Proect Contro
Ви тут:  / Аналітика / Мы наступаем

Мы наступаем

Ну, что, в связи с нашими наступлениями на Херсонском и Харьковском направлении, можно отметить сразу несколько вещей

У россиян рухнул последний миф — украинцы хороши в обороне, но не могут в оперативного уровня наступления. Потому, что шаровары, чубы, вот это всё — настоящий имперец всегда немного расист. И тут вдруг прилетело за 2 суток на 50 км. прорыв в глубину, десятки пленных, забитые колонны снабжения, расстрелянные из засады РСЗО «ГРАД», захваченные штабы с подполковниками.  Можно представить как посыпался противник, если нам досталось 4 САУ, ЗРК «Бук», РЛС «Зоопарк»  и комплекс РЭБ в состоянии «муха не сидела»? Как чемпион мира по бегу наступил на тапки.

Что было особенно больно для российского мифотворчества,  эти территории у Изюма и Балаклеи брали неделями; были места где сбитые российские самолеты, лежали на догорающих российский вертолетах; высотку с памятником  штурмовали тяжело и кроваво, убивались насмерть у переправ, а коллапсировало все  за 48 часов.

Плюс  Украина сильно набрала в плане OPSEC — информационной безопасности операций. Многие имеют связь с наступающими бригадами, слухи циркулируют, в мессенджерах и телефонах было крайне жарко. Но и в первые часы, когда саперы не везде проделали удачно ходы, установки разминирования,  отработали не прямо, чтобы на пять и были траблы со связью, взаимодействием (как оно и обычно случается в крупных замесах), было максимально тихо. И  когда пошли успехи (Балаклея окончательно приехала не 8 сентября и да успехи за Ингульцом  были не вчера) все тоже дружно поймали тишину.

И причем такую, что протекали только редкие фотки в телеге и твиттере, с непонятными намеками. Еще недавно свидетели зрады и перемоги мгновенно бы слились в единую жаба гадюку, заработали бы альтернативные генштабы, но полгода полномасштабной войны все же кое чему научили украинское общество. И это не может не радовать.

Конечно, если с мая месяца британцы обещают готовить по 10 тысяч украинских бойцов каждые 120 дней, передаются сотни М113 и французских бронемашин, а на фронте все это фиксировалось в следовых количествах, то где-то оно должно всплыть, россияне понимали.

Но то, что ВСУ накопили ударные группировки, заставили противника выдвинуть в Херсонскую область под высокоточные ракеты и сквозь разбитые мосты резервы, две недели обрабатывали его тылы и артерии снабжения, а потом смогли ударить сразу на двух направлениях —стало реально сюрпризом для врага.

По понятным причинам увязших в боях в предместьях по  линии Северск-Соледар, ни от Донецка, ни тем более переправившиеся на Правобережье части, вытащить  было нельзя. И пришлось закрывать линию СОБР, частникам из «Редутов», которые не знают фамилию командира, мобилизованными из Луганска, что спали и видели как героически умереть за городской совет Балаклеи.

А ВДВ с танкистами страдали вечной болезнью ВС РФ — ротами по 47  человек состава,  часть из которых выбыла, тащит наряды по самообеспечению, водители машин и управление. И когда начинается контактный пехотный бой с обилием третьего поколения ПТРК и война патрулей в зеленке вокруг опорников, они физически не могут держать протяженные пространства, сыпятся, отходят. Вся подбитая и сломанная техника  остается в наших руках, оборона быстро коллапсирует, отсюда танки убегающие от ССО и десятки пленных.


Что характерно — никаких многочасовых артподготовок, перепаханных снарядами полей, разбитых в щебенку городов. До 200 пораженных складов, тыловых баз, сборных пунктов аварийной техники, узлов связи и РЛС на обеих направлениях было, а вагонов снарядов, как россиянам прогрызть  пару километров  в Песках не понадобилось. На востоке штурмом вскрыли линию опорников, продвинулись к Балаклее — зашли с запада и северо запада, и от арсенала, и от пригородов. 80-ка вошла в застройку, 92-ая взяла штурмом Волохов Яр. В прорыв вошла легкая пехота, ССО, ДШВ — «кавалерия» по западной терминологии, на пикапах, бронемашинах, «Хамви».

Атаковали огнем  с колес, натыкаясь на сопротивление обтекали его по проселочным дорогам, у посадок и полями, выставляя заслоны. Позже подтягивались мех части, ТРО, операторы дронов поднимали комфортно птиц и не боясь прилета. Потому, что кретины из ВС РФ подтянули артиллерию и РСЗО  к самой Балаклее и когда все посыпалось, артиллеристы были частично уничтожены, частично захвачены и рассеяны.

Без поддержки арты в изоляции, россияне внезапно не стали устраивать Сталинград, а попытались выходить, попадая под огонь ВСУ. Все здания администраций, а это прочные капитальные высокие строения,с подвалами и толстыми стенами, идеально подходящие для обороны, стоят целыми — россияне идеально повторили подвиг дедов у Изюма прошлой войны.

Резервы противника  также пускались в бой с марша, раздерганные на направления многочисленных прорывов наших мобильных групп и ССО — в итоге в полях размотали «Вагнеров», Рос Гвардию, несколько механизированных колонн, ВДВ.  Расстреливали в тумане войны из засад, громили во встречном бою, спешивали и перемешивали артиллерий. После падения Балаклеи, Шевченково, западной части Купянска и Сеньково, на карман начали давить с фронта от Лимана.

На юге  тоже не держались как спартанцы — без крупного железнодорожного узла в Купянске, снабжать всю эту группировку, в кармане зажатую между наступающими и водохранилищем, было делом гиблым и вопросом времени.  Тем более, большая часть тылов, управления и снабжения находилась вне зоны нашей арты у горловины выступа, естественно они стали на тапки. А без снабжения и поддержки   с возимым комплектом долго не посидишь.

Оборона противника коллапсировала на протяженном фронте в 80 км. Захваченные БТР, танки  и БМП  ротами, командно-штабные машины, узлы связи со всем фаршем, ЗРК и «Шилки» — нам достались богатые трофеи. Множество пленных и это число растет из-за сдачи разгромленных, потеряшек и  блокированных.

Группировка противника пытавшаяся выйти на Барвенково, осаждать Славянск и Краматорск, угрожать востоку от Харькова, частью отброшена, частью разгромлена, и в следующем раунде еще многие недели будет восстанавливать боеспособность. Коллаборанты и пособники оккупантов бегут к границе, там сейчас картина классической паники — колонны навьюченных ворованным скарбом любителей русского мира.

Вечная память павшим за освобождение родины. Тем,  кто сегодня рыдает от счастья на улицах освобожденных поселков и пытается кормить наших бойцов своей  нехитрой снедью  — мы вернулись. На наших глазах творится история. Все еще не закончено, но после месяцев тяжелой оборонительной операции — крайне важная и оперативно, и психологически, победа.

Кирилл Данильченко

Залишити коментар

Ваша електронна адреса не буде опублікована. Обов’язкові поля позначені ( * )