Вы находитесь:  / Аналитика / Питер Дикинсон: Я был в шоке от убеждений украинцев

Питер Дикинсон: Я был в шоке от убеждений украинцев

Питер Дикинсон

Питер Дикинсон — издатель журналов Business Ukraine и Lviv Today, редактор The Odessa Review

Украина оказалась намного более развитой, чем я себе представлял

Впервые я приехал в Украину в 1997 году. Я работал в British Council — культурном представительстве Великобритании. Тогда я ничего не знал об Украине и выбирал не столько Украину, а работу на правительство Великобритании.

Попав сюда, я был искренне удивлен. Украина оказалась намного более развитой, чем я себе представлял. Мнение о постсоветских странах в Евросоюзе тогда было крайне негативным. Мое воображение рисовало бабушек, просящих милостыню на улицах, уродливую архитектуру, бедность и криминал. Реальность оказалась совершенно другой. Несмотря на все проблемы, люди, которых я увидел здесь, были европейцами. Мода, музыка, литература — все было вполне европейским.

С тех пор Украина шагнула далеко вперед. Некоторые перемены можно увидеть физически — появились новые магазины, рестораны, отели, ночная жизнь. Но главное изменение для меня — формирование национальной идентичности.

Первый год я жил во Львове. Патриотизм там был на том же уровне, что и в любой другой европейской стране. Переехав в Киев, я пришел в шок от убеждений местного населения, будто во Львове живут националисты и экстремисты. Люди тогда считали, что они такие же, как россияне, тосковали по Советскому Союзу. Сейчас все изменилось кардинально: Одесса и Киев — в основном все еще русскоязычные города, но у их жителей уже нет проблем с национальной идентификацией.

Именно Киев стал локомотивом оранжевой революции, как и локомотивом Евромайдана. Если бы не украинская столица, эти протесты не имели бы успеха. Во время Майдана, когда стало известно о первых убийствах, я шел по Крещатику и был поражен: все бежали на Майдан, хотя логично было бы допустить, что люди после таких событий начнут разбегаться кто куда. В 1997–98 годах такое вряд ли было возможно.

В целом я очень оптимистичен — даже более оптимистичен, чем большинство украинцев. Есть огромные изменения: речь не только о национальной идентификации. Я вижу критическую массу людей, которые вовлечены в развитие страны. Раньше этого не было.

При этом украинцы слишком пессимистичны. Разумеется, у них есть на это причины. Но мне не нравится тенденция видеть во всем негатив и чуть что кричать «зрада!».

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Новый анекдот

Лавров: встречи Путина с Трампом не планируется.

Трамп: встреча с президентом РФ планируется, но не с Путиным.

Как японец с рыбой подружился

Как японец с рыбой подружился

Они познакомились 25 лет назад, когда мужчина спас рыбку, принося ей каждый день еду. Удивительно, но за четверть века рыба…
Кремль по-прежнему пытается надеть на Украину ошейник

Кремль по-прежнему пытается надеть на Украину ошейник

Цели и задачи у Кремля прежние – ликвидация украинской независимости. Методы для этого тоже не изменились – возвращение подконтрольного Москве…