Вы находитесь:  / Наука и техника / Откуда ведет начало наш язык

Откуда ведет начало наш язык

вавилонская башня
Где находится исток праиндоевропейского языка — предка большой языковой семьи, в которую входит, в том числе, польский? Кто разнес его по Европе: пастухи из Анатолии или пастухи из украинских степей? Ведутся споры.

Споры идут уже не первое десятилетие, и очень напоминают дискуссии о превосходстве Рождества над Пасхой. Сторонами в нем изначально выступали только лингвисты, но со временем и по мере развития науки к нему стали подключаться другие специалисты: генетики, археологи, антропологи, информатики. А мы так и не знаем, откуда на самом деле взялся пращур нашего языка. Недавно вышла новая работа, которая на этот раз выводит его корни из культуры пастухов, шесть тысяч лет назад населявших степи современной Украины.
То, что праязык существовал, согласны все. Неслучайно тот же самый корень слышится в польском слове noc, английском night, французском nuit, немецком Nacht, шведском natt, латинском nox или литовском naktis. Все они, по всей вероятности, происходят от праиндоевропейского *nókwts.

Звездочка перед словом демонстрирует научную осторожность: ведь праиндоевропейские слова — это только реконструкция. Этого языка никто не видел и не слышал, хотя многие специалисты пытаются воспроизвести его на основе знаний об исторических изменениях, которые происходили в языках индоевропейской семьи.

Переселение записано в ДНК

Самые древние известные индоевропейские языки, уже отличающиеся друг от друга, восходят к первой половине второго тысячелетия до нашей эры. Их эволюция позволяет предполагать, что распад индоевропейской общности произошел, самое позднее, примерно три тысячи лет до н. э. Однако вероятно, что праиндоевропейское общество существовало уже в эпоху неолита (до того, как распространилась техника плавки и обработки металла) и состояло из людей, занимающихся скотоводством и земледелием. И именно их язык вместе с мигрирующими группами людей распространился по миру. Автор этой гипотезы британский археолог и палеолингвист Эндрю Ренфрю (Andrew Colin Renfrew) считает, что все началось примерно за шесть с половиной тысяч лет до н. э. в Анатолии (на территории современной Турции). Тогда прапротоиндоевропейский язык распался на анатолийский и праиндоевропейский. А последний принесли на Балканы, в окрестности Дуная, Буга и Днестра первые земледельцы, которые искали урожайную землю и благоприятный климат. Здесь он стал распадаться дальше, по мере расселения людей.

Но есть и другой лагерь: специалистов, которые ищут истоки праиндоевропейского языка в степях, расположенных к северу от Черного моря. По их мнению, это язык звучал среди пастухов, живших на этих территориях шесть тысяч лет назад, а наследие этих людей записано не только лингвистически, но и генетически: его можно обнаружить в ДНК современных европейцев. Сторонники «степной версии» считают, что языки до сих пор слишком похожи друг на друга, чтобы их разделение произошло восемь тысяч лет назад, как полагает Ренфрю.

Сторонники версии о крестьянах берут верх

В 2012 году к расследованию лингвистической тайны подключилось молодое поколение исследователей. В своей работе они использовали компьютеры и методы, подсмотренные у биологов-эволюционистов. Ученые взглянули на языковые изменения так, как биологи изучают распространение по миру разных эволюционных мутаций, а благодаря этому находят, например, пути миграции человека (то есть отнеслись к элементам языка, как к генам). Для этого были использованы родственные слова — происходящие из разных языков и имеющие общего предка (как упоминавшаяся «ночь»). Работой коллектива руководил Ремко Букерт (Remco Bouckaert) из Оклендского университета.

В этом учебном заведении уже рождались подобные работы: Квентин Аткинсон (Quentin Atkinson) и Рассел Грей (Russell Gray) еще в 2013 году пытались выяснить, кем были праиндоевропейцы. Ученые использовали компьютерную программу, которую используют генетики для создания эволюционного древа. Они загрузили в нее по 200 слов из 87 индоевропейских языков, дополнив их данными, касающимися времени, которое нужно на то, чтобы одно слово в языке заменило другое. Приняты были расчеты известного (хотя неоднозначного, но многим исследователям языка навешивали такой ярлык) лингвиста Морриса Сводеша (Morris Swadesh). Он полагает, что два родственных языка спустя тысячу лет после разделения все еще имеют 85% общей лексики. В итоге получилось, что ближе всех к праиндоевропейцам находятся хетты, жившие восемь-десять тысяч лет назад в Анатолии.

Исследования Букерта, результаты которых были опубликованы в журнале Science, это подтвердили. Из его работы следует, что индоевропейские языки берут свое начало в Анатолии, а их пращур должен был родиться там восемь — девять с половиной тысяч лет тому назад. Примерно в то же время, когда развилось сельское хозяйство, а искусство обработки почвы, сева и сбора плодов разошлось по миру.

Сторонники версии об анатолийских крестьянах облегченно вздохнули, а ученые, выступающие за версию о пастухах, перешли в наступление.

Сторонники пастухов отбивают атаку

Они исследовали ДНК 69 европейцев, живших в период от восьми до трех тысяч лет назад. Следы людской миграции записаны в наших генах, и генетика дает шанс найти ответ на вопрос, как человек странствовал по европейскому континенту. Работу, которая была опубликована на портале bioRxiv, провела группа под руководством генетиков Дэвида Райха (David Reich) и Иосифа Лазаридиса (Iosif Lazaridis) из Гарвардской медицинской школы в Бостоне, а также Вольфганга Хаака(Wolfgang Haak) из университета Аделаиды. Среди проб были образцы, принадлежавшие мужчинам и женщинам (а также одному ребенку) так называемой Ямной культуры, которая развивалась на территории северо-восточной Европы — в степях современной Украины. Часть проб принадлежала представителям Культуры шнуровой керамики (ее следы можно обнаружить на территории, простирающейся от юга Скандинавии до Альп и восточных Карпат между Рейном и центральным течением Волги).

Анализ показал, что люди, пришедшие в Скандинавию и на территорию современной Германии, были родственниками тех, кто вышел из украинских степей. Это говорит о том, что масштабная миграция из степей, происходившая примерно четыре с половиной тысячи лет назад, могла распространять ранние формы индоевропейского языка. Следы этих народов и их путешествий мы до сих пор носим в своем ДНК, даже на севере Европы. Происхождение европейцев оказывается гораздо более сложным, чем нам казалось.

Языковая парапсихология

Многие лингвисты следят за этой дискуссией с большим скепсисом, считая ее научными спекуляциями. Наука может говорить только о вещах, которые можно подвергнуть анализу, а это означает, что в достоверных исследованиях праязыка мы способны заглянуть максимум до третьего тысячелетия до н. э. К этой эпохе относятся самые древние свидетельства индоевропейских языков, у неиндоевропейских же языков такой долгой истории, подтвержденной доказательствами, нет. В связи с этим их невозможно сравнить друг с другом. Когда у исследователей нет возможности провести сравнения с родственным языком, они оказываются бессильны.

Поэтому описанные исследования — это отчасти лингвистическая парапсихология. Мы не можем выяснить, как функционировал праиндоевропейский язык, что уж говорить о попытках реконструировать еще более древние формы человеческого языка! А такие попытки предпринимались. Еще в 1866 году Польское лингвистическое общество объявило, что оно прекращает прием исследований, посвященных происхождению языка или работ о разработке универсального языка. Семью годами позднее Александер Эллис (Alexander Ellis), член Лондонского королевского общества, добавил: «Занятия происхождением языка выходят за рамки серьезной филологии».

Как разговаривали в Вавилонской башне?

Неприязнь научного мира к лингвистической археологии связана с в большей или меньшей степени фантастическими теориями на тему рождения общего языка людей. А появлялись они с XIX века. Из-за этого поиски праязыка, которым могли говорить строители Вавилонской башни, на долгое время вышли за пределы науки, а к занимавшимся этой темой ученым не относились всерьез.

Новым направлением исследований, в котором ученые используют одолженные у генетиков компьютерные программы, занимаются, скорее, культурные антропологи, а не лингвисты, которые оперируют только текстами. А самым старым текстам не более четырех-пяти тысяч лет. В свою очередь, методы реконструкции, которыми пользуется компаративная лингвистика, позволяют заглянуть в историю максимум на шесть тысяч лет. Это времена праиндоевропейского языка, который стал общим предком языков индоевропейской семьи, в том числе польского. Но как говорили восемь-десять тысяч лет назад? И где расцвел пращур нашего языка: в украинской степи или на полях современной Турции? Будет ждать очередных шагов ученых. Теперь пришла очередь сельскохозяйственной фракции.

Ольга Возьняк

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )