Вы находитесь:  / Политика / Почему Украине не хотят давать оружие

Почему Украине не хотят давать оружие

oruzhie

Решение об особом порядке на Донбассе многие из лояльных к Порошенко лиц объясняют неадекватной реакцией западного мира. Мол, Порошенко понял, что никто за Украину воевать не будет, и Украине придется противостоять регулярной русской армии самостоятельно.

Доля правды в этом есть. Но если сравнить другие страны, где Россия уже отточила до безупречности свою любимую технологию «организуй войну — создай новое государственное образование«, то Украине, можно сказать, еще сильно повезло с реакцией мира. Ни в Грузии, ни в Молдавии такой международной поддержки не было.

Мы в Институте (имеется ввиду Institute of World Policy — прим.ред.) решили подытожить, как мир помогал Украине противостоять агрессии России с момента аннексии Крыма. Свели вместе все цифры помощи и параллельно опросили полсотни экспертов. Уровень помощи был оценен на три из пяти баллов. А на вопрос «В какой помощи От Запада более всего нуждается Украина?» ответ звучит преимущественно одинаково — в оружии. Это, фактически, ответ западным экпертам, которые считают, что легче «откупиться» финансовой помощью, чем давать оружие. На самом деле, нам нужны и деньги, и оружие.

Очевидно, высокоточное оружие. Просить просто оружие, аналоги которого есть и у нас, считается в приличных кругах дурным тоном, ведь можешь нарваться на довольно резонное возмущение: как страна, тридиционно входившая в десятку экспортеров по оружию в МИРЕ, ходит по миру с протянутой рукой, выпрашивая оружие?

На военной помощи хотелось бы остановиться подробнее. Хотя бы потому, что оружие, которое могло бы быть предоставлено ​​Украине, давно перешло в разряд символов. Причем, в Украине этот символ трактуется не совсем так, как должен трактоваться. Предоставление Украине оружия у нас воспринимают как символ поддержки, а правильнее было бы воспринимать как символ доверия. Дают оружие — значит доверяют, не дают — значит не доверяют. Это одно из главных объяснений, почему на Западе очень скептически отнесся к нашим вооруженным запросам. Недостаточное доверие к Министерству обороны и к армии частности касательно «чистоты рядов» — зашкаливает. Из уст моих собеседников — ряда политиков и дипломатов ведущих стран НАТО — постоянно звучат вопросы о том, как гарантировать, что это оружие банально не будет перепродано тем, от кого, собственно, оно должно защитить. Иными словами, не окажется ли оно в русских или у боевиков. И именно поэтому украинские коллеги удивляются, когда представители стран-членов НАТО на вопрос о поставках оружия начинают рассказывать о том, как они готовы помогать в борьбе с коррупцией и реформировании оборонного сектора (так было, в частности, и на Форуме Украина-НАТО с послами Норвегии и Британии в Украине). Ну не могут они, условно говоря, доверять тем, кто просит патроны к ружьям, которые наша армия банально не использует. Или не могут объяснить, для чего именно им нужен тот или иной вид вооружений, и что это в конечном итоге изменит. Хотя здесь, очевидно, вопрос больше компетентности, чем доверия.

Мы слишком сконцентрировались на вопросе «чем стрелять?», тогда как западные партнеры ставят еще и вопрос «для чего стрелять?», «кто будет стрелять?» и «как стрелять?». Одним словом, в НАТО сегодня склонны действовать по принципу — новое оружие только для новой армии.

Но доверие еще ​​нужно воспитывать и с нашей стороны. Если бы оно было, не утверждали бы некоторые ведомства по 3 месяца западных советников, устраивая проверки, уж не государственные ли тайны выведывать они к нам едут. Создается впечатление, что для многих людей с погонами — неважно какими — врагом является НАТО, а не Россия. А если у людей в мозгах еще застряла «холодная война«, то новую армию с ними не построишь.

Итак, недостаток доверия — это первая причина. Вторая причина звучит примерно так — «мы не предоставляем оружие там, где конфликт можно решить политическим путем». В западных столицах были убеждены: между выбором «мир любой ценой» или «война любой ценой» украинское руководство именно сделало ставку на первый пункт. Возможно, внеся его в «мира за высокую цену». По крайней мере, именно такое впечатление у всех складывалось после общения с Порошенко. Было очевидно, что Порошенко-дипломат явно доминировал над Порошенко-главнокомандующим. Убеждение в том, что конфликт невозможно решить политическим способом меняет отношение и к поставкам: это как раз ключевая причина, почему даже те же немцы кардинально изменили свою позицию по вооружению иракских курдов за каких-то пару недель на кардинально противоположную, решив оказать военную помощь. И это, кстати, история, которая способна вдохновить и сторонников поставки оружия Украине — позиция Германии в таком «чувствительном» вопросе может измениться за несколько недель.

«Мы не хотим быть большими украинцами, чем сами украинцы«, — сказал мне на прошлой неделе мой старый товарищ, внешнеполитический советник одного дружественного Украине европейского президента. Он имел в виду, что они не будут выбивать оружие, если Украина всем рассказывает, что она договаривается о мире.

Третья причина заключается в том, что наши западные партнеры — и особенно речь идет об американцах — рассматривают поставки оружия в Украину как первый шаг к необходимости введения войск. В частности, это касается, по некоторой информации, и лично президента Обамы. Если в Украине поставки летального оружия воспринимаются как совершенно самостоятельный и полноценный шаг военно-технической помощи, то в Штатах — как первый шаг к полномасштабному втягивания в войну включая необходимость отправлять войска. Один американский политик, который хорошо знаком с настроениями в Белом доме, вообще посоветовал сделать заявление в стиле «мы просим только оружие, войск никогда просить не будем». С американцами история суперчувствительна еще и потому, что они не хотят подыгрывать российской пропаганде, которая рассказывает, что в Украине Россия воюет против Америки. Аргументы, что Россия будет продолжать это рассказывать, и часть мира будет в это верить и без американского оружия в Украине — не убеждают. Самое интересное в этой истории, на мой взгляд, то, что и сенат, и рядовые американцы выступают за военную помощь (55% «за», чтобы НАТО помогла оружием, согласно опросу German Marshall Fund), тормозит власть, или же президента Обаму лично. Его цитата из речи, произнесенной во время фандрейзерского ужина в Балтиморе в минувшую субботу о том, что «мы очень мало торгуем с Украиной и происходящее в Украине, с геополитической точки зрения, не представляет прямой угрозы для нас» быстро отрезвляет от чрезмерных иллюзий. В лице Россия ни Штаты, ни европейцы не видят ключевой угрозы безопасности. Угрозу N1 они видят на Ближнем Востоке, а Россия все еще остается в воображении некоторых западных деятелей возможным … партнером в нейтрализации этой угрозы.

Кроме того, в Штатах все еще идут дебаты — появление в Украине современного высокоточного вооружения раздразнит Россию еще больше и спровоцирует ее на дальнейшую эскалацию, или все же заставит ее дважды подумать прежде, чем идти на очередное обострение, заметно повышая цену ее военного вмешательства. Было бы хорошо доказать, что именно второе предположение. А заодно и объяснить: поставки оружия — это еще и мощный психологический сигнал России от Запада — ее больше не боятся.

Ну и последнее: в вопросе поставок оружия нынешняя власть полностью проваливается во все тех же двух вещах, как и во многих других вопросах: координации и коммуникации. Ну не может в стране, которая воюет, быть ситуации, когда на одном высоком уровне просят конкретное вооружение, а на другом рассказывают западным партнерам, что это оружие не нужно.

Источник