Proect Contro
Ви тут:  / Аналітика / Как кремлевский Голиаф маскируется под маленького Давида

Как кремлевский Голиаф маскируется под маленького Давида

Когда я уезжал из Крыма в Киев, то не стал забирать с собой гитару.

После аннексии мне нечего было под нее петь.

Все, что мы называем русским роком, рождалось как протест. Существовал большой мир официальной пропаганды, а потом выходил музыкант и ставил своей эпохе диагноз. В тех текстах было бунтарство, антисистемность и нежелание ходить в ногу.

А потом случились нулевые, и каждый российский Сид Вишес поспешил стать Иосифом Кобзоном. Включая и автора этой пророческой формулы Константина Кинчева. Их одомашнили: Сурков писал тексты для «Агаты Кристи», Путин брал в поездку диски «Чайфа». Из протестно-злого русский рок перерождался в буржуазно-сытый, где право говорить правду подменялось лиричностью переживаний. Вместо обнаженного нерва – обезболивающий укол тщательно дозированной эмоции, густо перемешанной с ностальгией для сорокалетнего офисного планктона.

Русский рок стал музыкальным мейнстримом, бизнесом на стремлении к безопасной фронде. Пока музыканты пели про одиночество и непонимание – их самих трепетно любили, старательно понимали и пальцем на дверь не показывали. Близость к рок-музыке означала право отождествлять себя с интеллектуальным меньшинством. Это было время тотального пересмешничества, безответственности и лаунжа. Многие этого искушения не выдержали.

В 2014-м старый уютный мир рухнул. В этой новой реальности каждому пришлось определяться с баррикадой. Более того – появились вопросы, на которые можно дать лишь однозначные ответы. И в этот момент бывшие рокеры оказались перед выбором.
По логике вещей если ты бунтарь и перед тобой баррикада, то нужно вновь становиться оппозицией к вертикали. Но влезать в собственную двадцатилетнюю шкуру в тот момент, когда тебе уже скоро пятьдесят – некомфортно. Многие предпочли альтернативу.


Ведь вся медиавойна последних лет – это спор о том, кто здесь слабый. Принято сочувствовать тем, чья нравственная величина обратно пропорциональна физической. Давиды против голиафов, спартанцы против персов, польская кавалерия против танков Гудериана – в таких схемах моральная поддержка всегда достается слабому. Потому что сражаться против превосходящих сил – это торжество духа над обстоятельствами. И именно за этот штандарт ведут информационную войну Киев и Москва.

Когда Москва говорит, что не является стороной войны на Донбассе – это не только геополитика. Это еще и борьба за этику. За право транслировать происходящее как битву «украинского дракона» с «донецко-луганским Ланселотом». Потому что если назвать вещи своими именами, то окажется, что не украинский Голиаф сражается с донецко-луганским Давидом, а, наоборот, – триста украинских спартанцев держат оборону у Фермопил против армии Ксеркса с двуглавыми орлами на знаменах.

И ровно по этой же причине в комментариях сторонников Кремля вся ситуация подается не как война большой России против маленькой Украины, а как эпическая битва крохотного «русского мира» против гигантского «западного». Как героическое сопротивление осажденной крепости, которую хотят взять штурмом либеральные щупальца мирового гегемона.

И чаша этого выбора не миновала российскую рок-музыку. Выбор был прост: можно быть солидарным с меньшинством и выступать против желающего повоевать российского Левиафана. А можно объявить саму Россию контрсистемой, которая противостоит огромному Западу. И продолжать ощущать себя бунтарем, выходя на сцену праздничного концерта по случаю Дня полиции.

Люди, песни которых я пел до войны, это испытание провалили.

«Дикий Запад Восточной Европы». Книга о том, что нас изменило и о том, что оставило прежними.

Павел Казарин

Залишити коментар

Ваша електронна адреса не буде опублікована. Обов’язкові поля позначені ( * )

100 годин агресії

100 годин агресії

Сьогодні ми спостерігаємо завершення процесу формування української політичної нації, який спроможний впливати на політичний ландшафт не лише регіону Центральної та…
Под чье влияние попал Зеленский

Под чье влияние попал Зеленский

Нас Зеленский боится больше, чем Путина - потому что Po$$ия конечно варварская империя, а "Путин ё6Hyтый, - но всё это…