Вы находитесь:  / История / Насколько трудно было купить гражданам оружие в Российской и Австро-Венгерской империях

Насколько трудно было купить гражданам оружие в Российской и Австро-Венгерской империях

охотники

Как в России и Австро-Венгрии подданные перестреляли друг друга. Или нет

На тему гражданского оружия в Украине написано немало строк и сломано в спорах немало копий. В этой статье предлагается небольшой экскурс в историю: как аналогичный вопрос регулировался на наших землях от середины XIX века до революции 1917 года и как люди с этим жили.

Для начала — несколько ключевых моментов касательно современного положения дел для тех, кто может быть не в теме. Для простых граждан Украины сейчас вполне доступны дробовики и нарезное оружие (целомудренно именуемое «охотничьими карабинами»). Несмотря на это, закона о гражданском оружии в Украине до сих пор не существует. Оборот оружия регулируется ведомственными инструкциями, в частности пресловутым приказом МВД №622. Это, помимо прочего, приводит к феерическим юридическим коллизиям (кому интересно — гуглите материалы по делу Дениса «Рагнара» Дубровского).

При этом проект Закона «О гражданском оружии и боеприпасах» (законопроект № 1135-1) уже давно подготовлен оружейным сообществом и подан на рассмотрение в Раду. Однако рассматривать его не спешат. И один из главных камней преткновения — норма, позволяющая гражданам владеть не только длинноствольным оружием, но и пистолетами/револьверами. Причём утверждения в духе «не на часі», «начнётся беспредел» и т. п. я слышал не только от власть имущих, но и от рядовых граждан, не замеченных вроде бы в принципиальной хоплофобии.

Не буду сейчас вдаваться в очередной раунд рассуждений и перечислять традиционные аргументы против подобных заявлений. Вместо этого предлагаю, собственно, обратиться к истории.

Итак, во второй половине XIX – начале ХХ века Украина была разделена между двумя империями — Российской и Австро-Венгерской. Поговорим о каждой отдельно.

«Россия, которую мы потеряли»

Прекрасную иллюстрацию оружейных нравов Российской империи даёт Антон Павлович Чехов в рассказе «Мститель». Те, кто читал, помнят: обманутый муж приходит в оружейный магазин за револьвером, строя в голове картины страшной мести (кто не читал — настоятельно рекомендую). Обратите внимание на ключевой момент: в рассказе ни единым словом не упоминается какое-либо разрешение. Покупатель ничего не предъявляет, продавец ничего не требует… Кроме того, несчастный рогоносец оказался в магазине «вскоре после того, как застал свою жену на месте преступления», явно не успев остыть от эмоционального всплеска, что тоже слабо стыкуется с предварительным походом в местный аналог «дозвільної системи».

Рассказ был написан в 1887 году; и эта ситуация, будучи во многом утрированной, с точки зрения законов об оружии полностью соответствует тогдашним реалиям царской России. Ещё в 1845 году Свод законов Российской империи разрешил приобретение и ношение оружия, в частности, тем, кому оно было необходимо для охоты, занятий спортом, для самообороны либо в силу «разрешённого обычая». Не разрешалось продавать оружие несовершеннолетним, психически больным, «враждующим племенам», а также лицам, ранее замеченным в инцидентах с оружием (по умыслу или по неосторожности). Дополнительные ограничения на продажу могли устанавливаться только в том случае, если «в данной местности происходили волнения (восстания)». В некоторых регионах для приобретения оружия требовалось разрешение властей, однако такие разрешения выдавались здоровым законопослушным гражданам практически без ограничений.

Гайки немного прикрутили в начале ХХ века: в 1900 году ужесточились правила ввоза вооружений военного образца из-за рубежа, а в беспокойном 1905-м было утверждено положение Совета Министров «О порядке хранения и продажи огнестрельного оружия». Помимо дальнейшего ужесточения импортных правил, оно дало губернаторам право временно ограничивать оборот оружия в случае «чрезвычайных обстоятельств, угрожающих общественному порядку и спокойствию». А отдельные виды оружия, прежде всего винтовки и пистолеты военного образца, можно было купить только по именному свидетельству от местной полиции. При отсутствии такого разрешения стволы, подпадавшие под его действие, изымались, даже если были куплены до введения новых правил.

Тем не менее, возможностей для покупки оружия оставалось предостаточно, даже с поправкой на эти ограничения. Ассортимент «стволов», доступных для взрослого вменяемого человека с достаточной суммой денег, варьировался от «дамских» мелкокалиберных пистолетов до снайперских винтовок с глушителями и оптическими прицелами. Встречались в то время даже аналоги современных тактических фонарей!

С охотничьими ружьями и винтовками ситуация была ещё более либеральной. О том, чтобы как-то особо ограничивать продажу и владение таким оружием, власти дореволюционной России, по сути, вообще не задумывались. Существовали специфические нормы, вроде запрета на охоту для священников, ссыльных каторжан, наказанных за браконьерство и т. п., но этим вопрос и исчерпывался. Даже «угнетаемые» и «притесняемые» крепостные крестьяне в своё время спокойно держали дома ружья; о свободных поселянах и говорить не приходится.

Отдельно стоит коснуться вопроса того, сколько это всё стоило. На рекламных материалах выше есть примеры цен на оружие и патроны, вот ещё пара иллюстраций.


В рассказе Чехова модный револьвер «системы Смит и Вессон», один из самых дорогих во всём магазине, предлагается мстителю за 45 рублей, оружие попроще оценивается в 30, а «устаревшая» и «непрестижная» система Лефоше — в 18 рублей. Здесь надо учитывать, что дело происходило до денежной реформы 1897 года, так что для сравнения «чеховские» цены нужно умножать на 1,5.

Если сравнивать эти примеры с конкретным уровнем заработка, то 21 рубль (за «Браунинг») — это уровень месячного жалования квалифицированного рабочего или служащего младших чинов. 40–45 рублей (за «Маузер», «Парабеллум» или «Браунинг» с «прожектором») — половина месячного заработка врача или учителя старших классов гимназии. 60 рублей («Винчестер» в базовой комплектации, без глушителя) — чуть ниже жалования подпоручика. При этом за 8 рублей можно было купить деловой костюм, за 15 — длинное пальто, за 40 — патефон.

Таким образом, даже довольно дорогие импортные образцы оружия вполне были доступны человеку со средним уровнем заработка. О более простых вариантах и говорить не приходится: цены на бюджетные револьверы начинались с 2–3 рублей, что было по карману даже бедному студенту. И это при том, что среди простого народа пистолеты и револьверы считались дорогой господской забавой, крестьянин же полагался на традиционное охотничье ружьё.

Тюрьма вооружённых народов

Австро-Венгерская монархия в конце XIX – начале ХХ веков в целом следовала духу времени — у здоровых законопослушных подданных обычно не возникало проблем с приобретением оружия. Тем не менее, по сравнению с российским тамошнее законодательство было более жёстким, оно предусматривало большее количество ограничений. Некоторые из них были весьма специфическими — к примеру, запрет на ношение ножей для лиц некоторых национальностей, объяснявшийся спецификой обычаев и темпераментом.

Как тут не вспомнить сакраментальное «нашему народу оружие давать нельзя»? Вот только в Австро-Венгрии ограничения устанавливала императорская власть сверху, а некоторые наши соотечественники добровольно готовы лишить себя права на самозащиту…

Возвращаясь к теме, стоит отметить два ключевых отличия от российских законов. Во-первых, для приобретения оружия подданный империи всё-таки должен был получить специальное разрешение у местных властей; если в России это правило действовало лишь в некоторых регионах, то в Австро-Венгрии оно вводилось общеимперским Патентом об оружии 1852 года. Во-вторых, этим же патентом запрещались пистолеты и револьверы общей длиной менее 7 венских дюймов (7 * 26,34 ≈ 18,3 см) — такое оружие считалось пригодным для «коварного нападения» и общественно опасным.

С другой стороны, если в России к началу ХХ века законодательство ужесточилось, то в Австро-Венгрии наблюдается обратная ситуация. В 1898 году было издано постановление, согласно которому оружие длиной до 18 см могло продаваться по разрешению от комиссариата полиции, а от 18 см — свободно.

В тематической статье, опубликованной в газете «Полювання та риболовля», В. Артеменко упоминает забавный момент: для обхода ограничений по длине в то время производились револьверы с мушкой, размещённой на середине ствола. Такое оружие можно было свободно ввезти и продать/купить в империи, а при необходимости ствол спиливался по мушку. История выглядит вполне правдоподобной, однако найти изображение подобного револьвера мне, увы, не удалось. Наиболее близкий к описанному образец — «черногорский» «Гассер Монтенегрин», однако навряд ли производитель стал смещать мушку именно ради возможности укорачивания. Тем более, что «монтенегрины», в соответствии с названием, шли в основном на экспорт в Черногорию.

Гассер Монтенегрин («черногорский»)

 

Кстати, конкретно с этим оружием связана ещё одна прекрасная история. В 1910 году король Черногории Никола I постановил, что каждый мужчина, как защитник своей страны, должен иметь во владении револьвер. Удивительно, и как только черногорцы не перестреляли друг друга? Может, причиной тому легендарный уравновешенный темперамент балканцев?

…Тут должна быть табличка «Сарказм», а то кто-то ещё, не дай Бог, всерьёз воспримет. Но вот насчёт «перестреляли» хотелось бы пару слов серьёзно.

(Не)страшная свобода

Если послушать противников оружия, то разреши людям пистолеты — в стране начнётся Дикий Запад, разгул преступности и волна убийств. Опять же, не стану приводить избитых аргументов — обращусь к историческим фактам.

Общую ситуацию с оружием на рубеже XIX–XX веков мы поняли. В то же время ни Российская империя, ни Австро-Венгрия тех времён как-то не очень похожи на Дикий Запад. По крайней мере, по тем образам, что сложились у нас из исторических и художественных материалов. Однако, может, мы чего-то не замечаем? Возможно, за видимым благополучием скрывается совершенно иная картина?

Посмотрим на цифры.

В 1902 году количество убийств (насильственных причинений смерти) в Российской империи составило 6 случаев на 100 тысяч человек. К 1906–1907 годам эти цифры плавно увеличиваются до 13,7 случаев на 100 тыс., а затем вновь снижаются до 7,12 случаев в 1914 году.

Теперь посмотрим на ситуацию в современной Украине. У нас количество учтённых убийств за 2013–2017 года составило:
2013 год — 7 188 случаев (около 16 на 100 тыс. населения);
2014 год — 12 693 случая (28 на 100 тыс.);
2015 год — 9 215 случаев (20,50 на 100 тыс.);
2016 год — 7 062 (15,70 на 199 тыс.);
2017 год (до сентября) — 5 393 (около 18 на 100 тыс., в пересчёте на полный год).

Что же это получается? В первое десятилетие XX века в дремучей Российской империи, когда любой желающий мог свободно купить карманный Браунинг, и почти свободно — армейский «Парабеллум», уровень убийств на пике был ниже, чем минимальный уровень в современной европейской стране со строгими правилами? Но как же так, ведь оружие убивает! Дай людям пистолеты — все всех начнут убивать! Или… нет?

Я осознаю, что эта аргументация отчасти притянута за уши. Осознаю, что, помимо доступа к оружию, на уровень преступности вообще и убийств в частности влияет целое множество других факторов. Тем не менее, призываю хотя бы задуматься: может, убивает людей всё-таки не доступ к оружию?

Алексей Зубенко

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Елена Зеркаль: Беларусь не может принимать участие в миротворческой миссии на Донбассе

Елена Зеркаль: Беларусь не может принимать участие в миротворческой миссии на Донбассе

Беларусь является членом ОДКБ, поэтому не может принимать участие в миротворческой миссии ООН в Донбассе
Елена Зеркаль: Беларусь не может принимать участие в миротворческой миссии на Донбассе

Елена Зеркаль: Беларусь не может принимать участие в миротворческой миссии на Донбассе

Беларусь является членом ОДКБ, поэтому не может принимать участие в миротворческой миссии ООН в Донбассе