стреляя за 20 км, сами не знают, что там находится. Солдаты на блок постах, такие же люди, как и мы, только с автоматами. Могут попасться нормальные, могут наглые или пьяные, тут как повезет. Меня один раз останавливали выстрелом в воздух, подошел боец и ничего, не бил, не кричал. Нормально поговорили, подсказал дорогу. А некоторых знакомых, бывало, и обыскивали, и на землю укладывали.

Персона 2: Хреновое отношение. А какое может быть отношение, если ты чего-то лишился? Обстрелянные кварталы ненавидят ВСУ. На блокпосту был случай, ВСУ грозили расправой и хвалились тем, что им за это ничего не будет.

Какие сам видишь личные перспективы?

Персона 1: Лично я надеюсь, что нашу маленькую, но гордую «республику» завоюют и мне удастся пережить это завоевание. В противном случае придется уезжать, а так не хочется.

Как в регионе с бухлом, контрабасом, веществами? Есть ли вторичный рынок отжатого? Рынок оружия? Какие цены?

Персона 1: С алкоголем полный порядок, все торговые марки представлены в ассортименте, с сигаретами тоже проблем нет, одно время было много российских. Многие возят из РФ бензин. Какого-то дикого притока контрабандных товаров на ввоз не замечал, все торговые марки в основном украинские. А вот с веществами дела обстоят плохо. Многие, кто их употреблял или продавал, уже узнали на практике, что значит рыть окопы, служить движущейся мишенью и работать «роботом». Хотя впоследствии отработав на «окопах», многие «ополчились» и сейчас гордо носят форму. Именно про  «рынок отжатого» не слышал, но знаю, что если ты в системе, то можешь себе много чего «просуетить», забрать брошенную машину, оборудование с цеха, если хозяева наверняка уехали и не заявят о своих правах на собственность. Случаи, когда «отжатые» легковушки возвращали владельцам, мне известны. С оружием та же ситуация, если есть знакомый ополченец, то автомат, гранату и патроны могут подарить за спасибо, а если нет, то уже как договоришься.

Персона 2: Дорогого алкоголя не так много, как раньше, некоторые заправки перешли на контрабандный бензин и цена на него ниже.

Как проходит коммуникация с окружающими? Общаешься, отмалчиваешься, агитируешь?

Персона 1: Лично я  стараюсь узнать, почему люди склоняются в сторону ДНР. Если оппонент совсем неадекватен, то предпочитаю не общаться на политические темы. Бывает, что люди поддаются и получается разуверить в некоторых мифах о «злых правосеках» и «польских наемниках».

Тяжело начинать разговор с теми, чья позиция неизвестна,  в любом раскладе беседа коснется и войны, и надо понимать, как себя повести. Сказать напрямую о своих взглядах, значит потерять контакт с человеком.  Тем более, у нас тут постоянно ищут наводчиков и тех, кто радиомаяки разбрасывает, и можно попасть под описание.

Персона 2: Молчание-золото. Вот девиз не самых глупых людей, еще не известно, под кем работать придется. Не говорим сейчас об интернете, там много тех, кто не скрывает свою позицию и откровенно поддерживает/не поддерживает ДНР.

Редакция хотела бы обратить внимание, что, если бы не вопрос про контрабанду,  слова «Россия», «РФ» и «россияне» в ответах бы не прозвучали.

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )