Вы находитесь:  / Аналитика / У нас принято поражения называть победами и во всех неудачах винить Кремль

У нас принято поражения называть победами и во всех неудачах винить Кремль

юрий касьянов
Поговорим начистоту. Мы проигрываем войну. Череда поражений на фронте, перемежаемых так называемыми «мирными соглашениями» демонстрирует политическое бессилие власти и полную профнепригодность военного командования.

Подсчитаем. Договорняк с выходом Гиркина из Славянска, разгром нашей группировки в приграничном секторе «Д», Иловайск, отход из аэропорта Луганска, потеря Новоазовска, 32-го и 31-го блок-постов, поражение в ДАПе, Дебальцево… Далеко не полный перечень наших неудач. Список победного вранья — еще больше: у нас принято поражения называть победами; и во всех неудачах винить Кремль. Если нельзя отменить отступление, то его надо возглавить — объявить «плановым отходом» с последующими награждениями и фото на память. А на козни коварного путина всегда можно списать личную трусость и некомпетентность.

Потери занижаются все чаще и все больше. Техники не хватает, снаряды на исходе, военной помощи от славных демократий Запада ожидать не приходится. Впереди маячит полная военная катастрофа, потеря еще бОльших территорий, экономический коллапс, и крах системы государственного управления.

Мы проигрываем. Проигрываем потому, что воюем с противником, которого не хотим победить. Этот противник — не доморощенные сепары, не российские оккупанты, и даже не весь путинский «русский мир». Враг номер один — мы сами: наши трусливые недальновидные руководители и бездарные военачальники, наша новая/старая Верховная Рада, неспособная взять на себя ответственность за страну, безумная коррупция, которая стала частью нашей жизни, наше мировоззрение крепостных, ожидающих милостей от доброго господина.

Есть, конечно, у нас светлые умы, чистые руки и пылкие сердца. Почти все они — на фронте. На войне вообще мозги работают лучше. Жизнь становится понятнее, а люди — такими, каковы они есть. Здесь ценят по делам, а не по словам и никакая должность, богатая экипировка и самый модный автомат ровным счетом ничего не стоят, если человек трус и подлец. Здесь воюют настолько хорошо, насколько этому не мешает Генштаб. Очередное соглашение о мире считают предвестником еще бОльшей войны и прекрасно знают, что нужно делать для победы.

В тылу иначе. Одни молятся на президента, другие его проклинают. Проклиная, находят себе новую икону с голубого экрана и молятся на нее. В тылу надеются на Запад, на санкции и военную помощь. Всех волонтеров считают героями, а знаменитых комбатов — наполеонами. В тылу не хотят воевать и не любят плохих новостей. В борьбе между правдой о войне и телевизором неизменно побеждает последний. Когда же реалии войны все же врываются в массовое сознание обывателей они входят в жесточайший диссонанс с внедренной туда ранее официальной пропагандой. Закончится это может слепым бунтом — штурмом АП, осадой Генштаба, поджогом Верховной Рады и другими способами уничтожения основ государственности на радость северному соседу.

Северный сосед хочет Украину. Путин мечтает воссоздать Советский Союз. Большая часть населения России желает того же. Шовинизм достиг небывалых высот, военная истерия нарастает, мирные жители благополучных русских городов готовы идти нас убивать. Путин способен пойти на прямую агрессию. Запад и Штаты не станут за нас сражаться. В войне нервов со всем цивилизованным миром Кремль одержал убедительную победу: Украину отдали путину, как когда-то Чехословакию гитлеру.

Мы проигрываем. Мы, фактически, одни — один на один с жестоким врагом. Но мы хотим победить. Что делать? — Бороться в тылу и сражаться на войне. Не устраивать бунты, но жестко менять систему. Меняться самим. Строить новую армию. Выдвигать вперед талантливых боевых командиров. Развивать военно-промышленный комплекс.

Руки опускать рано. Борьба будет долгой…

Юрий Касьянов

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )