Вы находитесь:  / Аналитика / Одесса, 2 мая: еще раз о гибридной войне

Одесса, 2 мая: еще раз о гибридной войне

В связи с выходом пропагандистского фильма Морейра «Украина. Маски революции», хотелось бы еще раз вернуться к событиям 2 мая в Одессе.

Морейра не был ни в Одессе, ни в Киеве во время описываемых им в фильме событий. Он использует (цитата из фильма): «Большинство фото были, вероятно, выложены в интернет их врагами из российской пропаганды, но они (фото) кажутся аутентичными.»

Существует вероятность того что режиссер, который не видел события своими глазами, который основывает свои выводы на пропаганде страны-агрессора и прямо использует пропагандистские материалы в фильме, недостаточно объективно отразил реально происходившие в Украине события.

Я родился и живу в Одессе, поэтому начну за Одессу.

Одесса рускоязычный город и российские телеканалы всегда занимали первые места в предпочтениях одесситов. В конце февраля 2014 года российские телеканалы разом переключились на вещание военной пропаганды. Военная пропаганда включается в «особый период» и никогда не используется в мирное время. Цель пропаганды подавить волю противника к сопротивления, обеспечить лояльность населения войскам агрессора и создать мобрезерв для ведения войны на территории противника.

У Путина три гэбэшных образования. У членов Совбеза РФ только по официальным данным 82 года стажа работы в КГБ СССР, не считая работы в ФСБ, СВР и других подобных организациях. Они профессионально владеют методами пропаганды. Для них это как «Отче наш». Спроси их ночью, за сколько дней до военной агрессии в телевизоре должны появиться «распятые мальчики», они ответят.

Военная пропаганда была запущена по всей территории Украины, но не на всей территории она имела одинаковые стартовые условия. В Крыму находилась база ЧФ. Крымчане знали, что российские военные не несут угрозы, но получают высокие зарплаты и пенсии. В Крым приезжали российские туристы, которые оставляли больше денег, нежели украинские или беларуские. В Крыму военная пропаганда легла на благодатную почву.

На Донбассе была другая ситуация с другим результатом. Жители Донбасса видели, что через границу люди живут лучше, хотели получать российские зарплаты и пенсии, некоторые приветствовали бы войска агрессора, но никто не готов был за это воевать. Даже после двух лет вещания военной пропаганды, мобрезерв прокси-сил Кремля составил мизерный процент жителей региона.

В Одессе была совершенно иная ситуация. Под боком пример Приднестровья, в котором часть одесситов уже успела повоевать с молдавским «фашизмом». При участии российских войск в Приднестровье была создана такая же серая зона, которую пытаются сейчас создать на Донбассе. Бандитский анклав, живущий на субсидии из Москвы, из которого за время «независимости» выехала почти половина населения.

Одесса город-порт и крупнейший логистический узел Украины. «Независимость» по приднестровскому варианту лишила бы работы половину населения города. Часть населения восприняла лозунги военной пропаганды, но гораздо большая часть готова была активно противостоять планам Кремля.

В Одессе сложилась патовая ситуация. Мэр города сбежал еще на этапе подготовки «новороссии» в октябре 2013 года. За три месяца в области сменился третий губернатор, за полгода четвертый. Вся власть на местах сохранилась со времен Януковича и, мягко говоря, не приветствовала новую власть в Киеве. Тысячи человек бегали по миллионному городу с российскими флагами. Вводи войска и создавай «новороссию». Но есть и другая сторона медали.

Нет ничего хуже для оккупационных войск, чем враждебное к ним население. Выпускникам института Андропова это хорошо известно. Поэтому не ввели в Украину войска в апреле 2014 года, когда это было еще возможно. Когда в стране не было президента, не было армии, не было сил противостоять агрессии. В гибридных войнах ввод войск на территории с нелояльным населением осуществляется по другому сценарию.

Сначала включается военная пропаганда. Затем организуется партизанская война на атакуемой территории, вынуждая жертву начать антипартизанские действия. Пропаганда вдалбливает местному населению, что это иностранные наемники, что они воюют не с вооруженными инсургентами, засланными из соседней страны, а с местными. С их языком, верой, хотят продать их на органы, посадить в концлагеря и начать добычу ужасного и опасного сланцевого газа.

Жертвам пропаганды вручают оружие и кидают в атаку на танки «хунты». Правительственные войска обстреливаются их жилой застройки с целью получить ответку. Если ответки недостаточно, под видом «хунты» мирные города обстреливают ДРГ агрессора. Чем лучше, тем хуже, в этом смысл гибридной войны. Потом военная пропаганда демонстрирует всему миру «зверства хунты», и только после этого вводят войска.

Это могут быть регулярные вооруженные силы в рамках «операции по принуждению к миру». Могут быть прокси-силы из «отпускников» и «добровольцев». В любом случае, это регулярные подразделения на штатной боевой технике со слаженным личным составом под руководством Генштаба страны-агрессора. Цель — разгромить вооруженные силы страны-жертвы и установить военный контроль на оккупируемой территории.

Перед масштабным вводом войск на Донбасс в августе 2014 года, прокси-силы четыре месяца формировались на военных базах под Ростовом. К ним присоединились регулярные части ВС РФ. Была создана ударная группировка с бронетехникой, ствольной и реактивной артиллерией, современными средствами электронного противодействия и ПВО. По всему фронту активно использовались беспилотники, выявленные цели подавлялись артиллерией и РСЗО. Это позволило организовать масштабное наступление и вынудило Украину прервать силовую операцию и начать переговоры с агрессором.

Вернемся к Одессе. «Донбасский» вариант в регионе был невозможен из-за слабости российской группировки в Приднестровье и готовности Украины дать военный отпор агрессору. «Крымский» вариант мягкой оккупации не проходил ввиду нелояльности местного населения. В планах Кремля было продолжать раскачивать регион с помощью военной пропаганды, терактов, создания «отрядов самообороны», подкупа и шантажа местных элит.

Силовая часть операции должна была начаться после организации сухопутного коридора в Крым и одновременной атаки через Херсонскую и Николаевскую область со стороны Крыма и напрямую со стороны Приднестровья. Над Одессой летали российские беспилотники, в Приднестровью готовился мобрезерв с помощью пропаганды, на границе Одесской области организовывалась «Бесарабская народная республика».

Эти планы были поставлены под угрозу в апреле 2014 года, когда в регионе были отключены российские телеканалы. Гибридные войны в принципе невозможны без информационной поддержки. За сохранение российских каналов кабельным операторам предлагали большие деньги, но это не решало основной проблемы. Военная пропаганда должна быть тотальной, в противном случае ее воздействие на население ограничено.

Несмотря на многолетнюю проработку, военная операция против Украины полна экспромтов. К такому экспромту пришлось прибегнуть весной в Одессе. Нужно было срочно захватывать здания местной администрации, СБУ и включать вещание пропагандистских каналов. Если кто-то не знает, первым действием отрядов Безлера и Гиркина было отключение украинских и включение российских каналов на местных ретрансляторах. Стрелков покинул Славянск на четвертые сутки после падения вышки на Карачуне. Ему нечего было больше защищать.

Несмотря на кажущуюся хаотичность и спешку, действия Кремля были продуманы и последовательны. 21 апреля была провозглашена «Одесская народная республика Новороссии». На 2 мая бы назначен штурм. На пропагандистских интернет-ресурсах, в группах местных «дружин», «казаков» и прочих «новороссов» прошла массовая мобилизация присоединиться 2 мая к «защите» одесситов от «хунты» и «фашистов». Аналогичные призывы звучали со сцены во время демонстрации 1 мая. При этом никому не пришло в голову, что «страшная хунта» не запрещала мирные пророссийские демонстрации и в это время готовилась к празднованию Дня победы.

День 2 мая был выбран не случайно. В гибридной войне мало захватить административные здания, их нужно еще удержать. В Одессе это было сделать сложно, ввиду малочисленности пророссийских активистов и большого числа сторонников унитарной Украины. Нужна была мощная пропагандистская кампания, героизирующая одних и демонизирующая других, сопровождаемая политической поддержкой на самом высоком уровне. Если бы пророссийские активисты просто захватили город, Лаврову и Киселеву не о чем было бы говорить. Нужна была кровь. Много крови.

2 мая в Одессе проходил матч Черноморца с Металлистом и в центре города собрались идеологические противники «новороссов». Перед домашними матчами Черноморца футбольные фанаты проходили колонной от Дерибасовской в сторону стадиона в парке Шевченко, выкрикивая «Черноморец — чемпион» и «Путин … ла-ла-ла». 2 мая к ним должны были присоединиться болельщики Металлиста, которые в праздничные дни с семьями приехали в Одессу. Тезис про «Черноморец — чемпион» вряд ли нашел бы среди них поддержку но обидную кричалку про Путина болельщики Металлиста выкрикивали не менее дружно.

Накануне 2 мая из Одесского государственного университета внутренних дел сотрудниками МВД были вывезены пятисот автоматов Калашникова, которые находились там под охраной двух невооруженных курсантов. Командир «Одесской дружины Куликова поля» Сергей Долженков, который руководил атакой куликовцев на проукраинский митинг на Соборке 2 мая, перед началом активной фазы пытался по телефону узнать судьбу этого оружия. Отец Долженкова долгое время возглавлял ОГУВД. Неизвестно, как сложилась бы судьба Одессы, если бы это оружие попало в руки сторонников «новороссии».

Хороший, разбор событий 2 мая в Одессе есть в фильме «группы 2 мая». Это группа одесских журналистов и экспертов, представляющих разные политические взгляды и объединившихся для того, чтобы не дать замолчать или фальсифицировать обстоятельства произошедшей трагедии. Фильм требует внимательного просмотра, возможно не все будет понятно не одесситу, но на сегодняшний день это самый объективный фильм о произошедших событиях. В нем зритель найдет многое из того, что умолчали в российских и украинских СМИ, и не найдет многое из того, о чем рассказывает Морейра в своем фильме, основанном на «фото из интернета», которые «вероятно, выложены врагами из российской пропаганды» и которые «кажутся аутентичными» (С) Морейра.

Юрий Христензен

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )