Вы находитесь:  / Аналитика / Путин поставил Порошенко три условия

Путин поставил Порошенко три условия

putin

Гуманитарный конвой вернулся в Россию с триумфом, но картинка на гостелеканалах размытая. Немногословные измотанные шоферы. Крайне малочисленная массовка на обочине шоссе под российским флагом. Бабушка в луганском дворе, которая не пойдет за бесплатной гречкой: страшно, война. А почему война? На этот вопрос бабушка не отвечает, потому что корреспондентка не спрашивает.

Еще очень подробно, даже назойливо камера исследовала внутренности разгрузившихся «КамАЗов». Разные же ходили слухи. Покуда грузовики выдвигались к границе, украинский народ – новая историческая общность, созданная Путиным – соборно мечтал о том, чтобы на обратном пути они забрали с собой всю эту «русскую весну» с автоматами, гранатометами и системами «Бук-М». А после того как машины отъехали, официальный Киев сообщил, что конвой якобы пытался вывезти разнообразную технику с украинских оборонных заводов.

Телекартинка наглядно свидетельствовала о том, что все как бы осталось на месте. И Новороссия со своими вождями, и заводское оборудование. А если вспомнить, что и на Украину «КамАЗы», прорываясь с боями, въезжали полупустыми, то возникает такой вопрос: что это вообще было?
Прямодушный Джо Байден, вице-президент США, в телефонной беседе с Петром Порошенко говорил о «чудовищной провокации». Сам президент Украины назвал вторжение гуманитарной колонны «вопиющим нарушением международного права». Генсек НАТО Расмуссен утверждал, что под прикрытием разборок о судьбе конвоя Кремль перебросил в Донбасс артиллерийские установки, укомплектованные расчетами из российских военнослужащих. В МИД РФ бросок на Луганск объясняли тем, что Киев намеренно затягивал отправку грузов, всякий раз выдвигая для этого новые предлоги, и «дальше терпеть подобный беспредел, откровенную ложь и недоговороспособность» было невозможно.

Истина, как можно предположить и как это с ней бывает, лежит где-то посередине.

Безусловно, речь идет о провокации, сопровождавшейся образцово-показательным нарушением границ и международных законов. По-видимому, нечто обороноспособное в этих «КамАЗах» или в других средствах передвижения под завесой скандала на Украину ввезли и с Украины вывезли. Ну и, безусловно, российская сторона была искренне возмущена медлительностью партнеров, поэтому пришлось действовать в соответствии с известной национальной традицией: сперва долго запрягать, потом быстро ехать. Ибо сама по себе эта спецоперация была необходима Кремлю и в пропагандистских целях, и в целях иных. Ради демонстрации гуманизма и для очередного прорыва в Новороссию.

Вышло, однако, не слишком удачно.

И картинка, как выше сказано, получилась размытая, и понравилась она разве что постоянному и оттого неприхотливому зрителю гостелеканалов. Имя ему, впрочем, легион. Напротив, на западный мир эта демонстрация гуманизма произвела совершенно другое впечатление. К примеру, Ангела Меркель, которая весь вчерашний день провела в Киеве и выразила Украине всестороннюю политическую поддержку, а также предоставила полмиллиарда евро «на восстановление районов, пострадавших в ходе антитеррористической операции», заговорила о новых санкциях против России. В устах весьма сдержанной и почти всегда готовой к компромиссам фрау канцлерин эта фраза прозвучала серьезно. С оттенком угрозы и безнадежности, как в тот день, когда она говорила, что Путин утратил связь с реальностью.

И если о том, что привезли «КамАЗы» и дойдет ли гуманитарная помощь до луганской бабушки, можно спорить, то применительно к войне, которую Россия ведет на украинской территории, сюжет споров не вызывает. Тюремщик мучает жертву, каждодневно избивая, но откладывая расстрел, а теперь вот придумал новую пытку: принудительное кормление. То есть позавчера его мучили бесконечными допросами, днем и ночью, и следователи менялись каждый час, все эти стрелковы, гиркины, пушилины, бородаи, захарченки, антюфеевы; вчера избивали; сегодня кормят, не прекращая допрашивать и избивать. Зачем?
В «Зюддойче цайтунг» со ссылкой на дипломатические круги пишут о том, какие условия Путин выставил Порошенко в обмен на прекращение гражданской войны в Донбассе. Программа, если верить источникам, состоит из трех пунктов. Киев должен признать аннексию Крыма; отказаться от мыслей о вступлении в НАТО; соглашение об ассоциации с ЕС подписать лишь частично. Трудно сказать, верны ли эти сведения, но по здравому размышлению приходишь к выводу, что сегодня это вполне может соответствовать плану Путина – победе России над Украиной. Понятное дело, ни одно из условий Порошенко принять не может, о чем в Кремле знают, и это тоже часть замысла. Не согласны? Значит, будем вас мучить дальше.

В конце репортажа на Первом наша корреспондентка (кстати, та самая, от которой мы узнали о распятом младенце) со ссылкой на официальных лиц сообщила, что гуманитарный конвой еще не раз посетит с дружеским визитом Донецк и Луганск. Дорога типа проложена. Пожалуй, это был самый жуткий момент в репортаже. Означавший, что жители Донбасса обречены еще долгие месяцы, если не годы выдерживать обстрелы и бомбежки, страдать от бандитизма, от нехватки воды, продовольствия, лекарств, и самые чудовищные новости из этого региона мы будем узнавать ближайшей зимой.

Собственно, это тоже часть замысла, в рамках которого бессмысленные грузовики кружат по Донбассу, – дотянуть бойню до зимы. Наша корреспондентка в аду, белые машины на белом фоне, красные пятна на белом снегу, раскрытый рот неприхотливого, хотя и заметно обедневшего телезрителя, зашкаливающий рейтинг того, кто придумал нам всем эти картинки. Скажете, плохо придумал?

Ответа на этот вопрос никто не знает, но его как-то должны сформулировать в Брюсселе, Вашингтоне, Берлине. Формулировать, судя по всему, будут еще долго.

Очень долго, мучительно долго, такой уж это вопрос. Больше отвечать некому.

Илья Мильштейн