Вы находитесь:  / Политика / Война за бороды и хиджабы

Война за бороды и хиджабы

whXYpydB-234
Можно с уверенностью сказать, что в нынешнем столетии Таджикистан никогда не был так близок к гражданской войне, как сегодня.

На въезде в Душанбе выставлены блок-посты, а сам город патрулируется усиленными нарядами силовиков. О серьезности ситуации свидетельствует и то, что власти закрыли все базары — традиционные центры общественной жизни в Средней Азии.

Напомним вкратце о развитии событий. В результате нападения на отделение милиции в городе Вахдат, на милиционеров в Душанбе, а также воинскую часть в столице 4 сентября от рук террористов погибли четверо сотрудников ОМОНа  и четверо сотрудников вахдатского ОВД, похищено значительное количество оружия и боеприпасов. 5 сентября было совершено новое нападение на блок-пост милиции в Душанбе, после чего злоумышленники скрылись в том же Вахдате. Напомним, что Вахдат тот самый город, где в конце августа милиция до полусмерти избила местного уроженца, осмелившегося носить бороду. После этого случая толпы возмущенных горожан вышли на улицы, однако тогда  конфликт удалось погасить.

С точки зрения таджикских властей, ношение бороды свидетельствует об «излишней» религиозности. В мае милиция в Душанбе и других крупных городах задержала несколько десятков бородатых мужчин, которым после установления личности и снятия отпечатков пальцев насильно сбривали растительность на лице. В Душанбе задерживались также женщины в хиджабах, а милиция совершила рейд по магазинам, торгующим «мусульманской» одеждой, объясняя продавцам, что хиджабы теперь продавать запрещено. Поэтому убийство милиционеров поначалу все сочли местью за притеснение верующих.

Отчасти эту версию подтвердили и таджикские власти, которые подозрительно быстро нашли «главного злодея». Согласно заявлению пресс-центра МВД, нападения были организованы экс-замминистром обороны республики, генерал-майором Абдухалимом Назарзода, который являлся членом Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и бывшим сторонником Объединенной таджикской оппозиции (ОТО).

Сам Назарзода уже заявил, что ушел в горы после того, как достоверно узнал, что его и других военных из ПИВТ должны арестовать. Он признает, что захватил оружие в воинской части, но утверждает, что милиционеров убили по приказу властей.

То, что виновником злодеяний «назначен» именно член Партии исламского возрождения, не кажется удивительным. В последние месяцы таджикские власти начали открытое преследование членов ПИВТ, и нынешнее обвинение генерала, кажется, будет последним аккордом, окончательно переводящим партию в подполье.

Еще 9 июля Генпрокуратура Таджикистана заявила, что ПИВТ больше не является политической партией, так как условием ее существования является наличие отделений партии в большинстве регионов республики. Показательно, что заявление прокуратуры появилось через несколько дней после того, как политсовет Партии исламского возрождения  обратился к президенту Эмомали Рахмону с открытым письмом, в котором изложены многочисленные факты преследования членов партии со стороны госорганов.

Находящейся в эмиграции лидер ПИВТ Мухиддин Кабири заявил, что  в марте этого года из-за грубой фальсикации результатов выборов партия впервые не получила ни одного места в парламенте. Кабири считает репрессии против нее чудовищной ошибкой и напоминает, что кровопролитная гражданская война в Таджикистане стала следствием притеснения Партии исламского возрождения.

Похоже, что лидер партии не особенно преувеличивает, пугая войной. Абдухалим Назарзода и 135 членов десантно-штурмового батальона Минобороны Таджикистана скрылись в Ромитском ущелье, что в 45 километрах восточнее Душанбе. Напомним, что во время гражданской войны именно это ущелье было одним из основных оплотов оппозиции, и именно в нем происходили наиболее ожесточенные бои с правительственными войсками. Сегодня история может повториться.

И не так уж и важно, совершал ли приписываемые ему преступления опальный генерал-майор или же это просто выдумка. В любом случае, отношения между ПИВТ и властями (как это и было уже во время гражданской войны) перешли в фазу открытых силовых столкновений. В этой ситуации действия партии наверняка станут гораздо более радикальными, и многие из ее членов вновь решат насаждать «справедливость» теми же методами, что и во время минувшей войны. Кстати, в этом году заканчивается второй срок председательства в ПИВТ Мухиддина Кабири, и не исключено, что в новых условиях члены партии предпочтут более «решительного» лидера.

По мнению же таджикского политолога Парвиза Муллоджонова, партия может расколоться на фракции,  причем некоторые из них вполне могут сделать ставку на террор. Что же впереди?

Внешние условия для возникновения новой смуты сегодня даже более «благоприятны», чем два десятка лет назад. Исламское движение Узбекистана официально заявило о присоединении к ИГ. Среди боевиков ИДУ значительное количество граждан Таджикистана. В настоящее время бои в Афганистане идут непосредственно возле таджикско-афганской границы. И кроме талибов здесь с афганскими правительственными войсками бьются боевики ИДУ.

Критическая ситуация складывается на Памире. Таджикско- афганская граница здесь практически не охраняется. Граничащий с Афганистаном памирский район Дарваз – один из основных оплотов ПИВТ в Таджикистане. Боевики ИДУ могут проникнуть сюда из Афганистана, где их поддержит значительная часть населения, а оттуда продолжить наступление на другие традиционные оплоты оппозиции, граничащие с Дарвазом, — Каратегин и Ромит

Даже если допустить, что боевикам не удастся взять под контроль этот район, вероятность прорыва через границу достаточно высока. Отметим, что в предыдущие годы здесь регулярно происходили столкновения отрядов боевиков из Афганистана с  таджикской армией. Однако после присоединения ИДУ к ИГ и появления вооруженных отрядов ПИВТ в Ромите ситуация становится гораздо более угрожающей

Правда, в отличие от 1992 года, сегодня Кремль по отношению к Таджикистану занимает более четко выраженную  позицию, направленную на силовое противодействие вооруженной оппозиции. Так, сразу после терактов Владимир Путин связался с таджикским лидером Эмомали Рахмоном и заверил его, что он в случае эскалации конфликта получит помощь от России.

Конечно, у увязшего в украинском конфликте Путина может попросту не хватить сил на масштабное вмешательство еще и в таджикскую смуту, но, с другой стороны, и у занятого войной в Сирии и Ираке ИГ пока также нет возможности открыть еще и среднеазиатский фронт.

Игорь Ротарь

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )