Вы находитесь:  / Аналитика / С чем «ватный крысолов» Додон приедет в Киев

С чем «ватный крысолов» Додон приедет в Киев

Додон и Путин

Большой ошибкой является считать президента Молдовы Додона ровней его избирателям. Это столь же неверно, как предположение о том, что интеллект и знания Гамельнского крысолова сопоставимы с интеллектом средней крысы

Визит президента Молдовы в Москву, подаваемый пророссийскими силами в Молдове и радикальными патриотами в России как «Молдованаш» при ближайшем рассмотрении приобретает совсем иной смысл.

Король к королю?

Прежде всего, обращает на себя внимание разный уровень переговаривающихся сторон: президента Путина и президента Додона. И дело тут не в разности масштабов России и Молдовы, а в несопоставимости полномочий обоих президентов. Путин — царь, бог и диктатор, полновластный хозяин России — в той степени, в какой там вообще осуществимо полновластие первого лица, существенно ограниченное саботажем исполнителей. Додон — даже не голый король, создающий видимость власти. Он — чисто представительская фигура, с крайне ограниченными возможностями. Даже в лучшем случае, и то чисто теоретически, Додон — четвертое лицо в государстве: после председателя парламента, премьер-министра и председателя Конституционного суда. Причем, отрыв его полномочий от полномочий перечисленных фигур очень существен.

Таким образом, Додон — посол в ранге президента, громко звучащем, но мало что означающем реально, не имеющий возможности ничего решать в ходе своих визитов. Его миссия скромнее: выслушать пожелания Путина и высказать пожелания молдавской стороны, сформулированные теми, у кого есть для этого конституционные права и фактическая власть. Либо, как вариант, высказать Путину своё почтение и заверить в безграничной преданности — однако за этими формами вежливости не скрывалось бы ничего реального.

Кто и зачем организовал этот визит?

Заинтересованных сторон просматривается, как минимум, три. Это, во-первых, сам Додон, желающий получить российскую поддержку к парламентским выборам 2018 года — тем выборам, на которых действительно будет идти борьба за власть. Это, во-вторых, партия «приднестровского распила» во главе с Дмитрием Рогозиным, которая должна показать успехи, достигнутые в приднестровизации — то есть в возврате под российское влияние — правобережной части Молдовы, якобы «стремящейся в Европу». И, наконец, это реальный хозяин Молдовы, председатель Демократической партии, олигарх и де-факто теневой диктатор, Владимир Плахотнюк. Он преследует в этом визите, как минимум, две цели. Во-первых, раззадорить обе оппозиции — проевропейскую и пророссийскую и максимально обострить их отношения друг с другом. Во-вторых, через посредство Додона, изложить Путину своё видение молдово-российских отношений.

Плохие советчики, старые карты

Трудно сказать, кто посоветовал Путину подарить Додону карту средневекового Молдавского княжества, большая часть которого находится сегодня на территории современной Румынии. Вероятнее всего совет исходил от Рогозина, и подарок был призван подчеркнуть не столько направление возможной экспансии Кишинева, сколько то, что территория непризнанной «пмр» в состав Молдавского княжества никогда не входила. Идея, скажем прямо, не самая удачная — но молдавская делегация вежливо приняла подарок.

Однако Владимир Плахотнюк — человек с прекрасной памятью и хорошим чувством юмора, несомненно сделает ответный ход. К примеру, подарит Рогозину во время очередного визита в Кишинев карту России того же времени. Делая такой подарок Плахотнюк умоет московского гостя ничем не рискуя — формально он всего лишь председатель Демпартии, и даже не депутат Парламента Молдовы. Впрочем, случится это, безусловно, не завтра. Рогозин пока ещё нужен Плахотнюку как один из инструментов взаимодействия с Россией. Издевательский подарок будет сделан под занавес отношений — но я готов держать пари, что рано или поздно Дмитрий Олегович его получит, причем в самый неподходящий для него момент.

Кит огромный и хороший, я назвал его Додошей…

Как уже было сказано, единственный реальный политический игрок Молдовы, занимающий в ней по уровню реальных полномочий такое же положение, как и Путин в России — минус культ личности и обожествления — это Владимир Плахотнюк. В отличие от Путина, он не особо популярен в массах — точнее, крайне непопулярен, и, судя по всему, не особо этим фактом озабочен. Свою непопулярность он компенсирует искусным политическим лавированием — и в результате обладает в Молдове всей полнотой власти. Столкнувшись с двойной оппозицией — пророссийской и условно-проевропейской — условно, потому, что молдавские «проевропейцы» имеют ровно такой же совковый менталитет и ценностный набор, как и их политические антиподы, он сознательно сыграл на установление примерного паритета сил между одними и другими.

Теперь, когда Плахотнюк «завел себе Додона» — как в известном детском стишке «кто завел себе собаку, кто завел себе кота…», ненависть к нему с одной и с другой стороны будет постепенно канализирована в противостоянии додонофилов и додонофобов. А сам Влад Плахотнюк, как раз к 2018 году займет в общественном сознании позицию миротворца и мастера компромиссов, удерживающего радикалов с обоих сторон от взаимного истребления.

Кроме того, Додону поручено немного придушить в своих объятиях сепаратистское Приднестровье — но не до конца, а лишь слегка. Так, чтобы с одной стороны несколько ограничить тираспольские вольности, а с другой — сохранить этот теневой оффшор, как важный инструмент, необходимый для взаимовыгодного сотрудничества с Россией.

Судя по всему, в Кремле намерения Плахотнюка понимают, сигналы от него приняли, и в принципе с идеей согласны. «Подающая европейские надежды» Молдова, раздираемая стремлением части своего населения в позавчерашний день и Евразийский союз, вкупе с неуправляемым и непризнанным пророссийским Приднестровьем, которому нечего терять в репутационном плане, и которое по этой причине может делать самые неприличные вещи ничем не рискуя; а также с частично управляемой, но уже признанной Гагаузской автономией — всё это, вместе взятое, позволяет собрать практически идеальный шлюз. С помощью которого можно успешно обходить если не все, то очень и очень многие антироссийские санкции.

Правда, между Молдовой и Россией нет общей сухопутной границы — но есть воздушное сообщение, есть банковские транзакции и есть морской путь — от порта Джурджулешть, по Дунаю и далее в любой из российских портов на Черном море.

Именно утряска подробностей этого сотрудничества и составляет суть и смысл визита Додона. При этом, ни самого Додона и членов его делегации не следует недооценивать. В Москву поехала очень сильная команда специалистов, имеющих большой опыт сотрудничества именно с Россией. Сам Додон, хотя и согласившийся на роль «потешного президента» вовсе не является глупым шутом, каким его пытаются представить враги. Он умный, быстро думающий, очень прагматичный, расчетливый и опытный политик. Успешно эксплуатирующий в своих интересах, скажем так, специфический электорат Социалистической партии — создающий для него ту картинку своей деятельности, которая этот электорат устраивает.

Но было бы большой ошибкой считать Додона ровней его избирателям. Это столь же неверно, как предположение о том, что интеллект и знания Гамельнского крысолова сопоставимы с интеллектом средней крысы, идущей за звуками его дудочки.
Молдова, а, точнее Влад Плахотнюк и другие политические фигуры, привлеченные им к сотрудничеству, играют собственную игру. В этой игре у правящей молдавской команды нет ни врагов, ни друзей — есть только интересы, как внешние, так и внутренние. Влад Плахотнюк не является ни другом, ни врагом Украины, России, Румынии или Запада. Будучи человеком образованным и неглупым, он, безусловно, является сторонником европейской интеграции — но лишь в принципе, в общем и стратегически. А в частности и тактически — совсем не прочь немного заработать на противоречиях соседей, используя удачную ситуацию. Что касается Игоря Додона, то он один из инструментов этой игры Плахотнюка, младший партнер, с долей в доходах.

Пределы возможного

Именно такая позиция и обуславливает осторожную позицию Додона по целому ряду скользких вопросов. Так, описывая своё отношение к крымской проблеме Додон несколько раз заявлял, что «Крым де-факто российский, но вопрос не урегулирован с юридической стороны». Понятно, что такая формулировка вызвала недовольство и в Киеве, и в Москве — но Додон твердо придерживается этой позиции, поскольку она — единственная, не ставящая его ни на одну из противоборствующих сторон.

Ближайшие два визита Додона состоятся в Бухарест и в Киев. Относительно сотрудничества с Румынией и с Украиной у Молдовы тоже имеются весьма обширные планы. Не враждебные, и не дружественные, а выгодные Кишиневу и способные вызвать ответный интерес принимающей стороны.

Почему именно Додон?

Причин, по которым именно Додон совершает и совершит в ближайшее время ряд зарубежных вояжей, представляя по факту интересы команды Плахотнюка, сразу несколько.

Во-первых, он новая фигура — и это создает предлог для серии поездок. Интенсивное продвижение Додона должно исправить некоторый перекос в молдавской политике, при котором пророссийский электорат был лишен убедительного внешнеполитического представительства и остро ощущал это. Это должно снизить радикальный настрой пророссийски настроенных избирателей и одновременно побудить их условно-проевропейских оппонентов к неким конструктивным действиям, выходящим за рамки митинговой активности под единственным лозунгом «долой Плахотнюка».

Во-вторых, Додон, с учетом его полномочий — не более чем зиц-председатель, и если что-то пойдет не так, от данных им обещаний можно будет легко отказаться. В-третьих, несмотря на ограниченность полномочий, Додон — величина более постоянная, нежели премьер-министр или председатель парламента, которые, в принципе, могли бы возглавить аналогичные по целям делегации. Постоянная — в том смысле, что сместить его с поста до окончания 4-летнего срока гораздо сложнее, и такой поворот событий крайне маловероятен. Хотя, если президент выйдет из-под контроля, то ресурсы Плахотнюка позволяют устроить ему импичмент… Но без самой крайней необходимости Плахотнюк на это никогда не пойдет, а Додон, в свою очередь, никогда не станет доводить возможный конфликт до такой стадии.

Причин для восторгов и самоуспокоенности нет

Несмотря на всё сказанное, ситуацию в Молдове и вокруг неё едва ли можно считать благоприятной для Украины. Скорее можно констатировать, что она неопределенная и сложная. У России есть что предложить Молдове, и на её отношениях с Украиной это может сказаться не самым благоприятным образом. Сохранение неправового во всех смыслах сепаратистского режима в Тирасполе — тоже не самая приятная перспектива для Киева, как, впрочем, и пророссийские настроения в Гагаузии. И то, и другое делает возможными новые авантюры в духе «республики Буджак». Иными словами, Украине не стоит рассматривать Додона как однозначно пророссийского политика, а новый курс Кишинева как однозначно промосковский — или более промосковский, чем раньше — но не стоит и расслабляться. Идет новая сдача карт — и новая торговля. Следует внимательно следить за партерами и разумно торговаться в пределах реального расклада. С учетом реалий и соотношения сил — вероятно, вистовать, стремясь загнать Россию в штраф. Ничто ещё не выиграно и не проиграно. Но нужно сыграть умно и предельно внимательно.

Сергей Ильченко

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )