Вы находитесь:  / Политика / «Профессор Лебединский»: Российские власти готовы свалить войну на Штаты, на украинцев, на кого угодно — главное отвлечь от себя внимание

«Профессор Лебединский»: Российские власти готовы свалить войну на Штаты, на украинцев, на кого угодно — главное отвлечь от себя внимание

Профессор Лебединский
Алексей Лебединский считает ублюдками воюющих в Украине российских военных.
Российский певец и фотограф Алексей Лебединский, который известный больше под псевдонимом «профессор Лебединский», в эксклюзивном интервью корреспонденту ТСН Наталке Писне рассказал о причинах своей миграции в США, за что ненавидит российскую власть и о корпоративах для власть имущих в РФ.

— Почему Вы решили уехать? Был день какой-то, когда Вы решили: да пошло оно все к черту?

— Случился такой день, который меня сам оповестил об этом. Дней, когда я думал, что пора уезжать, было несчетное количество за последние 10 лет. Но я такой верующий и надеющийся человек. И до сих пор я надеюсь, хотя вижу, к чему приводит вся эта политика. У власти настоящие банды, но даже сейчас я продолжаю на что-то надеяться. Это происходит само собой и, слава Богу, что оно есть, потому что это заставляет меня не отключаться от России. Это на самом деле очень тяжело, но я иначе не могу.

— Давайте уточним, Вы ведь музыкой занимаетесь и фотографией. Чем Вам так сильно мог допечь режим Путина?

— Ну, у каждого ведь своя мера терпения.

— Точка кипения.

— Вот. Я не переношу совершенно тех людей, которые во власти, потому что я слишком много вижу того, что они делают, и не могу на это спокойно смотреть. То есть, естественно, не говорю им: ты — ворюга и скотина. Но дело в том, что я выступал у этих людей в течение 20 лет. Я выступал у всех этих людей, которые сейчас втягивают нашу страну в войну. И, естественно, общение с ними доставляло мне массу негативных эмоций. За редким исключением, были люди, к которым я относился нормально, хотя они состояли в этой структуре, и было даже несколько чиновников, которые имели самое прямое отношение к управлению страной. Но надо сказать, что я оправдывал всегда этих людей их человечностью и тем, что они добросовестно делали свое дело. То есть, среди тех, кто находится рядом с Путиным, тоже есть люди, которые являются профессионалами, и не делают ничего плохого. Они выполняют те задания, которые им дают — юристы, финансисты, которые поставлены в совершенно жлобские условия воровства и пытаются что-то сделать. Есть такие люди, их очень мало.

— Ну, знаете, никто не обязан исполнять, как говорят у нас в Украине, «злочинні накази». Это раз. Второе, диктаторы исключительно сильно любят детей. Спасу нет. Вспомните Гитлера и Сталина.

— У нас Путин тоже целует детей, мальчиков, в пупки.

— Поэтому не надо детьми прикрываться. И профессионализмом тоже. А если этим добросовестным исполнителям скажут убивать — они пойдут? А пока им говорят «Фас» красть — они будут красть, прикрываясь служебной необходимостью, так?

— Я Вам говорю о конкретных специальностях, которые есть в Кремле. Есть конкретные люди, которые находятся рядом с Путиным и пытаются что-то делать.

— А фамилии у них есть?

— И фамилии есть. Я не хочу подставлять никого. Потому что те люди, которые есть рядом с Путиным, и на которых у меня есть какая-то надежда, неужели я буду их подставлять в такое страшное время, когда у главного дяди дикая паранойя, и у всех воров, которые его окружают – тоже? Неужели я буду называть имена тех, кто составит хоть какую-то надежду на какой-то дворцовый переворот, который все-таки может быть и приведет к чему-то лучшему?

— Знаете, если Вы о заговоре генералов, то о нем с указанием фамилий давно рассказали политологи. Вы в него верите?

— Я не могу не верить и не надеяться на заговор генералов, но я так же не могу надеяться на то, что эти генералы с чистыми руками. Потому что прийти к тому, чтобы сидеть на серьезных должностях даже в системе Вооруженных сил, это нужно иметь очень серьезные яйца.

— Вы о Шойгу (Сергей Шойну, министр обороны РФ — Ред.) сейчас говорите?

— Нет, я сейчас не о Шойгу, хотя это человек, безусловно, с большой харизмой. Тут нечего говорить. Это человек со старой закалкой, который говорит на бандитском языке, который очень много чего видел.

— Серьезно? Шойгу по фене ботает?

— Да он может сказать: «Ты — бл*дь», «Все на х*й тут заткнулись, бл*дь». Он может так сказать: «За*бали, бл*дь, никому ничего не брать». Он так умеет говорить. Дело в том, что такой язык понимает большинство людей, которые ему подчиняются. Это уже другой вопрос. Можно его оправдывать тем, что он со всеми разговаривает на их языке, но я думаю, что это следствие чего-то другого. Я выступал на свадьбе младшей дочки Шойгу. Это было недавно.

— Недавно — это когда?

— Это было три года тому назад.

— Вы с ним приятели?

— Нет, мы с ним никакие не приятели.

— Просто Вас пригласили спеть за деньги?

— Да, меня пригласили спеть.

— А у него какие песни ваши — любимые?

— Я не общался с господином Шойгу, я его видел пару раз в жизни.

— Но петь-то Вас приглашали. Обсуждали репертуар?

— Нет, я всегда пою то, что считаю нужным. Никогда не позволяю себе диктовать, что мне петь, а что не петь. Для меня очень важно, чтобы я был искренен, когда я пою песни. Если я в отвратительном настроении начну петь веселуху, то мне будет самому отвратительно. Если я буду в хорошем настроении буду петь лирику, то это тоже может быть не очень к месту. Но это гораздо более к месту, потому что нехорошее настроение мне гораздо более свойственно, чем хорошее за все эти долгие годы.

— Часто Вы выступали у разных чиновников на корпоративных и семейных праздниках?

— Естественно, часто. Я этим жил многие годы.

— И что же между Вами произошло? Где точка невозврата?

— Точка невозврата произошла в один момент, когда те самые люди, которые меня приглашали в течение многих лет, (телевизор я не люблю, и не появлялся в нем), меня передавали как хорошего артиста из рук в руки. И эти люди сами мне начали говорить: «Лех, ты понимаешь, что если ты продолжишь говорить и писать то, что пишешь и говоришь, то мы не сможем тебя приглашать. Потому что это бросает на нас тень». Естественно, человек, который однозначно относится негативно к этой власти, очень странно смотрится на каком-либо корпоративе в госкомпании. Хотя, безусловно, меня любят те люди, которых не люблю я. Меня любят как артиста, меня любят как певца, меня любят как фотографа. У многих людей, которые причастны к жуткой ситуации в России, на стенах висят мои работы. Все это такой абсурд.

Я только сегодня хотел написать моим товарищам, коллегам, которые стараются быть аполитичными, но я прекрасно понимаю, что они лукавят. Они лукавят и врут сами себе, когда говорят: «Ты понимаешь, Леш, ну, зачем ты говоришь все это? Нам же дают возможность не платить налоги». Это действительно так и есть. Чтобы держать популярных артистов на привязи, естественно, как и любого чиновника, который берет взятки на каждом углу, артист тоже должен быть замазан в преступлении. Совершенно спокойно, если бы сейчас власти захотели бы взять за задницу, они бы взяли всех артистов, которые сидят на Первом канале, которые не вылезают оттуда. Они бы взяли бы за ж*пу всех ведущих, которые иногда по 50 тысяч долларов (получают – Ред.) за ведение вечеринки. Это нешуточные деньги.

Словом, мне стали говорить: «Прекрати, зачем ты это делаешь?»

— А Вы что делали? Говорили, писали?

— Естественно, я писал. Я начал это делать достаточно давно, больше четырех лет назад. Писать в социальные сети «Одноклассники», Facebook. Естественно, меня все это возмущало. Многие люди, те, кто при власти, предупреждали меня, и те, что были в курсе — до копейки — нашего экономического состояния, еще 5-6 лет назад говорили. Сначала, когда я сказал, что я хочу уехать, потому что не могу жить в такой ситуации, не могу видеть воров и беззаконие на каждом углу, не хочу, чтобы так жили мои дети, они мне говорили: «Ты же патриот. Тебя любят миллионы. Как ты можешь так говорить? Ты должен здесь остаться, здесь твое место». Эти же самые люди, которые в курсе всех цифр экономики, всех теневых и натуральных цифр, четыре года назад сказали: «Лех, ты был прав. Единственный выход из этой ситуации — «Шереметьево-2» (один из аэропортов Москвы — Ред.). Это те самые люди, которые принимают участие в управлении страной. Если в главном управлении собственной безопасности МВД, полковники говорят мне: «Алексей, уезжайте». Это те люди, которые знают всю ситуацию о взяточничестве в МВД, это прокуратура — совершенно страшный орган, где деньги на деньгах, это ментовка страшная, где то же самое. И Следственный комитет. Никто из тех, кто работает там, не обошел участи быть преступником. Потому что вся система, созданная Путиным и его шайкой, вся она построена на том, что каждый должен быть замазан. Каждый должен быть виноват. Каждый должен быть в любой момент скомпрометирован, как только он откроет рот против этой системы.

— Ну, напрашивается вопрос: есть ли против Вас компромат?

— Ну, я ничего плохого в жизни не делал, какой против меня может быть компромат?

— Ну, каждого человека можно за что-то прижать, это как с больными — нет здоровых, а есть плохо диагностированные.

— Ну, налоги. Не платил налоги с концертов. Были какие-то моменты, когда не платил налоги с концертов. Были моменты, когда платил. Я плачу налоги со всего официально «белого». Что есть, совершенно спокойно. Но были многие годы, когда я налогов не платил, как и все остальные, Никто у нас их практически не платит. Ну, так, для отмазки. Я знаю некоторых людей, которые совсем косят. Естественно они для отмазки какую-то часть проводят в «белую», как любое предприятие. Да, действительно, не платит налоги никто, все это черным налом получается по конвертам и карманам так же, как и зарплаты.

— Ну, вот, собственно, и повод, и место, за которое взять.

— Слушайте, сейчас меня можно легко прижать по любой из придуманных недавно статей 280, 282. Я обкладываю власть всеми словами, которых она заслуживает. А теперь это — статья. Теперь критика президента является чуть ли не нанесением вреда государству. А самый главный вред государству приносит ее президент Владимир Путин и его, хотел сказать, «сокамерники». Надеюсь, что так и будет: будущие сокамерники.

— Давайте к Вашему отъезду вернемся.

— Я вообще-то хотел в Европу. Я ее очень люблю. Там атмосфера другая, там душа, там архитектура душу греет. Францию, Италию, Австрию очень люблю.

— А с языками как?

-Язык – не страшно. Я выучу. С английским пока плохо, но в целом, для меня ни один язык не проблема, если я захочу. Все-таки я музыкант, у меня нормальный слух. Но в последний момент я решил приехать в Америку, потому что моя дочь училась в Англии, ей будет гораздо легче, если язык не нужно будет переучивать. Я очень хотел уехать в Италию, очень хотел на Сицилию или на Комо, но я понял, что дочери будет сложно адаптироваться, учить еще один язык. Поэтому я приехал в Америку. Но опять же: я приехал по абсолютно туристической визе.

Мы с приятелем решили объездить все города и решить, где нам лучше. А приятель у меня занимается кино, он — кинопродюсер. У него в России все кинопроизводство лопнуло, хотя он снимал большие проекты для федеральных каналов. Они перестали вовремя выплачивать деньги. Потом этот жуткий подъем доллара, который обесценил все эти деньги в рублях, которые по контрактам должно государство, в данном случае, телевидение. Бизнес моего друга прогорел. Он, естественно, сказал, что нужно ехать сюда.

— А Вы уехали из России, когда война на Донбассе уже была?

— 28 апреля я улетел в Париж к сестре. Потом с друзьями ходил на яхте, а потом я сначала думал, что вернусь домой, а потом решил, что нет смысла возвращаться. У меня маленький чемоданчик с собой, мне ничего не нужно, я через Мадрид прилетел сюда (в Майами ). Когда прилетел, понял, что сначала нужно прийти в состояние спокойствия — я очень эмоциональный человек, и все это на меня действует убийственно. Вся эта чудовищная ложь, которую выдает на-гора Путин, уже даже на экономическом форуме у всех волосы дыбом стали — как же можно так врать, ты же президент огромной страны! А что несет Патрушев? Америка хочет напасть на Россию?! Они, защищая свои капиталы, готовы ввергнуть страну, весь народ России в войну, придуманную ими, ради защиты собственных капиталов.

Они готовы свалить это на Штаты, на украинцев, на кого угодно — главное отвлечь от себя внимание. Они за 15 лет украли всю страну. Вакханалия лжи в России пересекла все границы разумного, кроме как маразмом это не назвать. Большинство населения России, которое не имело возможности культурно развиваться все эти годы, вот им и насаждалась тупая музыка, тупые шоу. Единственный канал «Культура», который держал какую-то планку информации на грани правды, интересовался чем-то достойным. Все остальное — это была жвачка для того, чтобы люди имели зрелища. Естественно, никто не гнушался отвратительной ложью. В первых рядах — канал «НТВ». У меня с ним было несколько таких историй, когда говоришь одно в микрофон, а в передаче за кадром они говорят противоположно другое. Что возникает у человека российского? Какое желание? Пойти и уеб*ть им так, чтобы никогда в жизни они не вошли на телевидение. Я не переношу вранья. Мне говорили: «Подавай в суд на «НТВ». И я тогда начал скучать по тем временам, когда была правда. Мы помним, когда была правда? Хоть чуть-чуть? Это же были самые страшные времена, их сейчас называют самыми страшными, в некоторых местах они были достаточно справедливыми.

— Лихие 90-е?

— Да, те самые 90-е, когда «ментовка» была самым отвратительном местом. Как говорила моя мама, прекрасный адвокат, еще в советские годы: «Алеша, запомни, самые страшые люди – милиция». Она прекрасно знала, что вытворяет милиция. И потом, когда я начал общаться с сильными мира сего — работал на телевидении, потом начал выступать с концертами, — то много людей перевидел. Естественно, я видел всех авторитетов, которые были — питерских и разных вообще. Среди них были люди в 100 раз порядочнее, чем те, которые сидят в «ментовке», в чиновничестве или во власти. Тогда можно было, по крайней мере, попросить защиты у «людей», чтобы они восстановили справедливость. Да, кто-то из коммерсантов, естественно, за это платил. Тогда говорили: рэкет. А что сейчас происходит? Сейчас весь рэкет государственный, уперт на прокуратуру и «ментовку». Весь бандитизм перешел во власть государства и силовых структур.

— Кто страшнее Путина?

— Они все одним миром мазаны. Если всю эту верхушку в количестве 20-30 — самую злостную — нейтрализовать и сказать: «А остальные теперь поимели совесть, и будет амнистия тем, кто вернет 3/4 состояния, которое вы украли». При таком положении дел могли бы поставить страну на рельсы в короткий период времени, потому что без жесткой руки в России ничего хорошо не будет. Сейчас — 100%. Вопрос: какая придет жесткая рука? Рука фашиста и идиота следующего за Путиным? Еще хуже, чем он? Что можно придумать хуже, чем Путин?

— Сечин (Игорь Сечин, президент «Роснефти», близкий к Путину чиновник и советник).

— Сечин — это человек денег, это человек, который обожает бабло. Сечин все делает для того, чтобы наполнить карманы свои и своих подчиненных. Он очень тяжелый харизматичный человек, с ним очень многим трудно работать. Но я не думаю, что у него вдруг загорелась звезда желания власти, потому что власти у него и так достаточно. В его руках сосредоточена гигантская часть денег.

— Иванов (Сергей Иванов, глава администрации президента России)?

— Страшный человек, гэбешник. О чем мы можем говорить? Мне лет 10 назад Иванов казался самым мягким из всех тех, кто окружал Путина. Я маме говорил, какой Иванов. А она говорила: «Они все одинаковы. Ты не смотри, самые страшные люди — те, что сперва мило улыбаются». Многие говорят о том, что Иванова как раз подводят к тому, чтобы занять место Путина, потому что Путин становится «персоной нон-грата» во всем мире. Мы можем лишь надеяться. Мы не знаем, насколько сумасшествие Путина и его окружения зашло далеко. Но он планомерно готовит сознание народа к тому, что идет война, он пытается подвести к тому, что кто-то нападает на Россию, хотя это полное вранье. Вот здесь, в Америке, спроси: «Что происходит в России?». Им все равно. Им главное, чтобы Россия не представляла опасности. Это дикое вранье, что кто-то хочет напасть на Россию, что США сделали революцию в Украине, хочется сказать: «А давайте подумаем. Вот что, украинские войска на территории России? Или наоборот. Давайте взглянем правде в глаза: на территории Украины находятся наши военные. Добровольцы без погонов и документов — фактически это наши военные».

— Фактически ваши.

— Не надо говорить «ваши». Это не мои военные. Это люди, большинство из которых добровольно и за деньги идут убивать. Это ублюдки. Многие из них — идиоты. Они слепо верят телевизору и тому, что в Украине фашисты. Им сказали по телевизору — и они поверили. Да, идиотов много везде, но правительство каждой страны ответственно за поведение своих идиотов, потому что идиотов в каждой стране — абсолютно одинаковое количество.

— Не страшно Вам?

— Мне за моих друзей страшно. А за себя — нет. Если кто-то захочет меня уничтожить — уничтожат. И что? От этого правда не перестанет быть правдой, а ублюдки — ублюдками.

— Вот здесь мне нужно Вас процитировать. 5 июня, запись в Вашем Facebook: «У меня есть непроверенные, но полученные из частных независимых источников данные о том, что уже завтра утром, в 5 утра, из Наро-Фоминского на Донбасс уходят более 500 наших контрактников, которые прошли специальную подготовку. Многие из них — снайперы. Наемники прикомандированы к части №32010».

— Насчет части там возникли вопросы — это часть, в которой они не находились, они были прикомандированы, я думаю, они вообще нигде не числятся.

— Откуда у Вас эти данные?

— Информация абсолютно точная. Она проверенная, она берется от моих знакомых, которые знают лично людей, которые наемниками уходят туда воевать. И меня очень покоробило то, что никто даже не спросил, откуда, что и как. Хотя я был готов рассказать. Я понимаю, что власти Украины прекрасно знают, что происходит у них на границах. Но я не понимаю, почему до сих пор эта агрессия не признана войной России против Украины. Я не понимаю многих политических решений, которые сейчас есть в Украине. Я вижу по фактам: однозначно идет война. Неважно, наемных наших военных или нет, но наших военных на территории Украины. И Украина не может признать официально, что эта война идет. Совершенно очевидно, что можно со спутников проследить движение всех войск и колон. Это не составляет никакого труда — посмотреть, что заходит. Это могут сделать даже не военные специалисты, а любые люди по спутникам Google. Я расценил это так, что все равно.

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )