Вы находитесь:  / Аналитика / За что убили Лесника?

За что убили Лесника?

Лесник

Ольга Шевелева: «Истекающий кровью Лесник звонил нам, чтобы предупредить об опасности, но опоздал на пару минут»

Освобожденная из СИЗО россиянка, подозреваемая в причастности к «террористической организации Олега Мужчиля», рассказала подробности этого резонансного дела

Несколько раз «ФАКТЫ» писали о спецоперации СБУ в декабре прошлого года, когда сотрудники спецназа «Альфа» взяли штурмом маленькую квартиру на Оболони. Во время штурма погибли полковник СБУ Андрей Кузьменко и 50-летний Олег Мужчиль по прозвищу Лесник. В тот же день были арестованы обвиненные в причастности к террористической организации Мужчиля супруги Елена и Валерий Кукель (у которых Лесник снимал комнату) и россияне Ольга Шевелева и Павел Пятаков. Сынишку Кукелей Богданчика определили в детский приют и только после освобождения матери из СИЗО разрешили забрать.

Недавно на волю вышла и Ольга Шевелева. Встретившись с корреспондентом «ФАКТОВ», она рассказала о том, что предшествовало штурму «Альфы», и о своем аресте.

Ольга Шевелева: «Я хотела найти в Украине людей, на которых можно было бы рассчитывать в дальнейшем для борьбы с диктатурой в России»

 

— Вас долго содержали в специзоляторе СБУ, лишь незадолго до освобождения перевели в СИЗО на Лукьяновке. Где было сложнее?

— В Лукьяновке хотя бы была возможность видеть людей, — говорит Ольга Шевелева. — В СИЗО СБУ несколько месяцев я находилась в камере-одиночке. Кормили ужасно — три раза в день каша с тушенкой. Только после визита омбудсмена Виктории Лутковской и генерального прокурора Юрия Луценко удалось добиться нормальных котлет.

— Расскажите, как вы попали в окружение Лесника?

— Это долгая история. Понимаете, я выросла и повзрослела в постсоветской России — в 90-х годах. Моя юность как раз пришлась на становление диктатуры Путина, к которому в моем окружении относились критически. Когда в 2014 году началась аннексия Крыма, я поняла, что на этом Путин не остановится. Узнать правду из российских СМИ было невозможно. Мне хотелось самой, лично, убедиться в том, что происходит в Украине.

Первоначально я пыталась реализовать свой план, поехав в командировку в Чернобыль. Я работала в ведомственной газете государственной корпорации «Росатом». Писала о новостях и проблемах атомной энергетики, а вот в Чернобыле не была ни разу. Решила своими глазами посмотреть на старый саркофаг, пока его не закрыли. Сотрудники станции спрашивали, как я, россиянка, отношусь к российской агрессии в Крыму и на востоке Украины. Я отвечала то, что думала. Возвращаясь домой через Киев, пошла на Майдан, там беседовала с людьми в палатках. Специально говорила с вызывающим московским акцентом. Но всегда и везде встречала дружелюбное отношение. Меня это поразило.

Вернувшись домой в Москву, я поставила над рабочим столом флажок «Правого сектора». Коллеги посмеивались, но я понимала: позиция стороннего наблюдателя неправильна, надо участвовать в событиях. Кроме того, я хотела найти в Украине людей, на которых можно было бы рассчитывать в дальнейшем для борьбы с диктатурой в России.

— Вы перешли границу нелегальным способом. Зачем? Можно ведь было пересечь ее на поезде, предъявив документы…

— Были случаи, когда россиян задерживали на границе, не выпускали. И мне не хотелось оказаться в неприятной ситуации. Поэтому решила двигаться через Белоруссию. Надела высокие резиновые сапоги, с собой у меня был небольшой рюкзачок, фонарик, карта. Шла всю ночь. Чуть не утонула — попала в трясину, но вовремя сообразила лечь на грязь и потихоньку нащупать твердую почву под ногами. На следующий день я была уже в Харькове, где меня встретили знакомые по соцсетям активисты. Предложили потренироваться, накопить силу — ведь я маленькая, рюкзак еле дотащила…

Уже на базе батальона «Азов» возникла идея создания диверсионной группы для заброски в тыл врага. Ее задачей должно было стать внедрение в определенные социальные группы, создание агентурной сети для получения разведданных. Моим напарником был Павел Пятаков, тоже россиянин, из Приморья. Наш чистый русский язык и подлинные документы были плюсом в работе. На базе «Азова» мы познакомились с Олегом Мужчилем по прозвищу Лесник. Во время тренировок Лесник охотно делился своим опытом. Ведь он принимал участие еще в войне в Ичкерии. Ни в одной из боевых операций нашу группу не задействовали. Лесник так и говорил: «Своих людей по-дурному под пули не брошу!»

Долгие годы Олег Мужчиль возглавлял буддистскую общину Донецкой области, но это не помешало ему стать активным участником событий на востоке Украины

Потом, в середине ноября 2015 года, нас перевели в Киев. Мы с Павлом Пятаковым знали, что существовали и другие разведгруппы, но все они были завязаны на Лесника, общения между нами не было. Лесник говорил, что мы работаем легализовано — вместе с Главным управлением разведки Министерства обороны Украины. Еще на базе мы подписали документ о сотрудничестве с ГУР (Главным управлением разведки. — Авт.) и обязательство не разглашать тайну.

Думаю, что уже при переводе нас в Киев Лесника решили убрать. Он слишком много знал и, может быть, кое-кому стал неудобен. Нам сняли квартиру на Оболони, на проспекте Героев Сталинграда. Лесник жил у своих друзей на улице Лайоша Гавро — в пятнадцати минутах ходьбы. Я вспоминаю подозрительный момент, когда на следующий день после поселения к нам в квартиру пришел хозяин жилья, возмутился разбросанными вещами (в особенности камуфляжем), и наш куратор из ГУР, который пришел улаживать отношения, сказал ему: «Не беспокойтесь, это всего на три недели». Я тогда еще удивилась: почему такой небольшой срок, если речь идет о длительной работе? Как оказалось позже, штурм квартиры и наш арест состоялись ровно через три недели, день в день.

Нам говорили о необходимости дополнительной проверки, несколько раз допрашивали на полиграфе. Последняя такая проверка на детекторе лжи состоялась 4 декабря — за четыре дня до ареста. Мы с Павлом прошли ее успешно, и нам сообщили о предстоящей усиленной подготовке. В выходные (за три дня до штурма) Лесник сказал, что хочет поговорить с новым руководством разведки. Главные лица там поменялись осенью 2015 года, и новым он не очень-то доверял. После встречи только нецензурно выругался. Перед руководством ГУР поставил вопрос ребром: или начинаем работу, или прощаемся. Вот и распрощались…

— У вас были предчувствия фатального исхода?

— Три ночи подряд меня мучила страшная аритмия, я практически не спала. В голове прокручивала череду странных встреч на улице. Выходить нам особо не разрешали, но нельзя же все время сидеть дома! За пару часов до ареста мне вдруг захотелось написать большое письмо маме, рассказать ей о том, чего раньше не говорила. Возвращаясь из интернет-кафе, купила овощей. Сварили борщ, получился очень вкусный. Вдруг Павел говорит: «Как жаль, что Лесник не попробует». Я удивилась: «Завтра его позовем, какие проблемы?» И тут начали выламывать дверь. Сотрудники «Альфы» были со знаками отличия, вооруженные. В комнату, где я находилась, бросили гранату. Я смотрела на нее и понимала: сейчас взорвется, прощалась с жизнью… Но оказалась, что граната была светошумовая — хотя в маленькой комнате это тоже не очень приятно. Потом ворвались трое мужчин, положили меня лицом вниз, сломали пару ребер. Руки связали пластиковым хомутом. И тут началось самое интересное. Спрашиваю их командира для проформы: «Вы кто?» Говорит: «СБУ» Я ору: «А мы сотрудники управления военной разведки!» А он спокойно отвечает: «Так они же вас и «слили».

После штурма квартиру обыскивали взрывотехники с собакой. И ничего не нашли. А дней через пять пришел хозяин квартиры и под ванной нашел две гранаты РДГ-5, на которых, кстати, так и не сумели найти отпечатки наших пальцев. Но их все равно приобщили к делу. Смеясь, я спрашивала следователей: «Почему собака сразу не нашла гранаты?!» Говорят, мол, «собака натаскана на наркотики». А почему взрывотехники не нашли? В общем, загадочная история…

О складе вооружения, найденного в квартире, где обитал Лесник, Ольга ничего не знает:

— Не уверена, что фотографии «арсенала», распространенные по всем СМИ в тот же день, соответствуют действительности. Хотя… запрос на получение оружия мы делали. Но гранаты и прочее могли принести и сфотографировать позже. Сомневаюсь, что наш старший товарищ держал боевой арсенал в доме, где живет семья с маленьким ребенком.

О его смерти я услышала через несколько часов, уже в СБУ. В теле Олега было 24 пулевых ранения… Уже потом я узнала, что он, раненый, истекающий кровью, звонил нам, чтобы предупредить об опасности. Лежа в наручниках лицом вниз на полу, я услышала его звонок на мобильный. Тогда мне не позволили снять трубку. Все равно было уже поздно…

Кстати, Лесник занимал одно из первых мест в «расстрельных списках ДНР». Там должны быть очень благодарны украинской спецслужбе за его ликвидацию. Незадолго до того, как меня освободили из тюрьмы, получила возможность ознакомиться с протоколом допроса нашего куратора из Главного управления военной разведки, который полностью подтвердил мои показания.

Лесника похоронили на Северном кладбище, в уголке, где хоронят за государственный счет

Похоронили Лесника совсем недавно. Его тело не отдали буддистской общине, которая в течение многих месяцев просила об этом. Олег Мужчиль, возглавлявший буддистскую общину Донецкой области, завещал ей все свое имущество — квартиру в Донецке и территорию монастыря в так называемой серой зоне. Разведчик-террорист упокоился на Северном кладбище столицы, в уголке, где хоронят за государственный счет. Все его знакомые считают: похоронили потихоньку, чтобы не допустить волнений.

— Боюсь, что там и тела нет. Захоронение — манипуляция, — считает защитник интересов Мужчиля (а теперь супругов Кукель, квартиру которых штурмовала СБУ) директор юридической компании «Спадщина — Капитал» Олег Володарский. — Но соратники Лесника прикрепили памятную доску на постамент разрушенного во время Майдана монумента Ленину на бульваре Шевченко… При жизни Олег Мужчиль настаивал на том, чтобы Минобороны Украины, а точнее Главное управление разведки, переходило к активным действиям на территории Российской Федерации, но на каком-то этапе понял, что руководство нашего государства ведет свою игру с Россией. Между тем Лесник настаивал на переносе проведения спецопераций на территорию врага. Его люди активно действовали и на нашей территории, уничтожили множество техники противника — цистерны с топливом, боевые машины и самих боевиков. Как пришлых, так и местных предателей.

Лесник был беспощаден к врагам. Как рассказывали самые близкие друзья Олега Мужчиля, ему принадлежат такие слова: «Українцям треба не захищатися, а знищувати своїх ворогів, де б вони не перебували».

Покойный много лет руководил боевыми группами, был опытнейшим разведчиком. Он воевал с российскими оккупантами еще на территории Ичкерии, имел огромную сеть проверенных людей. О погибшем в результате перестрелки «альфовце» Андрее Кузьменко могу сказать только добрые слова. По-моему, они даже знали друг друга. Так зачем было убивать? Жаль, что так получилось. Вот один из его добрых знакомых прислал сообщение в «Фейсбуке»: «Лесника убили потому, что он хотел найти тварь, которая сдала его группу сепарам. Все ниточки вели в Генштаб. Лесник приехал в Киев и устроил в Генштабе скандал, звонил он мне злющий и хотел встретиться, чтобы рассказать точно обо всем, но не успел».

Когда начался штурм, Мужчиль находился дома, никакой взрывчатки и такого количества оружия, как показали по ТВ, у него не было. Его пришли сразу убивать. Лесник как человек военный, увидев людей без опознавательных знаков, понял, к чему все идет. О его задержании речь не шла. Ведь, по свидетельствам жильцов дома, за несколько часов до операции поблизости уже стояли две машины-«труповозки». Но спецназ довел задуманное до конца, они таки добили свою жертву.

Люди, близко знавшие Лесника, могут подтвердить: он никогда не позволил бы занести в квартиру с маленьким ребенком своих друзей такое огромное количество взрывчатки! Боеприпасы были подброшены — это мы видим даже по следам, оставленным в квартире. Есть и фотографии, свидетельствующие о том, что спецназовцы стреляли недозволенными для проведения подобных спецопераций патронами, пробивающими любые бронежилеты. При захвате такие патроны применять запрещено.

Следствие выяснило, что в Лесника стреляли из двух типов оружия — автомата Калашникова калибра 5,45 миллиметра и «Хеклер Кох» калибра 9 миллиметров.

— На чем еще основывается ваша уверенность, что Лесника пришли не арестовывать, а убивать?

— Так и было. Люди, которые прибыли в квартиру Кукелей, особо не заморачивались. И позже СБУ сделала все, чтобы мы не смогли найти тело Лесника. Но я ознакомлен с результатами экспертизы, в теле 24 пулевых отверстия, его буквально прошили выстрелами. В последние минуты жизни он, истекая кровью, прятался за дверью своей комнаты. Готов был сдаться, но в планы «альфовцев» не входило брать его живым.

— А что за «скарб», о котором вы говорили, нашли в квартире на Оболони, принадлежащей чете Кукель?

— Мы получили возможность зайти в эту квартиру лишь спустя более чем полгода после трагических событий, когда из СИЗО выпустили Елену Кукель. Все, что мы там нашли — и документы и предметы, — настоящая находка для нашей доказательной базы. Следственная группа контрразведки СБУ крайне плохо провела обыск и не нашла в квартире Кукелей очень важные бумаги. Зато мы их нашли. Например, папку с документами, среди которых фотосъемки из космоса мест проживания некоторых известных боевиков, базы данных по расположению воинских формирований «ДНР», даже данные их автопарков. Интересную бумагу с грифом «совершенно секретно» и следующим текстом: «Я (незаполненный прочерк), даю добровольное согласие на негласное сотрудничество с Главным управлением разведки Министерства обороны Украины в интересах выполнения заданий военной разведки в ходе проведения антитеррористической операции. Во время негласного сотрудничества обязуюсь строго придерживаться требований конспирации и оперативной дисциплины под руководством (незаполненный прочерк)». На этом бланке не было печати и подписи. Но вероятность того, что где-то существует документ, оформленный надлежащим образом, весьма велика. Только вот намерено ли СБУ все это ворошить? Думаю, нет, поскольку такая информация помешает их рабочей версии: «Лесник — диверсант и агент ФСБ». На остальное они предпочитают закрыть глаза.

Впереди у нас еще много напряженной работы. Освободить Валерия Кукеля, Павла Пятакова, а также помочь ему и Ольге Шевелевой получить украинское гражданство, ведь в России их моментально уничтожат. А еще очень важно добиться признания героем патриота Украины Лесника-Мужчиля. Хорошо, что мы добились реальных результатов. Ольга Шевелева и Елена Кукель уже на свободе, маленький Богданчик наконец-то с мамой.

«ФАКТЫ» направили в СБУ два запроса — на имя председателя Службы безопасности Василия Грицака и руководителя пресс-службы Елены Гитлянской. Мы спрашивали, может ли следствие на данном этапе подтвердить (или опровергнуть) утверждение подозреваемой Шевелевой, что она, Павел Пятаков, а также покойный Мужчиль работали под руководством Главного управления разведки Минобороны Украины. Если так, то можно ли считать инцидент, закончившийся трагической смертью полковника СБУ Кузьменко и самого Мужчиля, следствием межведомственных «разборок»? Можно ли верить утверждению, что Мужчиля добивали специально, когда он уже говорил о готовности сдаться? И еще одно: почему тело Мужчиля не отдали буддистской общине, которая неоднократно об этом просила (чтобы похоронить его по буддистскому обряду), а похоронили на Северном кладбище за государственный счет? На всякий случай, чтобы следствию было удобнее комментировать, приложили текст этого интервью.

Ответ Службы безопасности Украины, полученный нами через неделю, оказался кратким: «Следователи Службы безопасности закончили досудебное расследование в уголовном производстве по делу Шевелевой и прочих по статьям о незаконном обращении с оружием, боевыми припасами и взрывчатыми веществами, а также подготовке террористического акта. Дело направлено в Генеральную прокуратуру для последующего обращения в суд. Сообщаем, что сведения досудебного расследования разглашать можно только с разрешения следователя и прокурора, если они посчитают возможным». Что ж, видимо, не посчитали…

Мария ВАСИЛЬ

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Очень сложно организовывать протесты украинцев, недовольных Томосом, когда недовольным от 16 до 65 лет запретили въезд в Украину.

Британский Кабмин готовит второй референдум по Brexit

Британский Кабмин готовит второй референдум по Brexit

Несмотря на желание провести еще один референдум, британские министры не рассматривают вариант, при котором Британия останется в Евросоюзе
Как будет выглядеть война будущего

Как будет выглядеть война будущего

Британская армия провела самые большие в своей истории учения с участием автономного оружия