Вы находитесь:  / Аналитика / Почему Болгария провалила проект флота НАТО в Черном море

Почему Болгария провалила проект флота НАТО в Черном море

bulg-1240
Без всякого российского давления многие страны на восточном фланге НАТО ненадежны, не доверяют друг другу и накопили кучу обид на Запад. Иногда этих обид становится так много, что даже общий для Восточной Европы страх перед российской угрозой не может их перевесить

Закулисной российской дипломатии, славящейся на весь мир своим всемогуществом, приписали еще одну победу, к которой она, по всей видимости, не имеет отношения. Но в рамках логики «кому выгодно» невозможно представить, как без интриг Кремля могло получиться, что всего за пару недель до саммита НАТО в Варшаве Болгария неожиданно объявила, что не хочет участвовать в создании постоянного флота НАТО в Черном море. После нескольких месяцев вроде бы дружеских и конструктивных переговоров болгарский премьер Бойко Борисов вдруг сделал резкий разворот, сказав, что совместная флотилия с Румынией и Турцией его не устраивает.

Конечно, болгарскую непредсказуемость проще объяснить русским энергетических шантажом, неформальным давлением, прямым подкупом или еще какими-нибудь страшными кагэбэшными штуками. Такие объяснения могут представить Россию гораздо более влиятельной державой, чем она есть на самом деле, но зато будут более психологически комфортными, чем признание того, что и без всякого российского давления многие страны на восточном фланге НАТО ненадежны, не доверяют друг другу и накопили кучу обид на Запад.

Болгарская переменчивость

Проект создания в Черном море постоянного флота НАТО был одной из составных частей военной реакции альянса на новую ситуацию в Восточной Европе после Крыма. НАТО довольно неспешная организация, и только сейчас, в начале июля на саммите в Варшаве, должны быть приняты окончательные решения о том, как лучше усилить военную мощь восточных участников союза, чтобы надежнее защитить их от новых угроз со стороны России.

Главным нововведением тут будет решение разместить дополнительные четыре тысячи военных в Прибалтике и Польше (по тысяче на страну), потому что эти государства непосредственно граничат с Россией и получается, что риски у них выше. Однако некоторым этой меры кажется мало, потому что юго-восточный фланг НАТО, хоть и отделен от России Черным морем, все равно чувствует себя в опасности – особенно после того, как русская армия получила в свое полное распоряжение Крым. Поэтому родилось еще одно предложение – создать в Черном море постоянный флот НАТО, который будет находиться там всегда, а не просто заплывать время от времени для учений.

Собственно этот проект и провалила на днях Болгария. Потому что по Конвенции Монтрё от 1936 года военные корабли нечерноморских государств могут находиться в этом море не более двадцати одного дня. То есть создавать постоянный флот НАТО должны были всего три страны: Румыния, Болгария и Турция, а корабли остальных держав к ним бы периодически присоединялись. Но после нескольких месяцев переговоров, которые, казалось, шли вполне успешно, Болгария раздумала участвовать.

Неожиданный отказ Болгарии действительно выглядит как результат сильного внешнего (читай российского) давления. Во-первых, сам болгарский премьер Борисов прямо сказал, что ему не нравится антироссийская направленность этого флота, хотя странно, что он заметил ее только сейчас. А во-вторых, слишком неожиданно Болгария поменяла свою позицию.

Идея создать постоянный флот оформилась еще полгода назад. Переговоров на эту тему с тех пор было столько, что и не сосчитать. Румыния, Турция и Украина эту инициативу всячески продвигали, руководство НАТО приветствовало, США поддерживали, Россия протестовала и грозила ответными мерами. Болгария на переговорах была и всегда прямо упоминалась в качестве участника флота. Еще 14 июня на встрече министров обороны стран НАТО в Брюсселе у болгар не было возражений. А через несколько дней – отказ.

Если добавить сюда то, что главные ассоциации с Болгарией на Западе – это коррумпированность властей и традиционные связи с Россией в стиле славянство – православие – кириллица, то ситуация может показаться очевидной. Когда-то прилепившийся к Болгарии ярлык троянского коня России в Европе еще раз подтвердил свою верность – Кремль убедительно попросил, и болгары не смогли отказать. Саботировали натовскую инициативу.

Искушение кивком

Однако при более подробном рассмотрении к этому объяснению возникает немало вопросов. Главный среди них совсем простой: если у Кремля есть такие мощные рычаги давления на болгарского премьера Борисова, то где же эти рычаги были раньше? Почему ими раньше не пользовались? Ведь Бойко Борисов – самый антироссийский из ведущих политиков Болгарии. За время правления он успел последовательно похоронить все главные проекты российско-болгарского сотрудничества. Результаты многолетней работы и многомиллиардных инвестиций были уничтожены его поспешными решениями.

Если Кремль может так легко навязывать Борисову нужные решения, то почему он ничего не навязывал, когда Борисов отказался от строительства нефтепровода Бургас – Александруполис? Или от строительства АЭС «Белене»? Или от «Южного потока»? Его предшественники в правительстве социалисты упорно продолжали работы по «Южному потоку» и после Крыма, и после Донбасса, несмотря на запреты ЕС. Но стоило Борисову выиграть выборы – и строительство тут же прекратилось. Почему всемогущий Кремль не повлиял на него тогда, а дожидался вопроса с флотом НАТО?

Потому что никакого неотразимого давления Кремля не было и в этот раз, а проект постоянного флота развалился из-за внутренних проблем, довольно типичных не только для Болгарии, но и для многих других восточных участников НАТО.

Почему болгары спохватились всего за пару недель до саммита? Потому что до этого они особо не вдумывались в то, что им предлагают. Качество кадров в болгарском госаппарате не всегда на высоком уровне, степень их уверенности в себе на международных встречах с представителями западных держав – тоже. Влезать, задавать уточняющие вопросы, что-то возражать – это большая ответственность. Гораздо проще промолчать, кивнуть, поддержать, согласиться в общих словах.

Так все и тянулось на общей безответственности, пока совсем не приперло. И тогда премьеру Борисову как самому главному пришлось построить в ряд президента, министра обороны и министра иностранных дел и заявить, что они наконец выработали единую позицию – Болгария против участия в постоянном флоте.

Атомная обида

Причины болгарского отказа тоже можно было легко найти прямо в выступлении премьера, и они лишь отчасти связаны с тем, что Болгария по историческим причинам гораздо меньше, чем другие страны Восточной Европы, склонна переживать из-за русской угрозы. В своем выступлении Борисов действительно гораздо больше жаловался не на Россию, а на непредсказуемость Турции. Очевидно, болгарскому руководству было довольно неприятно осознать, что из-за Монтрё постоянный флот НАТО означает совместный флот трех натовских стран Черного моря. А раз у Турции военный флот в разы мощнее болгарского, то и в совместной постоянной флотилии заправлять, видимо, будут турки. А болгарскому руководству надо будет как-то продать эту новость своим избирателям, вся национальная мифология которых строится на борьбе с Турцией.

Мало того, Турция недавно уже сбила один русский самолет – так почему же она не может сбить второй? Тогда Болгария, вписавшись в общий черноморский флот, по милости Турции окажется на грани (а то и за гранью) войны с Россией. И все это будет происходить совершенно неожиданно и без возможности для Болгарии как-то повлиять на ход событий, потому что турки, само собой, не станут предварительно консультироваться с болгарами при принятии решений. Чтобы избежать таких рисков на пустом месте, можно отважиться возразить даже руководству НАТО.

Однако одной Турцией дело не ограничивалось. Тогда же, когда отказывался от участия во флоте, Бойко Борисов очень эмоционально жаловался журналистам, как никто из западных коллег не поддержал его в конфликте с Россией из-за АЭС «Белене». Так совпало (возможно, неслучайно), что накануне вечером перед выступлением про флот болгарское руководство узнало о том, что Арбитражный суд при Международной торговой палате присудил России 550 млн евро компенсации от Болгарии.

Эту сумму Болгарии придется заплатить России за то, что Борисов расторг соглашение о строительстве АЭС «Белене». Расторг он его под сильным давлением Запада, а потом вдруг обнаружил, что никто не собирается вместо него ни решать проблему энергообеспечения Болгарии, ни останавливать рост цен на электричество, ни выплачивать русским компенсацию за расторжение. Самое печальное для Борисова в этой истории то, что резкий рост тарифов на свет в 2013 году вызвал в Болгарии массовые протесты, которые закончились его отставкой и тем, что он почти год провел в оппозиции.

А теперь еще западный суд выносит вердикт о том, что бедная восьмимиллионная Болгария должна России 550 млн евро в качестве компенсации. Вот она, цена западным советам. Борисов из года в год закрывает один русский энергетический проект за другим – то нефтепровод, то газопровод, то АЭС, а Запад совершенно не считает нужным предоставлять что-то взамен, если не считать субсидий ЕС на строительство соединения с газотранспортной системой Румынии.

Борисов старается, на замену русским проектам он придумал создать на болгарском побережье балканский энергетический хаб, где сходились бы поставки газа и из России, и из Каспия, и из Ирана. Он постоянно обсуждает эту идею с западными лидерами, но те только вежливо одобряют и не делают никаких практических шагов, чтобы помочь в реализации.

И так продолжается уже много лет. Борисов абсолютно уверен, что выполняет все возможные обязательства перед Западом, и не может понять, почему он ничего не получает взамен. В представлении Борисова, когда Запад настаивает на расторжении проектов с Россией, то это автоматически подразумевает, что Болгария получит за это какую-то компенсацию. Но раз за разом никакой западной компенсации не следует: то, что Борисов считает жертвой, на Западе воспринимают как простое соблюдение общих правил.

В результате обиды от неоправдавшихся ожиданий накапливаются и иногда достигают такой концентрации, что даже общий для Восточной Европы страх перед российской угрозой не может их перевесить.

Максим Саморуков

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )