Вы находитесь:  / Политика / Тлеющий Донбасс: Россия берет на вооружение модель управляемых конфликтов

Тлеющий Донбасс: Россия берет на вооружение модель управляемых конфликтов

донбасс

15 января в Астане должна состояться встреча на высшем уровне в «нормандском формате» — лидеров Украины, Германии и Франции и России — по урегулированию ситуации в Донбассе. Еще до Нового года эти переговоры проанонсировал украинский президент Петр Порошенко. Однако их вероятность, как считают сейчас эксперты, крайне мала, и во многом проведение саммита в столице Казахстана будет зависеть от итогов встречи в “нормандском формате” министров иностранных дел “четверки” в Берлине 12 января.

Министры иностранных дел Украины, России, Франции и Германии 9 января в ходе телефонной конференции не пришли к согласию по поводу встречи в Астане лидеров четырех государств. Как написал в Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин, единственный «прогресс» — договоренность лично встретиться в Берлине 12 января. И Франция, и Германия по-прежнему сомневаются в целесообразности проведения саммита в столице Казахстана. Европейские лидеры, как подчеркивают эксперты, не хотят быть декорациями на переговорах, которые реально ничего не решат.

9 января возможность проведения встречи в Астане обсуждал с канцлером ФРГ Ангелой Меркель в Берлине президент Казахстана. Нурсултан Назарбаев пытается стать посредником в урегулировании украинского кризиса. Итоги этих неофициальных переговоров неизвестны. И пока многие политики и эксперты расценивают как минимальные шансы на то, что 15 января в столице Казахстана соберутся Петр Порошенко, Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Владимир Путин. Процесс согласования позиций, отмечают дипломаты, идет со скрипом и сейчас рано утверждать, что стороны смогут о чем-то договориться.

8 января Ангела Меркель на пресс-конференции в Берлине с украинским премьером Арсением Яценюком заявила, что в Астане должен быть достигнут ощутимый прогресс в том, что касается реализации положений Минского протокола, подписанного в сентябре прошлого года. В этом протоколе, в частности, речь идет о фиксировании четкой линии разграничения между конфликтующими сторонами в Донбассе, выводе российских военных и техники с украинской территории и восстановлении контроля Украины на ее восточном участке границы с Россией. Как заявляют в Киеве, сейчас все зависит от позиции Кремля, который при желании может сделать результативными сначала встречу в “нормандском формате” министров иностранных дел в Берлине, а затем и саммит в Астане.

Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев в оценке ситуации в Донбассе если и оптимистичен, то очень незначительно:

— Скорее всего, конфликт может быть частично деэскалирован, но полного разрешения войны и конфликта в двух восточных областях Украины ожидать не стоит. В относительной деэскалации конфликта заинтересованы все, хотя бы потому, что экономическая и геополитическая цена для России ситуации в Донбассе уже запредельно высокая. И для России, испытывающей санкции Запада, и для Украины, экономика которой находится сегодня в сложной ситуации, в том числе, и из-за остановки промышленного производства в Донбассе, и для Европы, которая не хотела бы превращения Донбасса в “черную дыру” Европы. Поэтому есть некое совпадение интересов и в том, чтобы конфликт не трансформировался в полномасштабную, длительную и, тем более, межгосударственную войну. Но и полного разрешения конфликта ждать не стоит, поскольку в этом также не заинтересована Россия, есть такие же силы и на Украине. А для России, действительно, важно использовать сегодня эти силы нестабильности, милитаризма, конфликтной кризисности в Донбассе для того, чтобы генерировать кризисные факторы и проецировать их на всю Украину. Россия берет на вооружение модель тлеющих или управляемых конфликтов, которые характерны на протяжении многих десятилетий для Ближнего Востока, например, израильско-палестинский конфликт. Вот примерно в чем состоят интересы России — превратить конфликт в Донбассе и не в замороженный полностью, и не в размороженный в форме полномасштабной войны, управляемый конфликт, который дает возможность России как-то управлять ситуацией на востоке Украины и постоянно испытывать на прочность государственную дееспособность и функциональность Украины. Европа тут ничем большим помочь не может, кроме как настаивать хотя бы на выполнении Минского протокола. О большем, очевидно, что пока речь не идет.

— Какова, по Вашему мнению, стратегия решения конфликта на территории Донецкой и Луганской областей украинской власти?

— Задача украинской власти сейчас в том, чтобы нейтрализовать возможности для крупной реэскалации конфликта. И второе — создать рубежи, которые бы предотвратили распространение нестабильности и конфликта на остальную территорию Украины. Вот это главные задачи, а по мере накопления сил, по мере развития ситуации в Донбассе планировать уже более серьезные сценарии разрешения этого конфликта либо экономическим, либо военным путем. Но, скорее всего, это возможно только в длительной перспективе, а в 2015 году ключевая задача украинской власти будет состоять в том, чтобы отрезать все возможности распространения конфликта, в том числе и в форме разного рода диверсионно-шпионских сетей, и прежде всего — на Одессу и Харьков”, — отмечает политолог Вадим Карасев.

В последние месяцы именно в Харькове — одном из ключевых промышленных и коммуникационных узлов страны, а также в Одессе, где расположен крупнейший порт, происходит наибольшее количество диверсий и терактов. Как утверждает Служба безопасности Украины, за действующими в этих и других украинских городах террористическими группами стоят российские спецслужбы.

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )