Вы находитесь:  / Политика / Партизанское движение на Донбассе

Партизанское движение на Донбассе

poster_lnr

Третий месяц продолжается перемирие в зоне проведения украинскими властями АТО — антитеррористической операции на территории Донбасса. За это время количество боевых столкновений там уменьшилось, хотя локальные стычки и обстрелы не прекращаются.

Но, как утверждают в Совете национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) Украины, в мятежных районах все чаще отмечаются случаи нападения на сепаратистов со стороны неизвестных, которых в Киеве называют партизанами.

Действительно ли на территории, которую контролируют сепаратисты, растет партизанское движение, и кто принимает в нем участие?

У здания Луганской облгосадминистрации висит рисунок: перечеркнутый черной свастикой российский триколор. Это напоминание о так называемой «войне граффити», которая предшествовала настоящему вооруженному конфликту на Луганщине.

«Художественный майдан»

Еще в феврале пророссийские уличные художники разрисовали в Луганске заборы и стены домов российскими триколорами и сепаратистскими лозунгами. В ответ на это патриотически настроенные жители города начали рисовать украинские флаги и лозунги «Слава Украине», рассказывает студентка из Луганска Елена.

Сепаратисты в Луганске запрещают рисовать украинские флаги

«Я и мой приятель Ярослав также принимали участие в этом противостоянии. Баллончиками с краской мы зарисовывали сепаратистские лозунги и писали «Донбасс — это Украина «, «Луганск — это Украина», — говорит она.

«Рисовали украинские флаги, но они у нас получались очень условными, просто две линии — желтая и синяя, потому что так было быстрее рисовать «, — рассказывает Елена.

По словам девушки, профессионально рисовали флаги настоящие художники-граффитчики, которых в Луганске было несколько десятков.

В начале марта молодые люди объединились, чтобы противостоять антиукраинской граффити-пропаганде, и через интернет призвали единомышленников поддержать их «художественный майдан». Как говорит Елена, их действия оказывали свой эффект.

«В начале мая в пригороде Луганска вооруженные люди похитили инкассаторскую машину. Мои соседки у подъезда обсуждали это происшествие. Я услышала, как одна из них показывает на нарисованный на стене украинский флаг и говорит, мол, скоро придет нормальная власть и наведет порядок. Это был мой рисунок, и мне было очень приятно. К сожалению, в Луганске до сих пор руководят сепаратисты», — вздыхает Елена.

Летом девушка уехала в Харьков. По ее словам, проукраинские граффити в Луганске иногда появляются до сих пор.

Но настоящая «война граффити» сошла на нет в начале июня, когда город, особенно ночью, начали патрулировать вооруженные сепаратисты. В таких условиях уличное рисование оказалось опасным для жизни.

Число проукраинских граффити уменьшилось после появления в Луганске ночных патрулей

Партизанское сопротивление

Настоящая партизанская борьба имеет три главные составляющие — это разведывательная, диверсионная деятельность, а также идеологическая работа с населением. Но на Луганщине ни одну из этих составляющих власти вовремя не реализовали, уверен луганчанин Юрий.

«В апреле в Луганске я обратился в районный военкомат, мне там ответили, что добровольцев не набирают. А для службы по контракту я не подхожу, потому что возраст у меня не призывной, мне уже 46 лет. На вопрос, организуют ли они или кто-то из силовиков партизанские отряды, дежурный военкомата только рассмеялся», — вспоминает Юрий.

Я предполагаю, говорит Юрий, что информация об организации украинского подполья была секретной, поэтому ничего ценного об этом невозможно найти ни в СМИ, ни в интернете.

В начале мая мужчина уволился из учебного заведения, где работал преподавателем истории, уехал из Луганска и записался в украинский добровольческий батальон.

«По моему мнению, в самом начале вооруженного конфликта именно добровольческие батальоны выполняли функции партизанских отрядов. Во-первых, там воюют по убеждениям, добровольно, как и партизаны, во-вторых, экипировка, подготовка, тактика, особенно в первые недели деятельности, были скорее партизанские, нежели присущие регулярной армии», — говорит Юрий.

Начиная с мая, в Луганской области начали периодически появляться слухи о нападениях на боевиков «ЛНР» со стороны неизвестных вооруженных людей. Якобы подобные случаи случались вблизи Антрацита, Алчевска, Брянки, Краснодона, Красного Луча, Стаханова и в самом Луганске.

Неожиданно эту информацию подтвердили сами боевики.

19 июля на интернет-сайте «Луганской народной республики» появилось объявление, в котором обещали вознаградить 15 тысячами долларов того, кто задержит или ликвидирует диверсионную группу «противника», которая действует в Луганске.

На следующий день вышел приказ тогдашнего главы «ЛНР» Валерия Болотова о запрете движения транспорта по улицам Луганска «в связи с активизацией диверсантов».

Получил ли кто-нибудь обещанное вознаграждение, неизвестно.

Большинство нападений на боевиков, скорее всего, осуществляли разведывательные отряды украинских войск или диверсионные группы спецназа, считает общественный деятель Дмитрий Снегирев, организатор антисепаратистского подполья на Луганщине.

По словам Снегирева, в рядах его организации нет профессиональных диверсантов.

«Наша задача – собирать информацию, которую мы передаем военным о силах сепаратистов: их вооружении, числе боевиков, их перемещениях. Нам удалось создать подпольную сеть, которая накрыла почти все оккупированные террористами районы, в ней задействованы представители всех слоев населения. Мы не имеем специальной подготовки для диверсионной работы, но мы и не ставили связанных с этим задач. Наиболее сложная наша техника — собственные мобильные телефоны», — рассказал Дмитрий Снегирев.

Примерно через месяц после так называемого «референдума о признании декларации о независимости «ЛНР» многие сторонники сепаратизма разочаровались и несколько изменили взгляды, рассказывает Дмитрий Снегирев. Но все равно не все из них готовы принять и поддержать партизанское движение.

По его словам, в подпольную сеть входят немногие — только надежные люди, те, кому можно доверять.

«Работать очень опасно, потому что на стороне террористов воюют опытные специалисты — бывшие сотрудники СБУ и МВД. Поэтому мы в первую очередь рассчитываем на тех, кого не знают бывшие и действующие правоохранители, а также тех, кто готов соблюдать правила конспирации», — рассказывает Снегирев.

Он говорит, что на партизан обратили внимание, когда небольшие отряды начали уничтожать отдельных сепаратистов и целые подразделения. Тогда СНБО и другие структуры были вынуждены признать существование партизанского движения и решили взять его под контроль.

Власти Украины и партизанское движение

О партизанской борьбе еще летом официально заявили в информационно-аналитическом центре СНБО.

Его представитель Андрей Лысенко на одном из брифингов сказал, что в Луганске и Донецке действуют «самоорганизующиеся маленькие группы людей, которые ведут бои с террористами».

В тот же период советник министра внутренних дел Украины Зорян Шкиряк заявлял о том, что партизаны в Донбассе уничтожили несколько десятков боевиков.

Партизан он назвал «неизвестными патриотами» и заявил, что партизанские отряды вооружаются только трофейным оружием, доставшимся от убитых ими боевиков.

Узаконить партизанское движение и создать специальное управление для координации действий партизанских отрядов и взаимодействия с управлением АТО предлагал депутат Верховной рады Украины Андрей Левус, когда работал на должности заместителя председателя СБУ.

Командир добровольческого батальона «Донбасс» депутат Верховной рады Семен Семенченко еще в августе призвал президента Украины Петра Порошенко создать на Украине национальный штаб партизанского движения, который бы проводил подготовку населения к партизанской войне.

По информации Андрея Лысенко, создание партизанского движения есть и в планах генштаба вооруженных сил Украины.

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )