Вы находитесь:  / История / Страна вспоминает героев Крут

Страна вспоминает героев Крут

круты

Сколько молодых украинцев вступили в смертельный поединок с российско-большевистской ордой в январе 1918 года? Какими были потери? Как сложилась дальнейшая судьба выживших?

Ответить на эти и другие вопросы мы попросили историка, заместителя директора Национального военно-исторического музея Украины Ярослава Тинченко, который много лет исследует события столетней давности

— В тот январский день под Крутами находилось около 420 студентов, гимназистов и юношей, — говорит Ярослав Юрьевич. — На вооружении они имели винтовки, 8-10 пулеметов и одну пушку на железнодорожной платформе. Силы противника примерно составляли 5-6 тысяч штыков.

В неравный бой вступили, в частности, курсанты 1-й Украинской военной школы им. Богдана Хмельницкого, старшины и воины Гайдамацкого коша, сечевые стрельцы Вспомогательного студенческого куреня, сформированного из студентов университета святого Владимира и Народного университета, гимназисты 2-й украинской гимназии имени Кирилло-Мефодиевского братства, ученики других киевских учебных заведений.

— В источниках называется разное количество студентов, гимназистов, выступивших на защиту Украинской державы и погибших …

— Отступая с поля боя, юноши 1-й Украинской военной школы не только спасли свои пулеметы, но и вынесли всех раненых и тела погибших товарищей. Их преследовали красногвардейцы и вражеский бронированный поезд, который, опередив красногвардейцев, быстро ворвался на станцию ​​Круты. На платформу выскочили матросы и сразу бросились на чоту из состава Студенческой сотни, которая была на станции, разоружили ее. Также матросам удалось захватить нескольких раненых со Студенческой сотни и ее командира — сотника Омельченко.

Всего в плен попало 36 старшин, студентов и гимназистов. Шестерых раненых воинов Студенческой сотни и одного гимназиста, который оказался сыном машиниста, возившего членов украинского советского Народного секретариата, отправили на лечение в Харьков (все они выжили). 27 пленных студентов и гимназистов, включая сотника Омельченко, были впоследствии расстреляны прямо на станции Круты.

Двое старшин (один из них — прапорщик Павел Кольченко, второй, возможно, прапорщик Константин Велигорский) были взяты красногвардейцами и матросами, замучены, а их изуродованные тела выброшены на железнодорожном перегоне в районе Нежина. Останки Павла Кольченко были найдены в марте 1918 г. и похоронены вместе с телами 27 расстрелянных на Аскольдовой Могиле в Киеве. Останки К. Велигорского были найдены значительно позже.

— Как сложились судьбы тех юношей, которые выжили? Что известно о них?

— По-разному. В частности Леонид Буткевич стал старшиной армии УНР, участвовал во многих боях с большевиками. В 1921-1923 годах находился в лагерях интернированных в Польше, затем перебрался во Францию.

Организатором Студенческого куреня был воспитатель Владимирского Киевского кадетского корпуса полковник Петр Сварыка. Именно он привел в Киев остатки 1-й сотни куреня, командира которой большевики пленили и расстреляли. Вскоре со своими студентами и гимназистами принимал участие в уличных боях с красногвардейцами на киевском Подоле. Из-за возраста, а ему исполнилось 60 лет, был вынужден остаться в Киеве и после того, как город захватили красноармейцы. Осенью 1919-го, когда в Киев вошли белогвардейцы, они мобилизовали его в армию. В составе одной из их частей он оказался в Крыму, где был захвачен большевиками в плен и казнен.

Довольно интересно сложилась судьба юнкеров 1-й Украинской военной школы имени Богдана Хмельницкого —  почти все они остались на службе в армии Украинской Народной Республики: весной 1918-го старшекурсники получили звание «хорунжий», а юношам с младшего курса это звание присвоили в 1921 году.

Стоит вспомнить сотника армии УНР Якова Рябоконя-Рогозу-Розанова, уроженца Киевщины. Отважный старшина в 1919 году служил в 1-м Украинском полку морской пехоты, а в 1921-м участвовал во Втором зимнем походе во главе с Юрием Тютюнником. После разгрома рейда Тютюнника Яков еще два года воевал против советской власти в партизанском отряде. Но в конце концов он был вынужден покинуть Украину, перебрался в Польшу, где и умер в 1937 году.

Поручик Иван Грушецкий служил в Общей юношеской школе, где готовили старшин для армии УНР. Затем был рукоположен в священники православной церкви, служил на Волыни. В сентябре 1939 года, в первые дни оккупации Волыни советскими войсками, его схватили и бросили в тюрьму, где он и умер.

Уроженец села Монастырище Нежинского уезда Митрофан Швидун под Крутами был ранен, и с поля боя его вынесли товарищи. Позже он принимал активное участие в боях с большевиками, воевал на бронепоездах «Стрілець» и «Вільна Україна», получил еще одно ранение — в левое плечо, вследствие чего у него онемела рука. Однако службу в армии УНР не оставил. Со временем поселился в Луцке, где был одним из руководителей местной украинской общины.

Михаил Михайлик из села Глодосы (ныне Кировоградская область) участвовал в Первом и Втором зимних походах, был ранен. Одним из первых написал воспоминания о бое под Крутами. Преждевременно умер в 1922 году.

Следует вспомнить, что среди бывших участников боя под Крутами было немало рыцарей «Железного креста за Зимний поход и бои» — единственной военной награды УНР. Это, в частности, Владимир Дзюблик, Василий Коваленко, Иван Митрусь, Семен Могила, Михаил Бензик, Левко Прядько, Петр Франчук. Михаил Бензик, Василий Коваленко и Петр Франчук служили старшинами в легендарном Конном полку Черных запорожцев с первых дней его создания. Николай Кривопуск и Игнат Мартынюк в 1920-1921 годах находились в личной охране Главного атамана Симона Петлюры. Николай впоследствии оказался в США, где дожил до 1970 года, а Игнат стал священником и погиб на Волыни в 1943 году при невыясненных обстоятельствах.

Николай Киричок закончил гидротехнический отдел Украинской хозяйственной академии в Подебрадах (Чехия), жил и работал инженером в Варшаве. Василий Коваленко также, закончив этот вуз, стал инженером-химиком. Один из крутян, Сергей Захвалынский, уроженец города Носовка на Черниговщине, получил специальность инженера, но потом по контракту служил офицером в польской армии. Кстати, будучи старшиной Конного полка имени Максима Зализняка, он в 1920-м во главе конного разъезда с саблей наголо взял в плен роту красноармейцев…

Борис Монкевич воевал на фронтах Первой мировой войны и был опытным воином. После боя под Крутами продолжил борьбу с большевиками, участвуя в формировании Запорожского полка армии УНР. Когда Украинская держава была оккупирована большевистской Россией, оказался в Польше. Учился в Варшавском университете. В Польше Борис Монкевич написал ряд воспоминаний. Впоследствии переехал в Канаду, там и умер. Похоронен в Монреале.

Николай Божко-Божинский родился в дворянской семье. В 1918 году — студент физико-математического факультета Университета святого Владимира. В бою под Крутами попал в большевистский плен и был расстрелян. В марте 1918-го его тело вместе с телами боевых побратимов, погибших от пуль красногвардейцев, перевезли в Киев и похоронили на Аскольдовой Могиле.

— В годы Второй мировой войны крутяне воевали против советской власти в составе УПА, других антибольшевистских формирований?

— Да. Например, бывший командир куреня 1-й Украинской военной школы имени Богдана Хмельницкого сотник Аверкий Гончаренко в 1943 году стал одним из организаторов дивизии «Галичина». В ней служил и бывший крутянин, черношличник, рыцарь ордена «Железный крест за Зимний поход и бои» Петр Франчук. А уже упоминавшийся Митрофан Швидун организовал Луцкий курень ОУН, бойцы которого впоследствии оказались в рядах Украинской повстанческой армии. На сегодня в живых нет ни одного крутянина: последние из участников боя под Крутами умерли в 1980 годах. Их могилы разбросаны от Киева до Нью-Йорка.

Сергей ЗЯТЬЕВ

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )