Вы находитесь:  / Политика / То, что сейчас происходит в Украине — это та война, к которой 60 лет готовился Советский Союз

То, что сейчас происходит в Украине — это та война, к которой 60 лет готовился Советский Союз

tanki

За последние полгода — война сильно изменилась. Начавшись с коктейлей Молотова, баррикад из йолки и самодельных катапульт, она превратилась в вполне «настоящую», и терминология сегодняшних сводок больше напоминает времена Второй Мировой, какие-то там котлы, «заняли-оставили» и.т.д. И война еще далеко не закончилась, она будет изменяться и дальше…

То, что сейчас происходит в Украине — это та война, к которой 60 лет готовился Советский Союз, этой войны тогда так и не случилось, но она нас таки догнала, как прощальный привет агонизирующего совка. Там воюет все то оружие, что было выпущено еще в совке «для большой войны», там воюют офицеры, которых тогда к ней готовили, именно здесь и сейчас расстреливаются стратегические запасы ракет и снарядов, некогда предназначенные для «похода по Европе», и сжигаются те танки, которые должны были доехать до Парижа. Просто какая-то ирония судьбы и какой-то очень жуткий символизм. Причем затеял это все тот самый человек, что так горевал по давно усопшему совку и так мечтал его восстановить. И вот теперь тот самый совок делает последний «поцелуй смерти» прямо в десна и ему, и той стране, которую он когда-то так и не добил, и тем людям, которым так и не принес счастья. Пытаясь утянуть их с собою в гроб. Символично. Хочу повторить, это «чисто совковая война».

Ее так никогда и не случилось «при совке», ни Вьетнам, ни последующий Афганистан не отличались применением вооружений такого уровня и такой специфической тактикой, столь массированным применением бронетехники. Да и противник там был немного другой, со своей спецификой. А тут сошлись две армии, что есть прямыми наследниками совка, унаследовавшими от нее все — от оружия до уставов и офицеров. Были войны в Югославии, в Ираке, но ни Саддам ни Милошевич не имели в полном объеме того, что имеют сегодня Россия и Украина, и они имели совсем другого противника, который просто не позволял всему этому развернуться на полную катушку. Были заварухи на Ближнем Востоке, но там воевали арабы, а не всякие кантемировские да псковско-черниговские воины. Эта война нас таки догнала, и мы сейчас имеем все, о чем так мечтали поколения советских офицеров и военачальников. Причем имеем на своей собственной земле и в формате войны междоусобной. Эта война случилась «в последний момент», еще лет 5-10 и она стала бы просто невозможна, ушли бы последние «кадры», окончательно протухли снаряды, ракеты и патроны 60-х годов выпуска, да и сами армии обоих воюющих государств — бесповоротно стали бы иными. Но «кто-то успел», и та старая война, которую боялся весь мир полвека — наконец состоялась.

И тут стоит заметить, что это война 20 века, не 21-го. Та еще, прошлая. До «будущей» мы еще просто не доросли, но чтобы вы не сомневались — и она будет. Как я уже писал — война продолжается, и она эволюционирует, мы уже прошли путь от средневековых катапульт к РСЗО, и нет оснований думать, что процесс этот остановится, война будет эволюционировать и дальше. Появятся там и советники западные (а возможно — и войска), появится западное оружие, и мы таки получим войну 21 века, подобную тем, что были в Ираке (и даже Югославии), но это будет потом. А пока — у нас во всю бушует реконструкция третьей мировой, которой так и не случилось «вовремя». Те самые «русские танки» против тех самых «новых фашистов», ага. И ведут ее, похоже, действительно какие-то реконструкторы. Ибо аллюзии со Второй Мировой тоже вполне прямые и явно выходящие за рамки случайных совпадений. Но к тому мы еще вернемся, а пока я хочу подчеркнуть, мы имеем ту самую «общевойсковую войну второй половины 20 века», которую мир пока еще не видел в столь законченной ее форме.

Но если мы знаем, с чем имеем дело, то мы можем многое сказать про происходящее. Во-первых — война длится долго. «Полноформатная фаза» уже как минимум месяца 2-3, а такие войны просто не рассчитаны на столь длительный срок. Советская военная доктрина второй половины 20 века просто не подразумевала столь долгих танцев, а подразумевала она безумный раж с взаимным перемалыванием пресловутых танков в течение трех суток, и это если еще повезет. Можно почитать про это во всяких боевых уставах, можно в художественной литературе (для любителей легкого чтива), но это так. В конце концов, можно посмотреть на армии «21 века», которые к той войне тоже готовились и искали в ней свои пути… Да, кроме всего прочего — сейчас есть опыт Афганистана или, например, Чечни, но это не совсем релевантный опыт, ибо он был про «другую войну», войну с совсем другим противником. «Правильная» война в таком стиле была, пожалуй, лишь одна, в Грузии, и она таки правильно закончилась за неделю. Но и там был совсем другой уровень противника. Короче, тут получилась, как обычно, неприятность, чисто политические задачи явно противоречат основным тактическим и оперативным постулатам «войны конца 20 века», политикам нужна не абсолютная победа, а долгий и изнурительный процесс. Потому мы имеем тактику и стратегию скорее времен Второй Мировой. По факту. И потому неслучайны тут аллюзии, про которые я уже упомянул.

Все эти «изматывания стратегической обороной», последующие котлы, угрозы флангам и коммуникациям — это артефакты Второй Мировой, это ее просто реконструкция в масштабе примерно 1 к 5. Мы уже тут видели и Сталинград, и Курскую Дугу, и прочие яркие страницы из учебника, и, думаю, увидим еще. Ибо именно тот учебник служит кому-то основным источником вдохновения. Еще один, кстати, «привет из совка», и апелляция к «некогда славным победам», похоже и «политуправление», там, где-то есть, и роль его даже выше, чем может показаться. Эта война — она не столько даже война, это в первую очередь пропагандистская, а местами и вполне историческая акция, несмотря на всю проливающуюся кровь. Последняя судорога империи, нечто среднее между фильмом «Адмиралъ» и песней про то, как врагу не сдавался их гордый «Варяг». Что добавляет ситуации некоего благородного трагизма. Эту войну ведут психи, это я вам точно говорю… Современная война (даже в конце 20 века) всех этих танцев просто не подразумевает, задачи «стратегического окружения» там решает скорее авиация и прочая высокоточная хрень, и никто не собирается даже снабжать войска, которые все равно погибнут, не успев даже выстрелить возимый боезапас и сожрать уже выданный им сухпай. И к этому мы тоже еще придем, ибо как я сказал — война эта эволюционирует, сегодня она не такая, как была вчера, а завтра не будет такой, какова она сегодня. Все изменится.

И тут пора вспомнить про войны 21 века. Сейчас нам кто-то говорит, что «батальоны не нужны» и, мол, автоматами никто уже не воюет в Лугандоне. Что настало время «бога войны» в дуэте со всякой там космической разведкой. На сейчас — возможно. Но что будет завтра? Ирак начинался с РДГ пресловутых «маринесов», а «Абрамсы» занимались той самой позорной и вспомогательной зачисткой. И больше половины войны свелось по итогу к контрпартизанским действиям, тем самым рейнджерам на хаммерах и с пулеметами. И это война 21 века, до которой нам еще расти. Которая обязательно будет. Те самые морпехи – действовали, кстати, в исламской стране, где они даже мордой на местных не похожи и в массе не знали языка, в условиях куда более враждебных, и режим Хусейна соблюдал женевские конвенции ничуть не более, чем сегодняшний Лугандон. Но американцы это сделали. Хусейн (и армия его) имели примерно тот же набор тяжелых вооружений, что воюет и сейчас, и вполне схожие оперативно-тактические взгляды. Результат мы кагэбэ знаем. Методы 21 века — таки эффективны.

Но есть еще одна проблема, это соотношение сил. Считается, что мы намного слабее России. И потому просто не можем выиграть. Хотя при этом никогда не уточняется, КАКУЮ войну мы не можем выиграть…. А это важно. Говоря о той самой «войне конца 20 века», то нужно понимать ее смысл, она направлена на нанесение катастрофических потерь противнику в самое кратчайшее время. И там даже не так важно соотношение сторон, все равно попадет под залп «Града» 10 человек или 100, это не потребует ни лишних стволов, ни даже лишних снарядов. Это по большей части — вообще элемент случайности, ну и, естественно, разведки и целеуказания… Вопрос не столько численности, сколько профессионализма. И даже приняв то, что украинская армия проигрывает российской по обоим параметрам, она может нанести врагу очень большие потери. Тут нужно вспомнить, что «война 20 века» подразумевала уничтожение примерно 70% сил даже победителя, это по идее своей была война смертников, чем и отличалась от войн 21 века… Сейчас об этом почему-то забыли, а напрасно…. В том была ее идея, и идея эта никуда не делась. Но самое интересное будет потом. Ибо потом будет «зачистка», то бишь борьба с партизанами. И как мы видим по опыту и Ирака, и Афганистана — задача эта сложна до нерешаемости.

Если на захватываемой территории есть заметное число «вооруженного элемента», то задача становится очень трудной, а если у них есть тяжелое пехотное оружие (типа гранатометов, и особенно — ПТУРС), то и вообще нерешаемой. Никак, задача эта просто не имеет военного решения. Решение там может быть полицейско-террористическим (что сомнительно) или политическим (что вернее), но аж никак не военным. Аксиома войн 21 века. США пытались решить эту проблему с использованием дюже высоких технологий (и высокого профессионализма войск), результаты, кстати, сомнительные. Россия не имеет даже возможности попробовать этот путь. У России была такая задача в Чечне, и они ее не решили. То бишь, там появился Кадыров. СССР пытался решить эту проблему в Афганистане, и там он ее не решил, был вынужден вывести войска. Россия имела эту проблему в Грузии, и там даже не попыталась ее решать, отказавшись от оккупации территорий, на которых она не контролировала «партизан», то бишь Абхазии и Южной Осетии. Страну контролируют не войска, даже самые сильные и гламурные, а партизаны. Аксиома.

Потому, говоря об угрозе «серьезного вторжения», мы должны говорить в первую очередь не о «гламурной армии», которая все равно будет уничтожена (грустно, но факт), а о тех, кто будет контролировать территорию, о партизанах. И если уже сейчас (а вернее — еще вчера) начать подготовку таких сил в размере ну пусть даже 1% численности населения (40 тысяч, грубо) и их вооружить (включая противотанковые и диверсионные средства), не отправлять их в «зону АТО» под удары вражеской артиллерии, а оставить на дому (в Киеве, в Запорожье, Одессе, Днепропетровске и.т.д.), то это будет, собственно, конец войне. Во-первых, подобные силы сделают невозможным любые «сепаратистские восстания» в глубоком тылу абсолютно, а это весьма актуальный сейчас сценарий. А во-вторых, это сделает по сути невозможной «нормальную оккупацию» таких территорий. Совсем. А если невозможной, то, значит, и абсолютно бессмысленной. Потеряется сам смысл «могучих танковых ударов» и даже уничтожения украинской регулярной армии, это сохранит жизни тех самых солдат, которые мы не можем, к сожалению, защитить никакими иными средствами. Этот путь не то чтобы даже верен, он просто единственный, имея дело с противником такого калибра.

Да, тут много есть тонкостей и «узких мест», включая вопрос контроля над подобными формированиями, всякого саботажа и предательств, но это преодолимо, и должно быть преодолено. И главный там вопрос даже не в оружии, а в обучении, если заметное количество населения будут просто УМЕТЬ, то такую страну завоевать НЕЛЬЗЯ. Рано или поздно кто-то даст по голове кирпичом пьяному оккупанту и завладеет автоматом, а с тем автоматом — нападет на обедающий патруль и.т.д. Но нужно чтобы к тому моменту, когда в их руки попадут гранатометы, ПЗРК и БТРы (а они рано или поздно попадут), люди таки знали, что с ними делать. И это вопрос морально-политической подготовки, если «сафари на оккупанта» станет логически и морально приемлемым — то никакие полицейские и даже террористические меры оккупантов не принесут заметного эффекта. Быстро репрессировать можно порядка 1% населения, медленно — ну пусть 3%, и даже самый широкий и безнаказанный геноцид — не охватит более 5%, чисто технически. Что с учетом вероятного «процента попадания», что будет совсем невелик, — сделает все это совершенно бессмысленным занятием. Вопрос опять уперся в «вооружение народа». И этот вопрос не так прост, как кажется.

В любом случае, этот самый народ вооружать придется, в порядке массовой мобилизации или партизанки или еще там чего. Но насильно (без чего не обойдется) мобилизованный солдат, привезенный хрен знает куда и брошенный в чистом поле под огонь тяжелого оружия, это одно. Особенно, если это сопляк 18 лет (что у нас любят) да еще и оторванный от привычного поставщика наркоты (тоже не редкость), это дополнительно украсит картину ломкой. Или мужик лет 40 на с детства знакомой местности в окружении хорошо знакомых людей, у которого пид стрихой автомат… Это совсем 2 разных солдата, и их тактическая ценность разная. Вторым сложнее управлять (и это безусловно), но он не так сильно нуждается в управлении, как стадо перепуганных баранов, пусть даже и вооруженных. И этот мужик 40 лет стоит, кстати, заметно дешевле, его не нужно ни кормить, ни одевать, ни копать ему выгребную яму, ему и так есть где справлять нужду, и даже есть чем. Это если стратегически.

Но есть и политический аспект. Власть боится вооружать народ. И не зря боится, я, кстати, тоже боюсь. Народ у нас, прямо скажем, не идеальный, и будут эксцессы. Обязательно будут. Но, с одной стороны, трудно думать, что «наш человек», пусть даже совсем не идеальный, — это намного хуже, чем какой-то долбоеб из Удмуртии, что приперся на чужую землю за золотыми вилочками и прочими унитазами. С точно таким же автоматом. А они ведь припрутся, и тут выбор, по сути, между плохим и очень плохим. А во-вторых, тут важен вопрос масштаба. Оно понятно, что первыми — к оружию потянутся всякие маргиналы, что имеют либо политические цели всяких крайних толков, либо просто шкурные, то бишь, имея ввиду банальное мародерство. Мы это видели, кстати, в Лугандоне, и картина эта не радует. Более того, мы видели это даже на Майдане, во времена его заката. Но вот это — уже вопрос массовости, Гаусса никто еще не отменял. Нельзя давать оружие «некоторым», и уж тем более «самым настойчивым», если оно будет распространено достаточно широко — статистика и естественный отбор сделают свое дело, неизбежно. Мы сами виноваты, слишком долго маргинализируя и само оружие и легальные цели его применения, мы тем самым нанесли большой ущерб обществу. И мы его нанесли УЖЕ, теперь его придется исправлять, и снова-таки В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ.

Если люди перестанут видеть в человеке с автоматом сразу врага и угрозу, то такой человек перестанет быть врагом и угрозой, это уже «эффект разбитых окон». И самый простой способ это сделать — дать самому напуганному в руки точно такой же автомат. Даже если придется дать его насильно. Да, будут эксцессы, и погибнут люди, но они уже гибнут, если кто еще не заметил, в стране идет война. И будут гибнуть еще, и их будет гибнуть еще больше. Я сильно сомневаюсь в том, что вот это, мною тут написанное (не в первый раз кстати), кто-то воплотит в действительность сейчас, и даже сильно сомневаюсь, что многие дочитают до этого самого места. Но я таки намекаю, что все здесь написанное — все равно воплотится в действительность, рано или поздно. Труднее, больнее и с еще большими жертвами, но воплотится. Ибо бесполезно сопротивляться неизбежному. Сопротивляться неизбежному нельзя, но можно минимизировать потери, к чему я еще раз всех призываю.

Источник