Вы находитесь:  / Аналитика / Судьбы детей из приютов ОРЛО

Судьбы детей из приютов ОРЛО

«Бывшего министра здравоохранения» Ларису Айрапетян, занимавшуюся продажей маленьких луганчан, боевики объявили в розыск через год после ее побега из «республики»

На днях луганские коллаборанты вновь вспомнили о бывшем «министре здравоохранения «ЛНР» Ларисе Айрапетян. В первых числах ноября Ленинский районный «суд» оккупированного Луганска объявил о розыске «чиновницы». Трудно судить, почему больше чем через год после ее побега от своих же сепаратистов-подельников «правоохранители» оккупантов вдруг спохватились и решили приступить к поискам Айрапетян. Хотя нас больше интересуют те преступления, которые она совершила против Украины и украинцев. И за которые, очень надеемся, еще ответит…

«В первую очередь „министра“ интересовали дети из приютов, домов малютки и интернатов»

— То, что для сепаратистов и их российских хозяев простые люди являются всего лишь расходным материалом, говорилось уже неоднократно, — рассказывает заместитель председателя общественной организации «Общественная служба правовой помощи» Алексей Кормилецкий. — Но Лариса Айрапетян пошла еще дальше, эксплуатируя в качестве «медика» подобный подход в буквальном смысле. А самое ужасное, что «сырьем» для ее коммерческой деятельности стали маленькие луганчане.

Летом 2014 года Айрапетян сумела сделать головокружительную карьеру, став из рядового врача-гинеколога «министром здравоохранения «ЛНР». По слухам, это стало возможным благодаря ее очень близким отношениям с главарем «ЛНР» Игорем Плотницким. Их «дружба» началась в бытность совместной службы в пророссийском бандформировании «Заря», командиром которого был Плотницкий, а батальонным врачом — Айрапетян.

Возможно, поэтому ровно два года удавалось «министру» удерживаться на своем посту, несмотря на многочисленные скандалы, которые предавали гласности даже сами сепаратисты. Айрапетян постоянно обвиняли в перепродаже лекарств из российских «гумконвоев». Причем делалось это не только через аптеки на оккупированных территориях, но и на подконтрольных Украине регионах. К примеру, в Попаснянском районе Луганской области неподалеку от города Золотое сотрудники СБУ задержали грузовик с лекарствами из гуманитарной помощи, которую террористы вывозили для продажи вне зоны АТО. На упаковках был указан адрес отправителя: Федеральное госбюджетное учреждение «Всероссийский центр медицины катастроф „Защита“, Минздрав России, Москва». А среди сопроводительных документов имелось разрешение на перевозку медпрепаратов, выданное «министерством здравоохранения «ЛНР» и подписанное лично Айрапетян. К слову, точно такие же грузовики с аналогичными лекарствами и документами на оккупированной территории задерживали и представители «МГБ «ЛНР».

— Однако самой любимой темой для Айрапетян все же были не лекарства, а «детский вопрос», — продолжает Алексей Кормилецкий. — На первый взгляд то рвение, с которым «министр» с первых же дней на своем посту взялась за спасение маленьких луганчан удивило даже тех, кто многие годы ее знал. Причем в первую очередь ее интересовали дети из приютов, домов малютки и интернатов. А панацеей от всех бед, по мнению Айрапетян, была исключительно отправка детей в Россию.

Уверен, что многие из читателей помнят международный скандал, который разгорелся летом 2014 года, когда 61 ребенка-сироту (от двух до четырех лет) из интерната оккупированного Луганска боевики пытались вывезти в Россию. Тогда благодаря активному участию МИД Украины и европейских правозащитных организаций детей удалось спасти. Их передали нашим властям, после чего малышей распределили в заведения Харьковской области.

Но Айрапетян все равно не успокоилась. Поняв, что (да простят нас читатели за использование такой терминологии в отношении малышей) оптом переправить детей в РФ не получается, решила заняться розницей. И та «министерская» схема, которая стала известна, поражает своей дикостью. Маленьких луганчан, как товар, продавали в Россию поштучно…

Зимой 2014—2015 годов Айрапетян и ее подельница «министр образования «ЛНР» Леся Лаптева организовали продажу в Россию луганских младенцев. «Главный врач молодой республики» вынуждена была взять компаньона. Детские социальные учреждения (детдома, приюты, дома малютки) на оккупированной территории подчиняются «министерству образования «ЛНР». В итоге Лаптева перехватила инициативу и, отодвинув Айрапетян, оставила ее на вторых ролях, сама же возглавила всю схему.

Подельницы подбирали детей, брошенных родителями, или тех, у кого родные погибли во время боевых действий. Затем через свои связи в России распространяли «коммерческие предложения». А тем временем приюты стали выполнять уже функцию накопителей и распределителей.

После того как «заказ» поступал, начиналась подготовка документов. Чаще всего использовалась такая схема: украинский ребенок вдруг… «умирал» — и тут же на свет появлялся малыш российских родителей. Для этого даже организовали соответствующее информационное сопровождение в местных и российских СМИ. Именно тогда и был запущен пропагандистский фейк о том, что в «молодой республике» настолько высококачественная и доступная медицина, что туда якобы едут рожать и лечить детей мамочки из российских регионов.

Если вопрос касался грудничков, то все оформлялось так, словно россиянки приезжали рожать и спустя время уезжали уже с детьми. Хотя гостьи и беременными-то не были. Но кого волновала такая мелочь, когда документы утверждали обратное.

— Если по возрасту ребенок был чуть постарше, то роль курьера на границе выполняла сама Лаптева, — говорит Алексей Кормилецкий. — На тот момент представителей «элэнэровской» власти и их багаж (а именно в багаже транспортировался ребенок) на границе, в том числе и российской, не досматривали. А на случай, если все же кто-то поинтересуется документами, имелись филькины грамоты о том, что сам «министр» сопровождает ребенка на учебу, лечение, консультацию… Плюс ко всему, имея на руках бланки и печати украинского образца, можно было, к примеру, задним числом сфабриковать документы на ребенка, который якобы рожден в семье граждан России, но появился в Луганске еще до войны, жил там с родными и только теперь возвращается домой в Россию. Для этого в схеме были задействованы роддома, социальные службы, загсы.

Всего таким способом в Российскую Федерацию вывезли не один десяток детей. К большому сожалению, отследить их судьбу практически невозможно. В лучшем случае они живут в приемных семьях. Хотя никто не может гарантировать, что дети не были использованы в преступных целях…

Купить ребенка в Луганске стоило минимум 10 тысяч долларов (в зависимости от сложности «заказа»). Львиную долю из этой суммы забирала сама Лаптева. Ее доход от каждой сделки составлял половину. Треть оставляла себе Айрапетян. Остальное распределялось между сотрудниками родильных домов, интернатов, приютов и загсов.

Но, видимо, Айрапетян, недовольная тем, что придуманная ею же технология приносит ей самой не столь уж большой доход, решила воплотить новую схему. И работать она предполагала уже исключительно на своем, медицинском, поле. Уж больно не хотелось делиться со «смежниками».

А заключалась эта схема в том, чтобы в Россию под видом онкобольных малышей «под заказ» вывезти сразу несколько десятков детей. Большая часть из них должна была быть все из тех же интернатов, которым по указанию «министра» штамповали соответствующие диагнозы. И тут вновь в ход пошло информационное сопровождение о якобы ужасающем уровне заболеваний детей в «молодой республике». Но, вот беда, оказать необходимую помощь в Луганске с ее «высококачественной и доступной» медициной почему-то не представлялось возможным.

— В итоге российские медики из ряда ведущих клиник, даже не подозревая об истинных причинах рвения «министра «ЛНР», искренне предложили свою помощь, — рассказывает Алексей Кормилецкий. — Айрапетян, осознав, что сорвать куш не удастся, пошла на попятную и… отказалась от отправки, так и не предоставив списки больных детей. Она прекрасно понимала: окажись весь отобранный ею «товар» в настоящих клиниках, сразу же выяснится, что дети абсолютно здоровы, и все циничная афера.

Разразился скандал, который подняли родители действительно больных деток, так как надеялись, что их малыши тоже смогут попасть на лечение, обещанное Айрапетян. Плотницкий был в бешенстве, потому что, не зная о существовании схемы, уже успел отрапортовать перед кремлевскими кураторами о готовящемся спасении «русским миром» детей из «молодой республики». Акция предполагала быть громкой.

Как следствие, Плотницкому пришлось лично заниматься этим вопросом. Чтобы хоть как-то спасти ситуацию, он заявил об открытии телефонной горячей линии, куда могли звонить родители онкобольных детей и делать заявки, на основе которых будут составлены списки всех, нуждающихся в лечении. А Айрапетян вновь все сошло с рук. Хотя и
ненадолго…

Сбежавшая подельница Айрапетян организовала благотворительный фонд «Мир детям»

Спустя несколько месяцев произошел конфликт, который окончательно испортил отношения между главарем «ЛНР» и «министром здравоохранения». Причиной стал несправедливый, по мнению Плотницкого, дележ доходов от реализации через местные аптеки медикаментов из российских «гумконвоев». А суммы там крутились немаленькие. Общий капитал, сколоченный Ларисой Айрапетян, исчислялся уже миллионами долларов. И останавливаться она не собиралась.

Но после разборок с Плотницким Айрапетян вдруг якобы заболела и на несколько месяцев вообще отошла от дел, находясь в закрытой для посещения палате одной из луганских больниц под постоянной вооруженной охраной. А потом и вовсе сбежала в Россию, правда, предварительно поделившись большей частью своего капитала.

— Ее подельница исчезла еще раньше, — говорит Алексей Кормилецкий. — Правда, перед этим, как утверждают знающие люди, Лесю Лаптеву все же успели забрать «на подвал». Ее обвинили в том, что она присвоила себе почти полмиллиона рублей, предназначенных для выплаты зарплаты работникам образования, и, прихватив печати и штампы министерства, пыталась сбежать. Но была схвачена… Также выяснилось, что она занималась приписками и воровством. В документах она увеличивала численность учащихся, а на мертвых душ получала из России гуманитарную помощь, которую присваивала. И тут обороты исчислялись уже миллионами рублей в месяц.

После выплаты больших отступных она вдруг сбежала в Россию, где после лечения зарегистрировала в Москве под крылом Компартии РФ благотворительный фонд «Мир детям» и назначила себя его президентом. А в аннексированном Крыму приобрела шикарный дом, в котором сейчас и проживает.

Капитал, сколоченный Ларисой Айрапетян за два года ее нахождения на посту «министра здравоохранения «ЛНР», исчислялся миллионами долларов

 

К слову, используя чужих детей как товар, они своих собственных холят, лелеют и не оставляют в «молодой республике». Даже в Россию не увозят, а отправляют учиться в «фашистскую» Украину. К примеру, до последнего времени дочь Ларисы Айрапетян училась в Кировоградской летной академии Национального авиационного университета, а отдыхать ездила в Европу. О чем не забывала хвастаться в социальных сетях.

— Всех остальных детей коллаборанты воспринимают исключительно как пушечное мясо, — утверждает Алексей Кормилецкий. — Боевики привлекают несовершеннолетних в ряды незаконных вооруженных формирований. Широко известен факт существования в оккупированном городе Ровеньки детского диверсионного подразделения «Батальон имени святого Георгия Победоносца», куда активно привлекают местных мальчишек и девчонок от 12 до 16 лет. А в соседнем Антраците аналогичное подразделение малолетних существует при казачьем полку «Ярга». Тут в детских лагерях боевики «ЛНР» проводят практические занятия по подготовке к боевым действиям.

На первый взгляд, их тренировки выглядят как игра в советскую «Зарницу», только вот конечные цели несколько иные. К примеру, один из самых распространенных способов использования юных боевиков — в качестве живых мишеней. Ребенку вручается специальное электронное устройство — трекер для GPS-навигации. В данном случае его предназначение — служить меткой для обстрела. Прибор издает специальный сигнал, на который настраивается артиллерия и наносит удар.

Боевики рассчитывают на то, что украинские военные могут не обратить внимание на ребенка и он, в отличие от взрослых, сможет проникнуть на территорию, не вызвав подозрения. После этого юный диверсант незаметно оставляет небольшой приборчик и быстро покидает территорию. Успел — выжил, а если не успел, то… сам виноват.

Украинским силовикам известно множество подобных фактов. Самый известный из них произошел около двух лет назад, когда по такому трекеру, оставленному ребенком, с российской территории было обстреляно и полностью уничтожено реактивными системами залпового огня «Смерч» (дальность полета снарядов до 70 километров) село Победа в Попаснянском районе Луганской области. Судя по плотности огня, «добровольному помощнику» сепаратистов спастись не удалось…

В Антраците в тренировочном лагере при казачьем полку террористов «Ярга» боевики «ЛНР» проводят для детей практические занятия по подготовке к боевым действиям

 

— Все это время на оккупированной территории активно вдалбливается в головы любимый тезис президента России: «На миру и смерть красна», который он вспомнил еще весной 2014 года (в момент активного строительства «русского мира») на очередной «прямой линии», — говорит Алексей Кормилецкий. — Это старинное славянское высказывание означает, что, прожив жизнь открыто и честно перед всем миром, человек и покидает его достойно. Но Путин давно известен пристрастием все переписывать на свой лад. По его версии, только у русского народа существует такая поговорка, а означает она, дескать, «готовность к самопожертвованию за свой народ, за свою страну, за русский мир».

Роман САХАРОВ

На видео депутат Госдумы Анна Кувычко готовится идти за Путина в последний бой и вести с собой детей

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Новый анекдот

Анекдот

Сказочный плагиат в СССР

Сказочный плагиат в СССР

Нередко авторы, написавшие "краденные жемчужины" детских книг, не создали толком больше ничего, пописывая рассказы о пионерах-грибниках и очерки о метеостанциях…
6-летний ребенок заработал 11 миллионов долларов на обзорах игрушек в YouTube

6-летний ребенок заработал 11 миллионов долларов на обзорах игрушек в YouTube

Мать мальчика оставила свою работу в школе и теперь тратит все свое время на помощь сыну в создании видеоконтента