Proect Contro
Ви тут:  / Політика / Почему так долго поставляют тяжелое оружие?

Почему так долго поставляют тяжелое оружие?

Все уже не раз и не два слышали о том, что к нам приходит мало тяжелого вооружения или оно идет долго и потому мы не можем… и далее – по списку, который разные авторы предлагают в разных форматах

Причем, некоторые видные блогеры или «эксперты» уже ставят вопрос примерно так: «Мы тут истекаем кровью, а вы что?» Или еще проще: «Хотят ли они нашей победы?» И вот еще вчера, вроде бы вменяемый журналист или эксперт, доходит до рубежа, за которым уже слышен голос Арестовича: «Если Запад нам не поможет, мы развернемся на восток» и вслед за ним – голос Арахамии: «У коммунистической партии Китая и у слуг много общего».

В общем, здесь нет ничего удивительного, поскольку кто-то сломался, а кто-то и раньше был консервой, но не проявлял себя слишком явно и вот время пришло. Ну а отправной точкой для наших исследований и рассуждений стало нечто и вовсе симптоматичное. Выглядит оно примерно так:

Кстати, после моего ответа автору этого замечательного поста, он его закрыл для меня. Хорошо, что закладка была открыта. Это – определенный знак.

Вдумаемся над формулировкой «даже Пионтковский». И тут, оглядываясь по сторонам, вдруг обнаруживаешь такое, что просто жуть берет. Посмотрите на  Лёшу Гончаренко, а вернее – на то, что он рассказывает. Недели три назад я его ютуб канал забанил у себя и не знаю, насколько там что-то изменилось, но пришлось избавиться от этого шлака не так по причине того, что парнишка наизнанку выворачивается в плане пиара, а потому, что какое-то время назад он стал комментатором Гиркина. В общем, для того, чтобы что-то там подчеркнуть, можно и прутина процитировать, но это не должно стать постоянной практикой настолько, чтобы в каждом ролике было вставлено видео Гиркина. Более того, в конце концов, Лёша дошел до того, что почти большая часть его роликов стала иметь вид пояснений того, что рассказал Гиркин. Это стало настолько заметно, что пару раз я ему написал об этом в комментариях, мол: «Может лучше про реактор, про любимый лунный трактор, ведь нельзя же…» Не помогло. Все продолжилось в том же стиле и пришлось попрощаться. Возможно, сейчас у него что-то изменилось, но уже – не интересно.

И что удивительно, не только он постоянно цитирует Стрелкова. Это стало модным и этим пробавляются очень многие проукраинские каналы. Просто у Гончаренко уже какой-то дикий передоз возник. Но не только этого деятеля вот так разбирают на цитаты. Наши ютуб каналы постоянно тянут российских деятелей, как то: Невзорова, Фейгина, Пионтковского и прочую московскую шваль. Оно понятно, что они сейчас спрятали свою имперскость поглубже, поскольку понимают, что за нее скоро будут бить и по случаю – надо бы как-то аккуратно отмыться, а если повезет, то еще и украинский паспорт можно получить, с его безвизом. При этом, там – имперец на имперце. Один – в Литве и Чечне засветился, как имперская дрянь, другой – в Сербии был с оружием в руках, и кого не поскреби, везде окажется одно и тоже. Но вот это «даже Пионтковский» стало триггером для того, чтобы попытаться разобраться в вопросах поставки тяжелых вооружений.

Начнем издалека, поскольку без этого можно упустить цепь логических рассуждений. Наверное, нас читают люди с обширным жизненным опытом и потому большинство имеет навыки обращения со стрелковым оружием, в основном – автоматическим. Это наводит на мысль о том, что всем им пришлось стрелять по мишеням и потому не будет секретом, что в зависимости от расстояние до цели, надо все больше учитывать траекторию полета пули и потому целиться чуть выше. Сколько будет это самое «чуть», в общем известно и зависит от длины ствола и калибра пули.

А теперь усложним ситуацию и представим, что у нас в руках не АК, а более серьезный инструмент, которым мы должны работать по цели на расстоянии 800-1200 метров. Тут наши навыки стрельбы из АК уже не помогут по нескольким очевидным причинам. Если из штурмовой винтовки мы можем за раз отправить три пули в короткой очереди и будем надеяться, что хоть одна, да попадет в цель, то во втором случае, мы должны действовать по принципу «один выстрел – одно попадание», поскольку сам тип оружия предполагает одиночные выстрелы. Это тем более важно, если вы стреляете не по мишени, а по цели в боевых условиях.

И вот в таком случае вы должны учитывать куда больше параметров, для попадания в цель. Самое простое, вы должны точно знать, каким патроном вы работаете. А это значит, какой тип пули, сколько и какого пороха в патроне и так далее. От этого будет зависеть энергия выстрела и скорость полета пули, а раз так, то и траектория ее занижения, в зависимости от расстояния. А ведь пользуясь АК, вы об этом даже не задумывались, вас интересовало только одно, чтобы патроны были нужного калибра и что там с пулей и порохом вам неинтересно.

Но пойдем дальше. При выстреле на длинную дистанцию, на полет пули уже существенно действуют и другие переменные, плюс к гравитации и сопротивлению воздуха, которые вам даже в голову не приходили, например – температура и влажность воздуха, которые влияют на его сопротивление, или вращение Земли, на расстоянии свыше 1,5 км. Есть еще нюансы, ветер, например которые необходимо учитывать, но возьмем только перечисленные выше факторы и представим, сможем ли мы быстро и в условиях войны уложить все это в формулу и вычислить, насколько выше и в сторону от точки попадания должна быть ваша точка прицеливания? Проще говоря, куда вы должны навести прицел так, чтобы в итоге, пуля попала в нужное место? Подозреваю, что вряд ли. Надо выстрелять тысячи патронов, причем – в разных условиях, чтобы отработать навыки, необходимые при такой стрельбе.

Кто-то может сказать о том, что для всех этих расчетов имеется баллистический вычислитель, в который надо ввести данные и он выдаст… а что он выдаст? Скажем честно, многие ли из нас поймут то, что выдаст нам этот вычислитель? Я – не пойму и большинство – тоже? Более того, если кому-то поручить ввести в него исходные данные, чтобы получить результат, мы и этого не сможем сделать. А ведь это – не винтовка, а только вспомогательное оборудование, которым как минимум, надо уметь пользоваться.

Еще надо уметь применить дальномер, настроить прицел, в конце концов, и так далее. И только со временем, ваш глаз обретет нужные кондиции, а в уме вы сможете примерно прикидывать все факторы и находить верную точку прицеливания. Это – крайне важно, поскольку в нужный момент вы можете оказаться без вспомогательного оборудования, а только с винтовкой, прицелом и патронами. Но не понимая того, как в принципе это вычисляется, и главное, какие условия следует учитывать для точной стрельбы, за это дело можно даже не браться, а стрелять из АК теми самыми короткими очередями, а здесь – надо учиться и практиковаться.

Возможно, здесь я что-то излагаю непоследовательно или витиевато, но это необходимо только для того, чтобы стало понятно, что такой стрелок – видит свою цель, и чтобы точно в нее положить пулю, должен иметь знания и навыки их применения, как минимум зная, как обращаться с данным видом оружия и понимая, как работает данный вид боеприпасов. А если к этому добавить еще то, что боеприпасы и вовсе могут сильно отличаться по своим характеристикам и выдают совершенно отличную динамику полета? А если мы не видим цель потому, что она находится на расстоянии в десятки километров? Если мы ведем речь об артиллерийском снаряде или ракете к РСЗО? И если мы понимаем, что вместо пули, стоящей несколько долларов, к цели мы отправляем боеприпас в десятки тысяч долларов стоимостью, то это придает ответственности каждому нашему выстрелу или нет?

И вот тут мы подходим к вопросу о том, что нам не дают тяжелое вооружение. Давайте разбираться в том, что значит «дают» или «не дают»? Что-то можно дать и получить в режиме, чтобы было, но в данном случае, речь не идет о банальном обладании, а о том, чтобы этим оружием эффективно уничтожать противника. Проще говоря, нам надо, чтобы ракета или снаряд, выпущенные из соответствующего оружия, прилетели за 30-40, 70-80 километров и лег точно в цель. Если мы этого не имеем ввиду, то нафига козе баян вообще? То есть, с этим мы разобрались. Тяжелые вооружения нам нужны не для того, чтобы повыпендриваться, а чтобы уничтожать врага.

Кто-то может возразить и сказать о том, что на новые системы переучиваются уже готовые артиллеристы и ракетчики и будет прав, но пока мы это соображением выводим за скобки, чтобы вернуться к нему чуть позже. А пока – идем дальше и вернемся в конец февраля этого года.

Как мы помним, тогда в самой первой волне вооружений, которые нам поставляла Британия и США, были противотанковые, ручные комплексы и в первую очередь – Джавелин. Отличительной особенностью именно этого комплекса была максимальная простота его применения. То есть, обучение работы с системой, которая действует по принципу «выстрелил и забыл», можно провести в сжатые сроки и без ущерба для результативности его применения. Проще говоря, оператору надо запомнить последовательность действий, которые необходимо выполнить при подготовке комплекса к применению. Дальше – самый минимум. Оператор видит цель, ему надо только прицелиться, до захвата целью головкой самонаведения, и выстрелить. На том – все. Ракета отработает самостоятельно и ее не нужно сопровождать до цели системой ручного наведения.


В свое время Пентагон заказал именно такое исполнение ПТРК по причине того, что в тяжелых условиях, надо будет очень быстро готовить операторов для их применения. То же самое и с ПЗРК Стингер, которыми в Афгане аборигены подавили совковую авиацию почти в ноль. Совок создал некое подобие Стингера и потому обучение работе с этим комплексом тоже сводится к последовательности действий при подготовке к стрельбе. Ракета наводится самостоятельно и не требует от оператора познаний в математике, физике, аэродинамике и прочем.

Именно потому, что в первой волне оружия были системы, которые требуют часы, а не дни, недели и месяцы для обучения, мы смогли очень быстро и эффективно пустить их в дело и сейчас бойцы отзываются об этих системах в превосходной степени. Они считают оскорблением сравнивать все их, от американских до шведских, немецких или испанских. Об этом лично писали нам те, кто своими руками работал с этим оружием, и особо они подчеркивали простоту перехода с РПГ и прочего на такое оружие.

Но с тяжелыми системами вооружений этот номер не проходит. Здесь надо учиться работать с техникой, с которой армии стран Запада работают уже давно, а мы остановились на оружии позднего совка, где с помощью кувалды и какой-то матери все начинало стрелять как миленькое. За это время передовые армии ушли настолько далеко, что о переучивании нет речи, надо учиться управлять новыми системами, которые в итоге, дают ту самую точность, которая и отличает их от хлама, который был у нас и чем пользуется агрессор. Тут уже трудно сказать, помогают или мешают навыки, полученные для работы с совковым оружием.

И тут обратимся еще к одному важному моменту, которого просто не было у нас как такового – процедура или протокол. Кто не в курсе, наших врачей в Штатах заставляют переучиваться, чтобы получить лицензию. Дело в том, что там вся медицина основана на протоколах, от которых ни влево, ни вправо отступать нельзя, поскольку за самодеятельность может поплатиться как сам врач, так и его клиника. То есть, есть утвержденная методика лечения того или иного заболевания и врач не отклонится от нее ни на шаг, ни по номенклатуре препаратов, ни по процедурам ни по последовательности действий. Это потому, что лечение покрывается страховка, а страховые компании имеют своих агентов и адвокатов, которые порвут в хлам любую клинику, если там займутся художественной самодеятельностью и отклонятся от утвержденного протокола действий.

Примерно те же принципы и у военных. Каждый командир взвода или роты точно знает о том, через сколько минут он получит артиллерийскую или авиационную поддержку, в случае необходимости. Ему даже в голову не прийдет, что его подразделение всунут в драку без таковой. И потому он знает, что (условно) через 5 минут после запроса, сюда прилетят вертушки или самолеты, и выжгут все то, что он укажет и наоборот, он знает, что если нет пятиминутной готовности огневой поддержки, его никто не двинет вперед. То же самое и об условиях эвакуации. Он точно знает, сколько ему нужно продержаться до момента эвакуации, если что-то пошло не так.

Это всем известно и планирование боевой операции выстраивается именно таким образом, чтобы все действовало в определенном ключе и так, как это предписано их боевым уставом. То есть совет «держитесь до последнего» очень пахнет трибуналом для того, кто отдаст такой приказ. Все это знают, понимают и на этом выстроена перекрестная ответственность командиров любого звена и вот так, неотвратимо работает американская военная машина.

Пример этот приведен по одной простой причине, американские военные насквозь пропитаны этими процедурами и им даже в голову не прийдет, что может их сдвинут с этой парадигмы. Но в поле этих процедур лежит и подготовка личного состава для овладения той или иной системой вооружений. Я не могу знать наверняка, но примерно нарисую такую картину. Например, курс обучения расчета для стрельбы из гаубицы М777 составляет 100 академических часов и при этом, расчет должен совершить не менее 30 выстрелов разными типами боеприпасов, на разные расстояния и в разных условиях. Плюс к тому – взаимодействие с наводчиками и тренаж по развертыванию и свертыванию огневых позиций.

То есть, американцы, поставляя нам конкретную систему вооружений, говорят о том, что в таком случае, для поставки 100 гаубиц надо подготовить 110-120 расчетов, на случай убытия личного состава, по разным причинам. Положим, что на каждую гаубицу – 5 человек расчета. И вот мы получаем уже 600 человек, которые требуют этого обучения. Берем 100 академических часов и получаем 20 дней, а с теорией – месяц обучения. А мы хотим больше, правда? Нам нужно хотя бы три сотни гаубиц? Тогда умножаем это на три. Мы себе представляем возможности американского персонала для обучения? Сколько за раз они могут взять в оборот?

Хорошо, допускаем, что они подготовят группу инструкторов и уже те будет обучать дальше или совместно с американцами и дело пойдет быстрее. Но у нас идет война, а блогеры и эксперты уже воем воют и кричат о том, что «нам не поставляют». Наши военные говорят американцам о том, что наши военные будут круглосуточно учиться, но надо чтобы все ускорилось. Американцы выпадают в осадок, поскольку не понимают, как они могут переступить протокол подготовки. В конце концов, им дают добро действовать быстрее, чем это принято в Штатах, но на месте это понимают так, что надо создать новый, ускоренный протокол, по которому будут готовиться остальные…

В комментариях поправьте, если я что-то упустил. Но мы опять возвращаемся к тому, что нам нужно, ехать или шашечки? В смысле, чтобы нам передали и оно где-то стояло, ожидая прилета ракет или чтобы работало на передке? Второе? Значит смотрим на то, когда и сколько будет подготовлено расчетов, тогда и столько единиц пересечет границу Украины, чтобы оружие попало в те руки, которые им будут нянчить врага. То же самое и о системах Хаймарс, которые спрятать на территории Украины с тем количеством кротов, которые пришли с зеленью, еще сложнее, а срок обучения, наверное, еще длиннее, поскольку ничего подобного у нас не было в принципе.

И не стоит забывать еще один, крайне важный момент, который всегда упускается в танцах о «не поставили». Мы же ведем речь о высокоточных системах дальнего боя? А это значит, что эту самую точность надо обеспечить не просто целеуказанием, а таким, которое необходимо именно этим системам, чтобы это был Хаймарс, а не Град М777, а не Д-30. Кто-то задавал себе вопрос о том, каким образом будет решаться этот вопрос и не нужны ли для этого какие-то особенные средства? Есть подозрения, что некоторые птички, о которых мы писали ранее, как раз и обеспечивают нужную точность на расстоянии 80 км и наверное, там людей тоже надо учить, поскольку это не «квадрик» и даже не Байрактар.

Заметим, партнеры выделили десятки миллиардов долларов на финансирование нам этой помощи, нам поставляют сами эти системы, организовывают курсы ускоренной подготовки специалистов, выстраивают обеспечение нужного наведения, допиливают нам нашу же архаичную логистику,на нашей территории, и тут поднимается некто Пионтковский, и вытирая свои слюни рассказывает о том, что американцы не то, что-то делают и что от них никто не ожидал, что они вот так…

А никто не задавал себе простого вопроса о том, почему Пионтковские вообще лезут в наши дела? Вся эта шобла не смогла в своей стране сделать хотя бы приблизительно цивилизованной системы, а теперь как клопы, падают в наше информационное пространство, чтобы учить нас жизни! Я допускаю, что вот эти Невзоровы, Пионтковские, Фейгины и почий непотреб могут рассказывать о том, что делается в их помойной федерации. Но к нам-то чего они прутся с видом учителей? Все же помнят знаменитую мудрость о том, что тот, кто закончил ВУЗ и не смог найти применение диплому, пошел преподавать. Так и они. Свою страну превратили в зловонную клоаку, а теперь, с видом экспертов, что-то такое критичное нам рассказывают и потихоньку сыплют песочек на американцев, которые дают нам беспрецедентную поддержку. А не пошли бы все они вслед за их военным кораблем?

Последний момент, который следует учесть и дать ему вменяемую оценку. Как мы видим, даже в ускоренном варианте подготовки, курсы для расчетов тяжелого вооружения занимают недели и возможно – больше месяца. Как мы видим, в ряде случаев, подготовку наших специалистов разрешали проводить еще до того, как были утверждены поставки вооружений. То есть, в принципе – можно было готовить инструкторов задолго до того, как встал вопрос о поставках. Когда можно было начинать?

На наш взгляд – с ноября прошлого года, когда американцы впервые и четко предупредили о том, что миграционный кризис в Польше является прикрытием для развертывания войск на границах Украины. Но этого не было сделано ни в ноябре, ни в декабре, ни… в общем, только сейчас этот процесс пошел полным ходом. А теперь пускай каждый сам себе даст ответ на тот вопрос, который сейчас вываливается даже из утюга: «Ну почему нам так медленно поставляют тяжелое оружие?» А мы, не очень культурно, ответим вопросом на вопрос: «А вы кого об этом спрашиваете?»

Anti-colorados

Залишити коментар

Ваша електронна адреса не буде опублікована. Обов’язкові поля позначені ( * )

Вселенський патріарх Варфоломій: Я не піддаюся тиску

Вселенський патріарх Варфоломій: Я не піддаюся тиску

Передача Київської митрополії під владу Московського патріархату за правління Константинопольського патріарха Діонісія IV в останній чверті XVII століття була здійснена…
Почему художники неправильно рисуют внешность динозавров?

Почему художники неправильно рисуют внешность динозавров?

Слон, зебра и носорог - так бы их изобразили голливудские художники