Вы находитесь:  / Аналитика / Жизнь, как раньше или Мечты, которые не сбываются

Жизнь, как раньше или Мечты, которые не сбываются

54391993
Многие читатели спрашивают меня о том, что изменилось на Донбассе за время войны.

Чего хотят люди, во что верят сейчас, чего ждут… Чтобы ответить, нужно много писать. Описывать, деля на категории: ждущие, воюющие, верящие… Ведь Донбасс не однороден. У каждого шла своя война и ее окончание каждый хочет увидеть по-своему.

Единственное, что, наверное, является объединяющим для жителей Донбасса, это желание жить, как раньше, до войны. И я не исключение.

Какое-то время меня коробило это — «как раньше». Особенно, когда это говорили именно те, кто поддерживал «ЛНР», «ДНР», «русский мир», «Новороссию», Путина. А потом я поняла, я тоже этого хочу. Я хочу, как раньше. До войны. Очень хочу. Безумно хочу.

Я снова и снова расспрашивала знакомых из «Л/Д-НР», которые открывали мне свою мечту — «чтобы всё было, как раньше, до войны», смотрела на мир их глазами, ловила их желания, чтобы понять, что они вкладывают в понятие: «как раньше».

И я поняла, что хочу, того же, что и тысячи жителей «ЛНР» и «ДНР», а возможно и Луганской и Донецкой области, и, уверена, Украины, да и, возможно, России тоже.

Я хочу проснутся, открыть глаза и увидеть свою комнату. Рассвет в окне своей спальни. У меня дома огромное окно на восток, которое мы сделали специально, чтобы меня будили первые, еще не обжигающие, а робкие лучи солнца. Я хочу нежится в кровати, прижимаясь к мужу и рассматривать игру света на обоях. Мы поклеили их прямо перед войной. Золотисто-розовые, чтобы солнцу было удобнее пускать на них свои лучики. Я хочу встать, и тихо пройдя на кухню, сварить кофе в своей любимой турке. Она была куплена в Крыму, как и набор глиняных кофейный чашек со смешными медузами. Давно до войны.

Я очень хочу, чтобы в голове не было этого «до войны». Просто не было ничего о войне. Вообще. Я просто хочу пить кофе и смотреть на розы в своем саду. И на рассвет, который идет с востока. И не бояться того, что там — за рассветом.

А потом я хочу на работу. На ту, что раньше, до войны. И ключи от офиса кармане. Я хочу, как раньше радоваться клиентам, офисному шуму, гудению чайника и бурчанию коллеги о том, что я снова что-то сломала из оргтехники «не туда фтыкнув».

А после работы, чтобы как раньше, поехать к кумовьям. Привезти детям подарки и уговорить рвануть в выходные на Каменку. Там где сосны. Скалы. Земляника. Яркие блики выходящего на поверхность скал кварца. Чайки и волны. И нет мин. Казаков. Чеченцев. Запретной зоны. Ведь «запретная зона» в свободной стране, это абсурд. И кумовья не будут говорить мне нелепые и абсурдные слова: «хунта», «бандеровка», «фашистка» и не будут прятать от меня детей.

А в мае, в том, что, как раньше -до войны, мы поедем на Голубые озера в Славянск. Это традиция. Наша. Семейная. А в июле — в Широкино, Седое или Безымянное. С палаткой, как всегда. Чтобы стать у самой кромки моря и ждать рассвет.

В Благодатном мы купим мед. И помидоры. И огурцы. И еще молодой кукурузы, чтобы жарить на костре. Мы каждый год покупали мед в селе Благодатное, когда ехали к морю. Он пах донником. Там степи, это сплошной донник, желтый, кучерявый, дополняющий уже влажный, солоноватый воздух, своим горьковато-пряным прикусом.

А приехав на пляж, мы будем сидеть на берегу, макая в удивительный солнечный мед купленные по пути лаваш и арбуз. А потом нестись к морю, отмываться. И Благодатное будет. Село. Не сгоревшее. Не с убитыми. А живое и пахнущее спелыми помидорами. И Широкино без мин. И будет дорога без блокпостов, блиндажей, остовов сгоревших танков и стай воронья, кружащих над Донбассом.

Да, я хочу, как раньше. Безумно хочу. Чтобы больше не боятся грозу. Русских. Чеченцев. Украинцев. Чтобы не вглядываться в лица, гадая, кто это, свой или чужой, наш или предатель. Я хочу проснуться и ощутить свободу от удушающего личного кладбища, камни которого лежат на мне тяжким грузом.

Там, внутри моих слез похоронены те, кого я помню только по аватаркам и позывным и те, кто в один день стал из человека злобным шовинистом-шизофреником, брызжущим ядом русской разрушающей мир пропаганды.

Как же я хочу, как раньше. До войны. И чтобы забыть. Всё! Абсолютно всё! И не помнить. Ни кражи Крыма. Ни убийства Донбасса. Ни «скажи спасибо, что не расстреляли», -сказанного мне в подвале свердловской комендатуры.

И я понимаю жителей «ЛНР» и «ДНР», которые хотят, как раньше, до войны. В их понимании «как раньше», это утро, проснулись, на работу, и всё… Всё!

И чтобы никто не вспоминал. Понимаете! Никто ничего не вспоминал. Ничего не было. И всё! Ни «взятия» ими «Метро», ни сбитого «Боинга», не тысяч расстрелянных по доносам мирных граждан, ни нас — беженцев, спасающих свои жизни, ни разрушенных домов, ни зверски замученных в подвалах активистов, бизнесменов Донбасса. Ни предательства. Ни поднятий триколора. Ни «Путин-введи-войска». Ни самих войск, «купленных в магазине». Ни «мочи укров». Ни «фашистов». Ни «дойдем до Львова». Ни Дебальцево. Ни Иловайска. Ни сбитого над Луганском «Ила». Ни тысяч погибших солдат Украины. Ни сотен калек, оставшихся без рук и ног. И русский актер Пореченков не приезжал стрелять по «укропам». А русские танки не разрушали города Донбасса. Просто. Ясно. Как день.

Как же я их понимаю. Как хочу проснуться вместе с ними и чтобы было, как раньше, до войны. То есть все живы. И мир. И на аватарках друзей нет траурных свечей. А внутри нет личного кладбища, горя, слез и души, ставшей пеплом. И просто встать, и пойти. На работу. За пенсией. На рынок. На море. Да, куда-нибудь, в ту жизнь до войны. В привычные запахи, ощущения.

А как хотят, «как раньше», те, кто из-за войны, досрочно, стал нашим Ангелом. Они бы вернулись туда, в ту жизнь, что до войны. Живыми.

«Как раньше» хотят и те, кто оплакивает ушедших в небо. Вдовы. Дети. Отцы. Матери. Им, наверное, тоже снится та жизнь, как раньше, до войны. Где все еще живы!

— Мы хотим, как раньше, — говорят жители «ЛНР» и «ДНР», — как раньше, до войны.

Я вторю им. Каждый раз, когда слышу это. И спрашиваю, все ли будут живы, если, будет, как раньше, до войны. И даже мой кот.

Не спрашивайте меня, почему я это написала. Наверное, это для меня важно. Как лучики солнца, блуждающие по золотисто-розовым обоям в моей спальне, в моем доме, там, на Донбассе.

— Мы не хотим ничего забывать, — говорят жители Луганской и Донецкой области.

— Мы никогда этого не забудем, — говорят жители Украины.

— А давайте дружить, братья-славяне, — улыбаются русские в прицел.

…Как раньше, не будет никогда. И мы никогда не сможем забыть. Простить?! Это дело каждого. И наша жизнь (по крайней мере моя) навсегда разделена на «до» и «после».

Единственное, что могут сделать жители «ЛНР» и «ДНР» (не жители Луганской и Донецкой областей), а именно жители «ЛНР» и «ДНР», как впрочем, и граждане Российской Федерации, приблизить ту жизнь, что будет после войны.

Олена Степова

Комментарии

Ваш email не будет опубликован. ( Обязательные поля помечены )

Новый анекдот

Новое объяснение темной энергии: виновата материя

Новое объяснение темной энергии: виновата материя

Мы ничем не можем объяснить наличие темной энергии, но есть повод считать, что это возможно, то, что называется эффектом Казимира.
При Минобороны работают 65 советников от стран НАТО

При Минобороны работают 65 советников от стран НАТО

Чрезвычайно нужной и мощной помощью Альянса является Комплексный пакет помощи, утвержденный в 2016 году на заседании Альянса в Польше