Вы находитесь:  / Политика / Кремль: Меджлис приказано возглавить

Кремль: Меджлис приказано возглавить

Яна Амелина
Симферополь – ИА «Крыммедиа», которое, по сообщениям СМИ, финансируется убежавшей из Украины «семьей» через медиа-холдинг Курченко, опубликовало интервью «Меджлис нужно возглавить, а не загонять в подполье». На вопросы агентства отвечала Яна Амелина, известный эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) – сети аналитических центров, созданных ФСБ в постсоветских странах.

Она также эксперт «Казанского центра региональных и этнорелигиозных исследований», глава «Кавказского геополитического клуба», награжденная «президентом» Южной Осетии орденом за разведывательно-диверсионную деятельность. В августе 2007 года за аналогичную деятельность она была выслана властями из Азербайджана. Яна Амелина «под крылом» ФСБ специализируется на «исследовании» тюркских и мусульманских движений в постсоветских странах, теперь вот уже и в украинском Крыму, и «конструировании» спецопераций по противодействию самоорганизации коренных народов на территориях, которые Россия объявила зоной своих интересов.

Можно предположить, что появление Яны Амелиной на крымском горизонте вызвано просто недоразумением. В известной программе «Гравитация» Лиля Буджурова рассказала «главе Крыма» Сергею Аксенову о том, что некие «аналитики» утверждают, что в Крыму обострились межнациональная рознь и проблемы межрелигиозных отношений. Это вызвало со стороны «главы» резкий протест, он-то все время утверждал, что «межнациональная рознь» существовала в Украине, а его «русская весна» привела к стабилизации ситуации и всеобщему миру. Но Аксенов просто не знал, что это за «эксперты», и думал, что «инфа» пришла из Украины. Оказалось все наоборот, «эксперты» были российскими, и утверждением об обострении межнациональных проблем ФСБ пыталось оправдать не что иное, а инициированные самим же Аксеновым запреты на массовые собрания крымских татар и его же указы по ограничению свободы межнациональных отношений.

«Глава Крыма» явно попал впросак, но и самолюбие ФСБ было уязвлено его дилетантством. Ведомство решило настоять на своем – призвали эксперта, который «доказал», что процессы в Крыму, инициированные «героями русской весны» в области межнациональных отношений, вообще ошибочны, что неопытные Аксенов и Константинов пошли ложным путем.

Посланная в Крым для просвещения местных вождей и «коррекции» их позиций Яна Амелина заявила: «Поддержка властью самозваных курултаев может только обострить ситуацию», и не принесет никакой пользы России. Не называя Аксенова и Константинова напрямую, в интервью Яна Амелина жестко раскритиковала их курс на создание ручных «курултая» и «меджлиса» из новоявленного пророссийского крыла крымских татар. По ее мнению, нужно совсем не это, «новым крымским властям» следует опереться не на новый, а на старый меджлис, вот только для этого его следует «возглавить» своим человеком.

Очевидно, Яна Амелина увидела, что «новый» меджлис не может отобрать популярность и авторитет у «старого», а потому следует действовать по старому принципу спецслужб «если мафию нельзя победить, то ее следует возглавить». Однако «налет» Амелиной на Крым оказался также малоэффективным. Во-первых, местные «придворные» «аналитики» «Крымского экспертного клуба», по сценариям которого предпочитает работать Аксенов, убедили его, что Амелина по сравнению с ними «аналитик» слишком мелкого калибра, и что крымской ситуацией она просто не владеет. Как ни странно, но в этом утверждении, есть доля истины.

«Кривое зеркало» субъективности

Нет, конечно, по калибру ни один из крымских «экспертов», включая их номинального начальника Александра Форманчука, в сравнение с Амелиной не идет. Но дело не в этом, а в том, что Амелина, хоть и заявляет, что интересуется Крым уже 12 лет, увидела нынешнюю крымскую ситуацию как бы в кривом зеркале, что привело к тому, что она смешала «грешное с праведным» и в целом ряде случаев это не позволило ей сделать адекватные выводы.

Во-первых, Амелина нанесла первый удар по Аксенову тем, что констатировала: в Крыму обострились не межнациональные отношения вообще, а только «взаимоотношения политических организаций крымских татар с руководством республики», причем она дала понять, что виновата в этом именно власть, которая не проявила «гибкости и понимания».

Во-вторых, она отвергла аксеновское слепое копирование опыта России на Кавказе, и дала понять, что «влюбленность» Аксенова в Кадырова и желание его стать «крымским кадыровым» безосновательны, потому, что Крым не Кавказ и параллели хотя и очевидны, но действовать требуют по-разному. С явным намеком и на самого Аксенова она заметила: «К сожалению, силовики, призванные бороться с радикализмом во всех его проявлениях, не всегда соблюдают законность и правопорядок. Это, естественно, порождает ответную реакцию, порой в самых крайних формах, и лишь способствует росту экстремистского подполья, симпатий к нему среди внешне лояльного населения. Будем надеяться, что этот северокавказский «опыт» не будет перенесен и усвоен на крымском поле».

Кроме того, «мастерство» знаменитого «эксперта» проявилось в том, что она сама же нивелировала свои рекомендации: «Вместе с тем силовые методы борьбы с экстремизмом, в противовес разного рода увещеваниям, к которым пытаются склонить российское государство разного рода либералы, выглядит наиболее предпочтительным. Опыт Чечни убедительно это доказал. Важно лишь не перегнуть палку».

А «гибкость» ее проявилась также в том, что она отрицала право, с ее точки зрения, непрофессиональных экспертов из «Центра исследования национальных конфликтов» (работа которых «Гроздья гнева-2» и вызвала вопрос Буджуровой и такую реакцию Аксенова) занимающихся не аналитикой, а пиаром, оценивать ситуацию в Крыму, и оспорила их утверждение о росте межнациональной напряженности в Крыму, чем угодила Аксенову. Амелина заявила: «Включение Крыма в группу регионов с высоким уровнем межэтнической напряженности напоминает работу по принципу «слышал звон, да не знает, где он». Но с другой стороны, уточнила, что «опасность такая существует», чем угодила уже самим «экспертам».

«Экспертная слепота» как феномен российских спецслужб

В то же время, рассуждения и рекомендации Амелиной обнаружили ее вопиющую некомпетентность в крымском вопросе. Проявилась так называемая «экспертная слепота», способность не видеть очевидных вещей, что характерно для «анализа», идущего по заданным рельсам ранее утвержденной концепции.

Так, Амелина заявила, что «Меджлис, изначально создававшийся как структура этнической самоорганизации, призванная противостоять как славянскому населению Крыма в целом, так и российскому влиянию в частности, воспринимается массовым сознанием как антироссийская структура. Еще несколько месяцев назад, до изгнания недоговороспособных лидеров меджлиса Джемилева и Чубарова, так оно, пожалуй, и было. Во всяком случае, в публичном пространстве. После того, как российская власть продемонстрировала серьезность намерений, а основная масса крымских татар на практике убедилась, что воссоединение с Россией не несет им никаких угроз, а напротив, исключительно благо, конфронтационная риторика меджлиса резко снизилась. Молодые руководители меджлиса говорят о диалоге, налаживании сотрудничества, постепенной интеграции в российские реалии».

Во-первых, поражает цинизмом утверждение о том, что оккупационная власть, аннексировавшая у крымских татар родину, «не несет им никаких угроз, а напротив, исключительно благо». Повсеместные запреты на общественную деятельность, уже «десятая» «реабилитация на словах», изгнание крымских татар из всех органов власти, вытеснение традиционных массовых собраний на околицу, «запрет даже плакать» в день памяти жертв депортации – это все «благо». Конечно, такая власть не несет никаких угроз при условии, если местные жители согласятся с главной угрозой – аннексией их Родины.

Во-вторых, с самого начала «крымской весны», когда еще была надежда на то, что Москва не решится на оккупацию, а ограничится провозглашением «независимости» Крыма, идею о «сотрудничестве» между национальными группами и властью и «договоренности» выдвигал не кто иной как лидер меджлиса Рефат Чубаров. Но «недоговороспособной» оказалась именно крымская власть потому, что она уже тогда стояла в «тени Москвы», а та ограничиваться «независимостью» Крыма не собиралась. А когда оказалось, что условием «договороспособности» должна быть измена Родине и интересам народа, и меджлис отказался принести в жертву эти извечные ценности, их просто силой изгнали из их Родины, из домов, где проживают их семьи. И это благо?

В-третьих, российские «аналитики» типа Амелиной продолжают игнорировать тот факт, что правовым основанием для создания Курултая и Меджлиса крымскотатарскому народу служит Декларация ООН о правах коренных народов, которая предусматривает за ними, во-первых, право свободно создавать собственные выборные структуры, а во-вторых, обязанность власти работать именно с такими, а не «марионеточными» органами.

Амелина не поняла главного. Она говорит, что «крымские татары не намерены никуда уезжать (желающие сделали это в первые же недели и месяцы), они хотят жить и растить детей дома, на крымской земле, а не превращаться в изгоев в чужом краю». Но они не собираются уезжать из Крыма не потому, что смирились с несуществующими «благами» оккупационной власти, а потому, что это их Родина за которую они так долго боролись и временные на ней не коренной народ, а оккупационная власть, и именно ей рано или поздно придет очередь «уезжать» из Крыма. Поэтому Амелина осознала, что крымские татары слишком твердо держатся за свой Меджлис, и если Ниметуллаеву и Ильясову и удастся вместо него поставить «карманные» структуры, то они не будут иметь ни поддержки, ни авторитета.

«Возвращение Крыма в Россию еще больше сплотило крымских татар вокруг меджлиса, – говорит она. – Курс на полную ликвидацию меджлиса в этих условиях представляется не самым разумным. Объективно это льет воду на мельницу тех врагов Крыма, что кричат о якобы «неизбежном попрании прав крымских татар» в России… Да и технически исключить меджлис из реальной политики весьма проблематично. Конечно, можно выселить организацию из занимаемого ей здания, но влияние-то на людей куда девать?»

В такой ситуации, по ее рекомендации, следует воспользоваться куда более хитрой мистификацией – создать видимость, что тот же самый меджлис, но во главе с «молодым» председателем принял «благо» оккупантов и оказался «договороспособным» с властями, полностью ограничившими свободу народа на его Родине.

«Попытка искусственного создания нежизнеспособных «альтернатив» реальному и весьма мощному политическому механизму, пусть и со всеми его особенностями, обречена на провал. – заявляет она вопреки ожиданиям крымской власти. – Об этом, к слову, свидетельствуют все предыдущие проекты такого рода еще под украинской юрисдикцией. Очевидно, что проведение самозваного курултая той или иной «параллельной» меджлису организацией, с одной стороны – нелегитимно, а с другой – попросту довольно странно. Поэтому, в чем смысл замены одной незаконной, с точки зрения российского законодательства, структуры, на другую такую же, но только куда менее влиятельную? Не разумнее ли приостановить подобные проекты, сконцентрировавшись на решении иной задачи – если что-то невозможно преодолеть, это надо возглавить?»

Но это опять же, во-первых, нарушение Декларации ООН, во-вторых, даже, если эту идею и удастся реализовать, в чем есть сомнения, это будет мера временная, и такой «председатель» продержится до первой же явно антинародной «вылазки», после чего будет смещен. По сути, реальной альтернативы законному Меджлису в Крыму не может существовать, но понять это «экспертам» мешает их профессиональная слепота, порожденная задачей во что бы то ни стало согнуть ситуацию под линию своих политиков.

Эльмир Абибуллаев

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )