Вы находитесь:  / Аналитика / О политике Запада, изоляции РФ и что Китай может выиграть от войны на Донбассе

О политике Запада, изоляции РФ и что Китай может выиграть от войны на Донбассе

Китай и Россия в Донбассе
Сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, бывший замминистра иностранных дел России Георгий Кунадзе рассказал в интервью, какие вызовы стоят перед народами и политическими элитами Украины, России и стран Евросоюза.

— Что стоит за обвинениями против Путина на Западе («дело Литвиненко», обвинение Министерства финансов в коррупции)? Какова цель?  

—  Документ по «делу Литвиненко» готовился больше года. Завершили работу – выпустили в свет. Другая информация, видимо, ждала своего часа уже давно. Цель, по-моему, очевидна: окончательно превратить президента России в мирового изгоя. Последствия противоречивы. С одной стороны, находясь у власти, президент России не может быть привлечен к ответственности. С другой стороны, шансов по-доброму уйти в отставку у него уже, видимо, нет. Значит, он не уйдет до последнего.

— Влияют ли такие «удары» на Путина?

—  Думаю, что они добавляет ему психологической усталости. И озлобляют. Ошибок он не признает, а потому во всем видит заговор.

— Возможно ли решение вопроса войны на Донбассе до конца года? Грубо говоря, «слив» ОРДО/ОРЛО?

—  Не уверен. Минские протоколы фактически невыполнимы. Ничего другого не придумали. Ключ к решению – возвращение Украине полного контроля над ее восточной границей, что зафиксировало бы поражение России. На мой взгляд, она на это пока не пойдет. Так что будут эти «отдельные районы» гнить потихоньку. А переговорная позиция Украины, соответственно, усиливаться.

— Возможна ли эскалация конфликта: использование авиации и ракетных комплексов?

—  Полагаю, что вероятность военной эскалации невелика, я бы даже сказал, ничтожно мала. Хотя военное планирование все равно исходит из наихудшего сценария, к которому надо быть готовым.

— Какое, на ваш взгляд, значение минского процесса, если он будет постоянно пролонгироваться?

—  Пока идут переговоры, пушки обычно молчат. Так что разговоры в «минском формате», наверное, продолжатся. И, быть может, вообще станут постоянными. Хотя сам их формат – не кажется оптимальным.

— Что для Путина значит Крым? Что для российских граждан значит Крым?

— Для Путина это – военный трофей и весомый внутриполитический козырь. У него их немного осталось, каждый на вес золота. Для большинства российских телезрителей Крым – символ «победы» и «справедливости». Для остальных – символ предательства и позора.

— Как проблема Крыма повлияет на украино-российские отношения в краткосрочной (5 лет) и долгосрочной перспективе (15-20 лет)? Ну и на отношение ЕС-РФ, США-РФ?

—  Для России и Украины проблема Крыма – источник постоянной напряженности, генератор всех мыслимых негативных эмоций. Думаю, что две страны и, к сожалению, два народа будут все больше отдаляться  друг от друга во всем. Для ЕС и США проблема Крыма скорее второстепенна, она чуть острее, чем, например, проблемы Южных Курил или Северного Кипра сегодня, или проблемы трех Балтийских стран во времена СССР.

— Зачем РФ интеграционные союзы на территории бывшего СССР, если в Европе они «накладываются» на проекты Евросоюза, а в Центральной Азии – на китайские?

—  Россия претендует на свою сферу влияния, средство достижения цели – «интеграция» постсоветского пространства. Логика здесь не столько экономическая, сколько политическая, идеологическая и военная.

— Как долго РФ может быть в конфликте с Западом? Как долго российская экономика сможет выдержать «отлучение» от технологий и финансов Запада?

— Опыт СССР в недавнем прошлом и Северной Кореи сегодня показывает, что аномальные режимы могут долго существовать в конфликте с Западом. Правда для этого российскому режиму придется превратиться в «осажденную крепость» со всеми «прелестями» изоляции в виде падения уровня жизни и урезания конституционных свобод. Вопрос в том, как долго вытерпит народ.

— Как будут действовать США по отношению к РФ? Возможен ли «разлом» союза ЕС и США из-за санкций против России?

— У нас сейчас Холодная война 2.0. Раз так, значит, для Запада вновь действует «дисциплина холодной войны». Разногласия между ЕС и США вполне возможны, но «разлом» маловероятен.

— Какая цель России в Сирии? Какой план, если он, конечно, есть?  

Плана, по-моему, нет. Есть тактические и просто ситуативные шаги, не более, но и не менее того. Игровая ситуация, в которой многое зависит от случая, и еще от умения играть в покер.

— Могут ли вопрос Сирии и вопрос Украины быть «упакованы» в одно сепаратное соглашение между США и РФ?

— Очень в этом сомневаюсь. Разные проблемы, за каждой разные группы интересов. Здесь, правда, важен не только конечный результат, но и сам факт двусторонних переговоров: для России – это символ ее равновеликого статуса. В целом же, давайте дождемся президентских выборов в США.

— Как Китай ведет себя по Крыму и Донбассу?

— Сами по себе проблемы Украины Китаю, извините, безразличны. Другое дело, что чем глубже завязает Россия в той ловушке, куда сама себя загнала, тем больше у Китая возможностей добиваться у нее уступок по вопросам, которые для него важны.

— Как Поднебесная строит политику в Центральной Азии и на российском Дальнем Востоке?

В Центральной Азии Китай продолжает экономическую экспансию, не встречая сопротивления со стороны России, на российском Дальнем Востоке и в Восточной Сибири – чувствует себя очень комфортно и никуда не торопится. Китайцы – народ терпеливый.

— Союз Китая и РФ, «разворот» на Восток возможны для России?

— Нет, ни российско-китайский союз, ни разворот России на Восток нереальны. Китай вообще не вступает в союзы, считая их бременем. А попытка России «развернуться» на Восток была уже предпринята и провалилась. Разворачиваться оказалось нечем.

— Назовите главные, на ваш взгляд, политически ошибки Украины в противостоянии с РФ или/и в диалоге со странами Европы и Северной Америки?

— Российских экспертов, в том числе и меня, в последнее время все громче и раздраженней просят «не учить украинцев жизни», поэтому от оценки ошибок Украины воздержусь. Скажу только, что, на мой взгляд, без них не обошлось.

— Назовите главные, на ваш взгляд, вызовы для Украины на следующие пять лет? Для России? Для Евросоюза?

—  Вызов для Украины очевиден – проведя экономические и политические реформы, и, извините, эмоционально повзрослев, построить эффективное современное государство. Которому стоит помогать. Украина стала жертвой агрессии, последствия которой тяжелы и долговременны. Но с психологией жертвы жить и созидать трудно.

Вызов для России – найти выход из глухого медвежьего угла истории, в котором оказалась страна. По некоторым параметрам Россия ведь отброшена в самое начало 50-х годов прошлого века. Вернуться в настоящее будет непросто.

Вызов для ЕС – сохранить свои ценности и порядки, преодолев ошибки «мультикультурализма», свою, если угодно, комфортабельную расслабленность.

Александр Куриленко

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )