Вы находитесь:  / Политика / В Московской патриархии могут быть гостайны, связанные со Службой внешней разведки

В Московской патриархии могут быть гостайны, связанные со Службой внешней разведки

яков кротов
Интервью священника Якова Кротова о деле Петрина. Беседовал Владимир Ойвин.

Владимир Ойвин: Как Вы можете прокомментировать новый «шпионский скандал» вокруг Московской патриархии? Какие государственные тайны могут быть в патриархии, так что это приравнено к шпионажу?

Священник Яков Кротов: Во-первых, государственные тайны в патриархии могут быть. Во время подготовки войны в Украине агенты Лубянки и внешней разведки действовали там под прикрытием церковных служащих, которые сопровождают церковные святыни. Это было известно уже год назад. И то, что патриархия — это не подразделение ЧК, а подразделение Службы внешней разведки — это не новость. И это государственная тайна.

Что касается истории с Евгением Петриным, то она не нелепая, она подлая, потому что, на мой взгляд, это классическая спецоперация прикрытия, которая задумана была уже год назад. Петрин — это капитан госбезопасности. И никакой он не страдалец. Он имитирует некоторый скандал и гонимость. С какой целью — это надо отдельно разбираться.

— И какие могут быть цели?

— Первая цель простая — пропагандистская. Потому что в этой записке, которую он передал сейчас, и которая уже появилась в Интернете, содержится достаточно шизоидный текст, но это имитированная шизоидность, которой учат человека на курсах. Письмо, конечно, составлено в каком-то отделе целой группой людей. Оно бредовое и написано в этом стиле, но там есть две ключевых фразы, что я, такой-то, разоблачил интересы западных спецслужб к украинскому православию и интересы Соединенных Штатов в Украине с Украинской Церковью.

Я напомню, какой травле подвергался американский посол в Киеве, который принадлежал к РПЦЗ, — еще во время Оранжевой революции. Что касается Петрина, то я убежден, что его арест был имитацией, он ни дня не работал реально в ОВЦС. В Киеве он, видимо, был, но ОВЦС только предоставил ему документы. Я не думаю даже, что он сидел тогда реально в Лефортово — его посадили, чтобы адвокату предъявить: «Смотрите-ка, вот сиделец». Это делалось для того, чтобы показать, что России объявлена война в Украине, война объявлена Соединенными Штатами, она готовилась задолго, в том числе по церковным каналам — вот, пожалуйста, доказательства.

— Это лишний раз подчеркивает, что связь государства и РПЦ МП переросла все мыслимые границы.

— Что значит «переросла»? Эта конкретная церковная организация —я бы сузил до ОВЦС, потому что Московская патриархия — она не вся ОВЦС — сотрудничает в этом направлении с 20-х годов.

— Но зачем все это надо было озвучивать? И выносить весь этот мусор на поверхность?

— Я думаю, что это связано с делом Савченко. Потому что настораживает, что Петрин потребовал именно того адвоката, который ведет дело Савченко — это было его требование. Теперь получается, что налицо Савченко — военная украинская, которая оказалась в России, и налицо вот этот русский военный, который был в Киеве.

Он, скажем так, какая-то глупая и нелепая пародия на Савченко — как на Западе бывает: вы идете, и к вам пристраивается какой-то клоун, который начинает подражать вашим движениям, развлекая толпу. Если у вас есть чувство юмора, то вы, конечно, просто посмеетесь и примете участие в этой игре. И этот вот Петрин пародирует Савченко. И шумиха вокруг него сейчас затмит проблему Савченко, которая ведь реальная проблема — человек находится в тюрьме в качестве реального военнопленного, заложника. И сейчас внимание прессы — в России во всяком случае — будет отвлечено вот на этот вздор.

Такое уже много раз бывало в самых разных ситуациях. Как «Femen» в свое время — на мой взгляд, группа прогебистская — отвлекали внимание от дела Толоконниковой и Алехиной.

— Какие перспективы у дела Петрина?

— Я надеюсь, что адвокат откажется его защищать. Потому что можно ожидать любого обмана, любой провокации, в результате которой адвоката просто лишат права вести дела. Пускай ограничивается казенным адвокатом. Или пускай говорит правду, потому что пока он имитирует сумасшествие, хотя на самом деле он вменяем. Я думаю, что надо вспомнить общий принцип правозащиты: надо проверять. Защищай, но проверяй, кого ты защищаешь. Иначе тебе КГБ столько напихает несчастных, что у тебя не останется времени на реальные проблемы.

То есть тут все очень туманно…

— Нет, тут все очень ясно. И капитану КГБ можно помогать только в одном случае: если он четко и ясно сформулирует на листе бумаги все, что он знает о КГБ, все, что он узнал во время работы там. Сперва вот это, а потом все остальное. Гарантирует минимальное доверие.

— Но он уже полтора года там не числится.

— Ага, и Путин там не числится. Пусть он скажет, что он делал там, когда он там числился. Что он знал, к каким их секретикам он имел доступ, что он делал, кто его посылал: имена, фамилии, явки, оклады. Тогда будет деловой разговор. Они так с нами, они на допросах требуют фактов. И мы должны требовать фактов.

Источник

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )